ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Неужели?Как уверенно он держится! Еще бы, со злостью подумала Анна, ему ведь довелось бывать в спальных комнатах множества женщин, в то время как в мою до сих пор не входил ни один мужчина.— Да, я возражаю.Их взгляды встретились.— Твое возражение отклоняется, — спокойно возразил он.— Но это мой дом.— Не спорь со мной, Анна.— Хорошо, я буду рада разделить его с тобой.Он долго смотрел на Анну, очевидно сомневаясь в искренности последней фразы. Его взгляд скользнул по ее телу, и Анне показалось, что она абсолютно нагая. Наконец Дом отвернулся.— У тебя здесь маловато вещей.— Я простая женщина, и мне немного нужно.В глазах Доминика появилась усмешка.— Стольким женщинам «немного нужно», но у них такое количество вещей, что они не знают, что с ними делать! — Он снова оглядел комнату, которая из-за отсутствия хлама казалось почти пустой. Вот только цветов здесь было много, цветов из их сада: везде стояли розы, лилии, гиацинты. Доминик демонстративно втянул носом воздух.— Меня не удивляют твои познания: ты ведь был знаком с таким количеством женщин, — услышала Анна свой голос.— Мы снова возвращаемся к этой скучной теме? — засмеялся он. — Анна, ты как-то странно озабочена моей личной жизнью.Анна покраснела.— Вовсе нет, — поспешно ответила она и пожалела, что это прозвучало слишком взволнованно.— Приказать Беннету подать ужин в спальню? — с улыбкой спросил он.— Нет! — в ужасе воскликнула Анна.— Подозреваю, что ты хочешь отказать мне. — Улыбка исчезла с его лица. — Я говорю серьезно, Анна. Ей не нравился его тон.— Я тоже.— Женщинам разрешается менять мнение. — Он медленно направился к ней. Анну вдруг охватила такая слабость, что она не могла сделать ни шага. Он замер в дюйме от нее. — Я остаюсь здесь и хочу начать все сначала. — Он коснулся ее пальцев, все еще сжимающих у горла ворот халата. — Сейчас самое время, чтобы все начать заново, — прошептал он и лукаво улыбнулся.— Для тебя, — выдавила Анна, не в силах оторвать от него взгляд. — Но не для меня. Пожалуйста, уйди. Я хочу спать.Она тут же пожалела о своих словах. Дом перевел взгляд на кровать под балдахином, и его глаза сверкнули.— Пожалуй, эта идея еще лучше, чем просто поужинать вдвоем.— Я собираюсь спать одна, — сквозь зубы процедила Анна.Вместо ответа Доминик притянул к себе ее руки. Ворот халата распахнулся, открывая белоснежную кожу. Дом поднес руку Анны к губам и поцеловал сначала один палец, потом другой…Анна еле слышно вскрикнула и бросилась в другой конец комнаты, страшась приятного тепла, вспыхнувшего в ее теле.— Оставь меня! Я не хочу тебя! Хватит, Дом, хватит…— Этого вряд ли хватит, Анна, и ты это понимаешь не хуже меня.Она потрясла головой.— Зачем ты это делаешь? Зачем ты преследуешь меня? Что ты хочешь? — воскликнула она. — Почему ты решил остаться?!— Может, потому, что забыл, как удивительно мы подходим друг другу? Теперь, когда я вернулся, мне это стало совершенно ясно.— Мы не подходим друг другу. Абсолютно не подходим.— Доказать тебе, что ты ошибаешься?Она сделала шаг назад.— Я изменилась. Я теперь женщина, слишком опытная для тех чувств, которые ты надеешься пробудить во мне.— Не напоминай мне о своем опыте, Анна, — мрачно изрек он.— Опять ты неправильно меня понял. Мы с Патриком не любовники. Я просто имела в виду, что благодаря тебе я перестала быть невинной девушкой. Ты растоптал последнюю из моих детских иллюзий. Ты заставил меня повзрослеть, Дом.— Насколько помнится, — и ты сама это прекрасно знаешь, — я тогда не лишил тебя невинности, — холодно возразил он.Анна не сразу поняла, о чем он говорит. Потом густо покраснела.— Я говорю в широком смысле этого слова. Я уже дважды извинился перед тобой, Анна. Согласен, я вел себя, как подонок: мне не следовало уезжать. Но где твоя христианская душа? Твой моральный и религиозный долг — простить меня…Анна молчала.— Интересно, что ты сделаешь, если я упаду перед тобой на колени и буду молить о прощении?— Не будешь.— Да, гордость не позволит.Анна почувствовала облегчение. Ей очень трудно было отказать ему, а произнести слова прощения… В конце концов, это только слова. Но в сердце у нее прощения не было и не будет. Никогда.