ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Мой город не будет тем, который пострадает, когда Борс уничтожит Линзу.— Согласен.Андропинис взглянул на камергера и кивнул.Маурус подошел к Тихиану. — Страж проводит тебя в дом для гостей. Я пошлю за тобой, когда необходимые приготовления будут сделаны. — Когда Тихиан даже не шевельнулся, чтобы выйти из зала, камергер указал рукой на выход. — Сюда, — сказал он.Тихиан игнорировал его и продолжал смотреть на Андропиниса.— Да? — спросил Баликанин. — Что-нибудь еще?Тихиан насмешливо ухмыльнулся камергеру, потом сказал, — Было бы лучше всего, если то, что произошло между нами, не могло быть повторено, Король Андропинис. Моя задача достаточно трудна и без вмешательства Союза Масок.— Маурус заслуживает полного доверия, — ответил король-волшебник.— Твоего, возможно, — сказал Тихиан. — Но он не показал мне почтения, а я должен плыть внутрь терретории гигантов — где нет ничего легче устрить мне засаду. Именем Борса я настаиваю, чтобы язык твоего камергера слегка укоротили.Андропинис потряс головой в ответ на наглость Тихиана, потом сказал, — Возможно, что в конце-концов ты станешь королем-волшебником, Тихиан. — Он жестом показал камергеру встать перед нимМаурус уронил деревянную корзину с сокровищами, которую держал в руках и повернулся, собираясь бежать. — Пожалуйста, мой король!Андропинис проскользнул мимо Тихиана и своей гигантской рукой схватил плечо темплара. Длинные когти внезапно выросли из кончиков пальцев короля-волшебника, затем, используя Путь, он обратился ко всей Палате Патрициев.Нужно поздравить юного Мауруса, моего камергера, сказал он. Я дарую ему титул Патриция.Аплодисменты были настолько оглушительны, что потрясли все здание. Глава Третья . Нимус Агис стоял на конце мола, искоса оглядывая гавань. Там и тут, воздушная чаща белых парусов исчезала из виду, скрадываемая расстоянием и мутным покровом пыли, прилипшей к поверхности бухты как туман к земле. Солнце только что встало, стреляя лучиками красно-кровавого света через изумрудную дымку утреннего света, и было видно, что флотилия уже достигла дальнего края бухты. На одном из этих кораблей, аристократ был уверен в этом, плыл беглый король Тира.Агис добрался до Балика предыдущей ночью, оставив Фило в нескольких милях за городом. Он немедленно начал искать Тихиана. Подкупив дюжину уличных попрошаек, он проследил путь Тихиана до цитатели короля-волшебника, а потом и до порта. След закончился здесь, и аристократ провел больше часа пытаясь найти его снова. Наконец ему удалось узнать, что впервые в этом году военный флот Балика отплыл этой ночью. Учитывая, что Тихиана видели ехавшим из Белого Дворца в порт, уход флота казался чем-то большим, чем простое совпадение. Агис решил, что король Тира уплыл с флотилией.Аристократ снова уставился на залив. Груды окрашенного в цвет жемчуга лесса были навалены на западной стороне пирса, размазаны по каменной дорожке и было трудно сказать, насколько глубоко надо было зарыться в ил, чтобы пройти по ней. На самом конце дока, изгородь по грудь человека из желтой ратании бежала по берегу порта, ее веретенообразные ветви служили грубой защитой от пыли.Когда Агис подошел к концу пирса, он обнаружил группу крепких мужчин, сидевших на деревянных ящиках. Они о чем-то негромко переговаривались,плетя веревки и починяя такелаж <совокупность снастей для крепления рангоута, грузоподъёмных работ и управления парусами>. У каждого из них вокруг рта и носа были повязаны шарфы, предохраняющие от летящей пыли, а глаза, казалось, застыли в вечном прищуре.— Привет, чужестранец, — сказал один из них, говоря на торговом языке с густым акцентом Балика. Хотя он и глядел на Агиса, пока говорил, его толстые пальцы продолжали танцевать, скручивая три нити черной веревки в канат. — Ты ищешь судно напрокат?— Возможно, — ответил Агис.— Прежде, чем ты наймешь Салюста, погляди на его бот, — сказал другой, с широкими красными щеками, проглядывавшими из-под его пылезащитной маски. — Моя собственная барка в двух судах отсюда. Она — самая лучшая посудина для путешествия по грязи, которую ты найдешь в этом порту.