ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она собиралась жить в гостинице, другого выбора у нее не было, но прежде ей надо поговорить с герцогом.Особняк Сент-Джорджей, Рутерфорд Хауз, настоящий дворец высотой в четыре этажа располагался на Белграв-сквер. Построенный Робертом Смитсоном из бледно-бежевого камня еще во времена Елизаветы, он стал архитектурным памятником, так как с тех пор ни разу не перестраивался. Величественное здание венчал центральный купол высотою в пятьдесят футов, а по бокам особняк украшали купола поменьше.— Миледи, пожалуйста, объясните, что произошло? — Допытывалась Белла.Анна повернулась к горничной, но не могла вымолвить ни слова.— Потом расскажу, — наконец еле выдавала она.Белла закрыла лицо руками.— О-о, миледи…Анна кивнула слуге, чтобы он открыл дверцу. Два ливрейных лакея помогли Анне и Белле сгуститься на тротуар и проводили их к широкой каменной лестнице , насчитывающей семьдесят три ступени, которая вела к огромным черным парадным дверям особняка. На каждой створке сверкал золотой крест Рутерфордов, размером не меньше самой Анны. В этот момент на пороге появился дворецкий.— Миледи… — Он поклонился, затем отступил в сторону, так чтобы Анна могла пройти в холл с полом из белого с золотыми прожилками мрамора, бело-золотыми стенами и очень высоким позолоченным куполовидным потолком.— Его светлость сейчас отсутствует. Разрешите принести вам в гостиную прохладительные напитки.— Спасибо, Калдвел, я подожду, — Анне удалось ответить и при этом не расплакаться.— Разумеется, миледи. — Умудренный опытом слуга даже не моргнул.— Приготовьте комнату для ее милости, — попросила Белла. — Миледи нездоровится, и я думаю, ей надо отдохнуть.— Не послать ли за врачом? — встревожился Калдвел.— Да. — Белла в волнении заломила руки.— Нет, — оборвала ее Анна. — Нет, я не могу… Я не останусь здесь.— Миледи, — запротестовала Белла, — но куда же мы пойдем?Анна и сама этого толком не знала — она убегала в такой спешке, что даже не взяла карманных денег, но надеялась, что долговой расписки будет достаточно, чтобы снять комнаты. Однако она плохо знала Лондон и не представляла, в какую гостиницу можно пойти. Анна глубоко вздохнула.— Калдвел, вы не знаете гостиницы, подходящей для нас с Беллой?Калдвел вмиг потерял свою сдержанность.— Прошу прощения, миледи?— Гостиница, — с усилием повторила Анна.Слуга немного пришел в себя.— Кавендиш-отель пользуется хорошей репутацией, по крайней мере мне так говорили.Анна кивнула и отвернулась, чтобы скрыть слезы, затем последовала за Калдвелом в гостиную. Она подошла к окну и остановилась, глядя на улицу, хотя на самом деле из-за подступивших слез не видела ничего.Калдвел принес поднос с чаем и печеньем, но Анна отказалась есть, не обращая внимания на попытки Беллы усадить ее или заставить подняться наверх и отдохнуть. Наконец она увидела подъезжающую к дому карету герцога, запряженную шестеркой белых лошадей.В гостиную вошел герцог Рутерфорд.— Анна? Что случилось? Калдвел сказал, что ты больна.Сильный нервный спазм помешал Анне ответить.— Анна?— Я думала, что вы мой друг, — с трудом проговорила она.— Так оно и есть, и я люблю тебя как родную дочь,— Не надо!— Боже мой, Анна, что произошло? — недоуменно переспросил старый герцог.По ее щекам текли слезы.— Анна, в чем дело? Где Доминик?Анна вскрикнула, сжимая кулаки, и разрыдалась. Рутерфорд быстро подошел к ней и обнял, успокаивая и укачивая словно маленького ребенка. А Анна все плакала и плакала… пока на смену отчаянию не пришел гнев.— Будь проклят ваш Доминик, — всхлипнула она, ударяя герцога кулаками в грудь.Его глаза расширились.— Будь проклят Доминик! — закричала Анна, снова замахиваясь на него.Рутерфорд схватил ее за запястья.— Может быть, ты наконец объяснишь, что случилось?Анну бил озноб; она смотрела на Рутерфорда, а видела своего мужа, который любил ее, дразнил, очаровывал с таким дьявольским тщанием — и все лишь для того, чтобы сохранить за собой Уэверли Холл! Затем она вспомнила, что именно герцог составил ту проклятую дарственную.— Вы! — крикнула она. — Вы виноваты не меньше, чем он!