— Ты загадочная женщина, Анна. Я совершенно околдован. — Дом улыбнулся. — Полагаю, мне нечего волноваться из-за того, что Патрик проявлял к тебе интерес. Теперь, когда я вернулся, он, несомненно, найдет новый объект внимания.Дом медленно подошел к ней. Их колени соприкоснулись. Глаза Анны широко раскрылись, спина напряглась, кулаки сжались.— Мне кажется, ты все еще любишь меня, Анна.— Нет, — почти беззвучно ответила она.— Да. — Он призывно улыбнулся. — Проверим мое предположение?Она отрицательно покачала головой, но слишком поздно. Неожиданно он наклонился, и Анна, попятившись, уперлась спиной в стену. Быстро выпрямившись, Дом схватил ее за руки и прижал их к стене по обеим сторонам ее лица. Анна оказалась в ловушке.— Думаю, ты хочешь меня не меньше, чем я тебя, — прошептал он.— Не делай этого.— Я не сделаю ничего, чего ты не захочешь, чтобы я сделал, — пообещал он, не отрывая взгляда от ее губ. — Я уже знаю вкус твоего поцелуя, Анна. Я хочу еще один.— Нет, — задыхаясь, произнесла она. Их глаза на мгновение встретились. Он наклонился, но в последний момент Анна успела повернуть голову набок. Поцелуй пришелся в щеку.— Хватит. Хватит, — стараясь оттолкнуть его руки, хрипло пробормотала она. Сквозь шелковый халат и панталоны Анна чувствовала тепло его ног. Она находилась на краю пропасти и знала об этом. Если он сейчас не уйдет, она может отдаться ему… и, возможно, не только телом. — Я не могу!Продолжая держать ее руки. Дом поднял голову.— Что мне сделать, Анна? Я вернулся. Я извинился. Я хочу, чтобы ты стала моей женой не только на словах. Я буду неплохим мужем. Я надежный мужчина. Что мне еще сделать?— Ничего. Когда-то я хотела тебя больше всего на свете, но теперь я стала старше и мудрее. — И, к ужасу Анны, у нее из глаз брызнули слезы.— Понятно. Чего бы я ни хотел, что бы ни говорил, что бы ни обещал и ни делал, ты не дашь мне второго шанса.Анна беззвучно плакала, не в силах вымолвить даже короткое «нет».— Знаешь, Анна, — сказал он, немного помолчав. — Между нами существует какое-то странное притяжение. Это может быть началом, если ты… м-м, так сказать, дашь волю своей природе.Его слова взбесили Анну.— Я не одна из твоих проституток! — гневно бросила она.— Да уж, — согласился он. — Ты скорее ведешь себя, как перепуганная девственница.Дом явно хотел оскорбить ее, и у него это получилось. Анна готова была его убить.— Сейчас же убирайся вон!Дом опустил руки.— Хорошо. После службы в армии я отлично знаю, когда следует отступить, — холодно произнес он. — Я не упорствую там, где меня не хотят.— Вот и отлично, — подхватила Анна, злясь не только на него, но и на себя.— Только идиот может ждать приглашения, которого ему никогда не сделают, — промолвил Дом, направляясь к двери.— Или джентльмен, — бросила ему вслед Анна, — каковым ты, к сожалению, не являешься!На пороге комнаты он обернулся.— Ты что, хочешь объявить мне войну?— Да, хочу, — воскликнула она. — Пожалуйста, выйди вон!— Выйду. Но не раньше, чем ты ответишь на один вопрос: Патрик был твоим любовником?Анне страстно хотелось чем-нибудь запустить в него, но в комнате не было ничего подходящего, кроме вазы с цветами. О-о, как было бы здорово… Она подавила это желание.— Нет.Выражение его лица изменилось.— Но ты ведь не девственница, Анна?Анна глубоко вздохнула. Ваза с цветами стояла так близко! Она закрыла глаза, борясь с искушением, но потерпела поражение и со всей силы швырнула бело-голубую вазу Дому в голову. Он увернулся, и ваза ударилась о стену. Глава 8 Анна не могла поверить, что настолько вышла из себя. Дом тоже был ошарашен. Оба оторопело смотрели на осколки бело-голубого фарфора и сломанные цветы, усеявшие пол.— Я всего лишь задал тебе вопрос, — наконец удивленно произнес Дом. — Если ты не хотела отвечать на него…Анна взглянула на Дома.— Да, Дом, я все еще девственница. — Она высоко подняла голову, моля Бога, чтобы не покраснеть. — Как видишь, несмотря на то, что ты вовсю изменял мне, я сохранила тебе верность.— Господи, ну зачем ты так говоришь?