Человек указал рукой на левую часть пирса. Там лежала дюжина суденышек, разбросанная у края залива, со свернутыми парусами и выдвижной килем, приподнятым так, чтобы корпус плоско лежал на поверхности пыли. Все они были наполовину зарыты в ил, гороподобные груды его вздымались по краям их высоких планширов <деревянные или металлические перила, устанавливаемые поверх фальшборта или судового леерного ограждения>. У многих кораблей ил перевалил через края, заполнив каюты для пассажиров, и эти суда казались брошенными.— Не уверен, что хотел бы нанять одну из этих лодок, — прокомментировал Агис.— Если ты собираешься украсть одну из них, возьми посудину Марда, — отозвался Салюст, глядя на краснощекого моряка. — Ты сделаешь честь всем нам, а особенно его семье. Таким образом они не потеряют отца, иначе он утопит свою старую калошу в выгребной яме.Это вызвало взрыв хохота остальных мужчин, пока рассерженные Салюст и Марда продолжали ругаться. Агис не обратил, впрочем, на их слова никакого внимания, его мысли крутились вокруг более важных дел.— Может ли одна из ваших лодок догнать флот, который уплыл сегодня утром? — вмешался он.Мгновенно воцарилось молчание. — Почему ты хочешь этого? — спросил Марда.— Преступник из моего города уплыл на одном из этих судов, — объяснил Агис. — Я должен доставить его обратно, в Тир, чтобы он ответил за свои злодеяния.— Пускай плывет, — сказал Салюст. — Я обещаю тебе, что с этим флотом он найдет достаточное наказание.— Что ты имеешь в виду? — спросил Агис.— Гиганты-Прежде, чем Марда смог объяснить дальше, пара темпларов Балика появилась на пирсе, оставив эскорт из шести великанышей за изгородью из ратании. Моряки немедленно замолчали, каждый мужчина занялся своим делом.Когда темплары подошли к группе, один из них указал на Агиса. — Ты. Как долго ты находишся в Балике? — Это была женщина, с твердым взглядом глаз и неприятными, грубыми чертами лица.— Дай мне подумать, — ответил аристократ. — Как долго я здесь? — Он потер подбородок, выигрывая время, пока готовился использовать Путь. Энергия из нексуса текла неохотно, так как он был все еще слаб после той раны, которую получил в ментальном бою с Фило.— Если ты здесь дольше, чем можешь вспомнить, тогда определенно можешь скзать нам, где ты остановился, — предположил второй темплар, мужчина с голубыми глазами и вьющимися желтыми волосами.Агис махнул рукой в сторону входа в порт, где он видел большую гостиницу, вытянувшуюся на целый квартал. Он не назвал, однако, ее имя, так как знал, что какое бы имя он не дал ей, все равно ошибется. Как и в большинстве городов Атхаса, король-волшебник Балика запретил простым людям учиться чтению. В результате на городских торговых вывесках были нарисованы картинки или значки вместо имени. Так что, хотя Агис и помнил, что на стене гостицы был вырезан лев, лежащий на спине, он никак не мог угадать, было ли имя гостицы Мертвый Лев, или Спящий Кот, или что-то совсем другое.Так как Агис не назвал имени, женщина-темплар сказала. — Примерно две дюжины гостиниц находярся в том направлении. Какая?— Я имею в виду Льва, — сказал Агис, надеясь что короткого имени будет достаточно.Глаза женщины сузились, но прежде чем она смогла потребовать больше деталей, Марда сказал. — Он имеет в виду Спину Льва, мэм.— Мы тебя не спрашивали, — прервал его мужчина-темплар.Марда потупил глаза. — Прошу прощения, — сказал он. — Я только стараюсь помочь. Я много раз встречал милорда по утрам.Поза обеих темпларов стала менее угрожающая и они слегка растерянно помотрели один на другого. Обращаясь к Марде женщина сказала, — На этот раз я прощаю твою ошибку, но впредь дай мне знать, если увидишь любых иностранцев в этом районе. Какой-то Тирянин оставил своего гиганта в полях Дома Бальба, и болван отказывается уходить. Лорд Балба предлагает пять серебрянных монет любому, кто сможет вывести этого хулигана из его поместья.После чего оба темплара вернулись к своему эскорту. Как только они сошли с пирса, все моряки дружно сплюнули в залив.