Рутерфорд осторожно отпустил ее руки.— С чего ты это взяла?— Я все знаю про условия наследования.— А-а… понимаю.— Я никогда не прощу вас — и я никогда не прощу его!Мгновение они молча смотрели друг на друга.— Я сделал это ради тебя, Анна. И ради будущего внука.— Не-ет! — Смех Анны был горьким. — Вы сделали это ради герцогского титула. Вы сделали это для себя. Вы сделали это, чтобы быть уверенным, что у Дома появится наследник. Будьте вы прокляты!Герцог замер.— Я очень люблю тебя, Анна, так же сильно, как Доминика, и я хочу, чтобы вы были счастливы вместе, — тихо сказал он.— Счастливы? Дом и я?! — Анна истерически рассмеялась. — Это невозможно, особенно сейчас! Да вы даже не знаете, что такое любовь!— Ты ошибаешься. — В глазах старика появилась боль.— Если бы вы любили меня, то никогда не стали бы использовать в своих целях, а если бы вы любили Дома… — Она остановилась.— Я люблю Доминика и хочу, чтобы он нашел счастье в браке и у него были бы дети. Законные дети — твои дети. И… я на самом деле люблю тебя, Анна, ведь ты… племянница Сары.Анна вспомнила прохладный осенний день через несколько месяцев после приезда в Хантинг Уэй. Тогда ей исполнилось одиннадцать; она чувствовала себя страшно одинокой и подавленной… Анна помнила высокого джентльмена, вызвавшего ее к себе в тот самый день; он спрашивал у девочки, чем может помочь ей.— Я верю, что Дом любит тебя, — сказал герцог.Анна мгновенно вернулась к реальности.— Да, кое-что он действительно любит, и это — Уэверли Холл.— Ты несправедлива к нему, Анна.— Остановитесь! — Анна подняла руки, словно защищаясь. — Не смейте говорить об этом! Это вы несправедливы.— Не могу с тобой согласиться, — очень серьезно проговорил Рутерфорд. — Анна, ты сильно расстроена, и не без оснований, но через некоторое время ты успокоишься. Надеюсь, к тому моменту ты поймешь, что я не сделал ничего ужасного. Я имею право желать правнука, и более того, я не думаю, что интерес Дома к тебе как-то связан с Уэверли Холл. Разве не прекрасно вы провели время в Шотландии? Разве вы не помирились там и не поняли, как великолепно подходите друг другу?В ее глазах вновь блеснули слезы, но гнев не утих.— Да, так и было. Может быть, я даже забеременела там. Вы счастливы? Еще бы! Дом получит наследника, герцогство спасено, большего и желать не надо! Ну и пусть он забирает Уэверли Холл — мне он не нужен!— Анна, ты же разумная женщина! И ты любишь Дома. Надеюсь, все скоро уладится, а пока живи в этом доме как в своем собственном.— Я здесь не останусь.— О чем ты говоришь?— Я поеду в Кавендиш-отель. — Анна пожала плечами.— Я не допущу этого. Анна… я знаю, ты обижена, но поселиться в гостинице — значит сообщить всему городу о вашей ссоре. Это вызовет ужасный скандал.Анна глубоко вздохнула. Да, герцог прав. Она не может вернуться в Уэверли Холл — теперь это уже вопрос принципа, и не может уехать ни в одно из поместий Дома. Эдна не позволит ей жить в Хантинг Уэй, а Уэверли Хауз в Лондоне по завещанию Филипа принадлежит сейчас Мэтью Файрхавену. У нее нет выбора.— Хорошо.Рутерфорд облегченно вздохнул.— Я бы хотел поговорить с тобой сегодня вечером, после того как в твоей головке улягутся все события сегодняшнего дня.— Нам не о чем говорить.— Анна… — Герцог огорченно нахмурился. — Я действительно люблю тебя…Анна промолчала и обхватила руками плечи, пережидая еще одну волну душевной боли. Когда Рутерфорд вышел, она в изнеможении села.И только тогда, случайно повернув голову, Анна увидела стоящую в дальнем углу гостиной Беллу.— О миледи, — прошептала Белла.— Не волнуйся, все в порядке, — солгала Анна.Белла подбежала к ней и сделала немыслимое — обняла хозяйку.— Спасибо, Белла, — хрипло прошептала Анна.— Что я могу сделать для вас, миледи?— Не знаю, надо подумать. — Анна говорила сама с собой. — Мне нужен адвокат: я откажусь от владения Уэверли Холл.— О миледи, все так любят вас, и, простите меня за откровенность, вы тоже любите тот дом и прислугу.У Анны заныло сердце.— Неважно. Уэверли Холл принадлежит Дому, и если даже не найдется возможности официально передать ему поместье, он может управлять им в мое отсутствие.