Анна почувствовала, что силы покидают ее.— Я говорю, как есть. Наверное, тебе лучше вернуться в Лондон, к Марго Маршалл, — вырвалось у нее в сердцах.Дом вздрогнул, прищурился и скрестил руки на груди.— Марго Маршалл?— Да, к французской актрисе.— Я с ней знаком.— Надеюсь.— Вопрос в другом: откуда ты, черт возьми, знаешь ее?— Как я могу ее не знать, если на протяжении последних двух месяцев вас повсюду видят вместе.— Но ты же не выезжала в город! Скажи мне, Анна, откуда у тебя такая осведомленность? Ты наняла шпионов, которые следят за мной день и ночь? Моя личная жизнь стала твоим хобби, и ты с удовольствием изучаешь ее?— Какая может быть надобность в шпионах, если ты связался с актрисой, пользующейся дурной репутацией.— Понятно. Ты женщина, которая не только находит удовольствие в сплетнях, но и принимает их близко к сердцу.— Ты не прав!— А может быть, это ты не права?Они уставились друг на друга.— Ты отрицаешь свою связь с ней?Дом выругался про себя.— Сначала меня забавлял твой интерес к моей личной жизни. Теперь я нахожу его слишком назойливым.— Тогда, может, тебе не следовало делать из личной жизни общественную? — со сладкой улыбкой спросила Анна.— Анна, ты ревнуешь, это ясно.— Вряд ли можно ревновать к… к…— К актрисе? — подсказал Дом и засмеялся.— К шлюхе! — почти выкрикнула Анна и покраснела. — Или ты будешь отрицать, что она твоя любовница?Улыбка сползла с его лица, глаза грозно сверкнули.— Ты коснулась опасной темы, Анна. Кроме того, это еще и непорядочно.— Да, непорядочно с твоей стороны, но не с моей. Хотя… когда-нибудь ты станешь герцогом, так что общество простит тебе все, что бы ты ни делал, — даже с такой женщиной, как Марго Маршалл.— Знаешь, Анна, — холодно сказал он, — когда ты решишь стать мне настоящей женой — в полном смысле этого слова, тогда у тебя и будет право задавать мне подобные вопросы, но не раньше.— Что ж, значит, это никогда не случится, — гневно отпарировала Анна. — И мне не нужно задавать тебе никаких вопросов, поскольку я уже знаю ответы на них.— Если ты будешь продолжать в том же духе, — тихо проговорил Дом, — то я, пожалуй, приду к выводу, что тут нечто большее, чем просто ревность. Ты говоришь как влюбленная женщина, которую отвергли.— Как бы не так! — излишне пылко возразила Анна.Он понимающе улыбнулся.— Я не ревную тебя к твоим любовницам. И я не отвергнутая женщина. Это я отвергаю тебя!— Во-первых, у меня нет «моих любовниц», а во-вторых… ты не очень-то рьяно противилась мне, когда мы целовались.— Это потому, что ты слишком опытен в поцелуях, — задыхаясь, ответила Анна.— Может, я решил приобрести еще немного опыта, занявшись любовью с тобой.Анна попятилась.— Прибереги с-свой п-поцелуи для любовниц.— Возможно, я так и сделаю, если ты и дальше будешь отталкивать меня.Внутри у Анны все похолодело.— Ты можешь встречаться с кем тебе хочется, — тихо сказала она, пожимая плечами. — И можешь тратить свои поцелуи… и всё остальное там, где пожелаешь.Он прислонился к стене и наступил на цветок, сминая его ботинком.— Как ты великодушна, Анна, что позволяешь мне вести личную жизнь по моему усмотрению.— Другие жены, возможно, не были бы так великодушны, — резко сказала Анна.— Другие жены, возможно, не попирали бы мои супружеские права, — в тон ей ответил Дом.— Так ты для этого пришел сюда сегодня ночью? — У Анны так билось сердце, что она едва не теряла сознание.— А если да?Анна не нашлась, что ответить.— Успокойся, Анна, — сердито сказал он, — я не такой грубиян, чтобы ввалиться к тебе в спальню после четырех лет отсутствия и потребовать исполнения супружеских обязанностей. Я пришел, чтобы позвать тебя на ужин. Я пришел помириться с тобой.У Анны вырвался нервный смешок.— Ты пришел, чтобы соблазнить меня!— Можешь думать так, как тебе нравится. Но если бы моей целью было соблазнить тебя, ты бы уже давно не стояла в противоположном конце комнаты. — Он показал глазами на кровать. — Если бы моей целью было соблазнить тебя… мы оба отлично знаем, где бы в этом случае ты сейчас лежала, сгорая от огня, которым я бы испепелил тебя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...