— Спасибо, что защитили меня, — сказал Агис, втайне наслаждаясь зрелищем баликанского лорда, пытающегося убедить упрямого Фило уйти из его земли.— Мы не защищаем тебя, — сказал Марда. — Так мы платим королю за его кошмарную “заботу” о нас.— Андропинис не разрешает больше чем пяти из нас выйти в море одновременно, — добавил Салюст. — И когда мы возвращаемся, темплары конфискуют половину нашего груза. — Он кивнул на берег, где головы и плечи темпларов еще виднелись над изгородью из ратании, пока они спускались по улице.— Тарифы, — проворчал один из рыбаков. Снова все сплюнули залив.Агис кивнул, чувствуя симпатию к этим людям, затем взглянул на Марду. — Может ли твоя барка догнать флот с моим преступником?Моряк затряс головой, — Ни моя, ни корабль никого из нас, — ответил он. — Но будь уверен, ни один из этого флота, включая человека, которого ты ищешь, не ступит опять на твердую землю. Гиганты позаботятся об этом.— Возможно, но это не удовлетворит людей, которым он причинил зло, — сказал Агис. — Я должен вернуть его, чтобы он предстал перед теми, чьи законы он попрал.— Тогда ты должен нанять контрабандиста, — сказал Салюст. — Нелегкая задача для иностранца.Агис достал из-под плаща кошелек, вынул оттуда серебрянную монету. —Может быть ты можешь помочь мне?— Я могу показать тебе, где искать, — сказал Салюст, протягивая руку, чтобы взять монету.Марда перехватил его руку. — Не трать свое серебро, иностранец. Ты не сможешь поверить ни одному контрабандисту, который общается с людьми, типа Салюста. — Он указал рукой на одно из многих зданий, сгрудившихся у причалов грузового порта. — Если ты хочешь найти такого, который не перережет тебе горло за монеты из твоего кошелька, иди к таверне Свернутый Парус и спроси Нимуса. Он знает эту часть порта лучше всех в этом городе.— Большое спасибо.Агис протянул руку с монетой Марде, но моряк только покачал головой. —Сохрани ее для Нимуса, — сказал он, ухмыляясь Салюсту. — Она тебе пригодится.Аристократ бросил серебро обратно в кошелек, потом вышел с причала в запруженную толпой порт. Несмотря на защиту от ила из ратении, несколько инчей жемчужного цвета лесса покрывали дорожки, а на вывесках зданий налипло так много грязи, что Агис с трудом различал картинки, вырезанные на их стенах. Тем не менее, он обычно легко определял тип магазинчика, поглядев внутрь. В лавках, торговавших такелажем, веревками, парусами, веслами, блоками и еще тысячами подобных вещей, товары были подвешены под потолком, так что хозяева стояли под ними или выходили на улицу и торговали там. Склады были забиты огромными связками скрученных волос гигантов, грудами грубо-ошкуренных стволов, горами свеже-настриженной шерсти, и вообще любыми товарами, которые можно было выгодно продать. Только таверны казались пустыми,так как их двери были закрыты, а ставни окон еще и законопачены от летящей пыли.Агис подошек к вывеске на которой был вырезан свернутый парус на ноке реи. Подобно остальным тавернам, эта также казалось закрытой, но аристократ слышал скрип стульев по камню, как если бы кто-то мыл пол. Он постучал в дверь, потом отступил назад и стал ждать.Мгновение спустя небритый мужик с круглым животом и большим красным носом выглянул из приоткрытой двери. В одной руке он держал метлу, а в другой меч из заостренной кости. — Чего?— Мне сказали спросить Нимуса, — ответил Агис.— Ну и?— У меня есть кое-что для него, — сказал аристократ, вытаскивая серебрянную монету из кошелька.Лицо трактирщика осветилось. — Хорошо, — сказал он, выхватывая монету из руки Агиса. — Я вставлю ее ему в счет.После чего человек толкнул дверь и отступил в сторону, потом указал аристократу на лестницу в задней половине гостиницы. — Я скажу ему, что ты ждешь его на крыше. Берегись птиц.Агис вскарабкался по лестнице на крышу гостиницы. Это была относительно ровная поверхность из обожженной глины, окруженная стеной по пояс человеку и захламленная осколками пивных кружек. В одном углу сотни высохших на солнце костей песчаных чаек лежали грудой вокруг черноватых следов небольшого очага, стоял кувшин с водой и рядом лежало немного треснувшей посуды.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...