— Что вы собираетесь сделать? — испуганно спросила Белла.— Найду квартиру в Лондоне. Мой брак больше не существует.— Вы же не думаете о… разводе? — Глаза Беллы расширились от ужаса.— Я никогда не разрушу семью разводом! Кроме того… — глаза Анны увлажнились, — возможно, я беременна.Анна коснулась своего плоского живота. Если она носит ребенка, то будет только счастлива, потому что любит детей. Если же нет — останется в одиночестве, так как отныне они с Домом будут жить каждый своей собственной жизнью. Анна поклялась себе, что Дом больше не прикоснется к ней.Анна потерла глаза руками. Невероятно, но она все еще любит Дома, этого безжалостного, бессердечного обманщика!— Миледи, что я могу сделать для вас? — снова прошептала Белла.Анна вздохнула. Ей не следует забывать и о том, что среди ее знакомых притаился враг.— Белла, ты помнишь тот несчастный случай, когда я упала с лошади? И то погнутое стремя в моем чемодане.Белла кивнула.— Это не было случайностью, Белла. Кто-то пытался испугать меня или причинить мне вред. — И Анна рас сказала своей служанке о других «несчастных» случаях?— Боже мой! — сказала Белла, губы ее дрожали. — Вам нужно вернуться к мужу! Неважно, что он сделал!— Нет, никогда! — Анна встала, с силой вцепившись руками в спинку стула. — Возвращайся в Уэверли Холл. Я пошлю с тобой две записки. Одну для Вилли: я должна узнать, кто заходил на конюшню в тот день. Белла кивнула.— А другую?— Другую для Патрика. — Анна почувствовала скрытое неодобрение Беллы. — Он мой друг и нужен мне сейчас, — добавила она, словно оправдываясь.— Это нехорошо, — пробормотала служанка. — Вы должны обратиться к его светлости.— Белла! — оборвала ее Анна. — Не смей ничего говорить маркизу! Ты меня поняла? — Белла промолчала. — Иначе я выгоню тебя! — В этот момент Анна верила своим словам. — Разве ты не поняла? Дом предал меня.
— Куда она поехала?— Не знаю, милорд. Миледи ничего не сказала, — ответил Беннет.Дом расхаживал по библиотеке. Выражение его лица было суровым, перед глазами все время стояло бледное лицо Анны в окне кареты. Неужели она не слышала, как он кричал? Черт побери, куда она отправилась?— Не понимаю, — в конце концов сказал он вслух, приглаживая волосы. — Она уехала в полдень, а сейчас, проклятие, уже ночь. — Похоже, она не собирается возвращаться.Дома терзали мрачные предчувствия. Анна не могла бросить его! Если бы она решила положить конец их отношениям, все, что ей требовалось, это напомнить о том Дурацком соглашении и попросить его самого покинуть Уэверли Холл.— Милорд, я уверен, миледи решила заночевать в гостях, но забыла предупредить вас, — попытался успокоить его Беннет. Однако лицо дворецкого было полно тревоги — он явно не верил собственным словам.— Анна слишком ответственный человек, чтобы не предупредить о своей поездке, — хрипло проговорил Дом. — Мне это совсем не нравится. Проклятие, Беннет, она не вернется! — Сжав кулаки, Дом ходил из угла в угол.— Милорд… — начал Беннет.Дом поднял голову.— Да? Говори.
— Леди Анна влюблена в вас; это чувство зародилось давно, еще в тот день, когда она впервые оказалась в Хантинг Уэй, вы в то время были подростком. Она вернется. Просто, видимо, ее ожидала встреча, о которой она забыла рассказать вам.— Спасибо, Беннет. — Дом выдавил улыбку.— Вы успокоились?— Да, — солгал Дом.— Вы не хотели бы поужинать?— Нет. Ты свободен, Беннет, и передай Веригу, что он может идти спать.— Спокойной ночи, сэр.Когда Беннет вышел, Дом обессиленно опустился в кресло. Случилось что-то ужасное…Через несколько минут в дверях библиотеки снова появился дворецкий; он держал в руках письмо с печатью герцога Рутерфорда.— Его светлость прислал гонца… — начал Беннет.Жестом прервав его. Дом схватил конверт и быстро вскрыл его.
«Дом, твоя жена находится сейчас в Рутерфорд Хауз. Она узнала все об условиях дарственной. Думаю. тебе стоит выждать несколько дней, прежде чем приехать за ней. Твой дедушка».
Дом смотрел на листок бумаги, пока буквы не стали расплываться у него перед глазами, затем скомкал его и щвырнул в камин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...