ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И только тогда, когда он вспомнил первое заклинание, ему пришло в голову, что внутри сумки нет живых растений. Так что вероятнее всего он не сможет призвать мистическую энергию, которая была ему нужна чтобы использовать заклинание. С другой стороны, опыт, который он получил в слюдяном туннеле, заставлял его предположить, что он может использовать для заклинания энергию линзы — хотя и с непредсказуемым результатом. Тихиан отбросил книгу в сторону и протянул руку к рукаву, которого он касался, когда запечатывал Черную Линзу.Не дотянувшись чуть-чуть до рукава он резко остановился. Везде вокруг него, сверху и снизу, с каждой стороны в серой мгле возникли странные водововоты. Они были ростом с человека, овальные по форме, и из центра каждого из них глядела пара газ, прикрытых тяжелыми веками. Некоторые из глаз были голубыми, другие коричневыми, зелеными или черными, но, независимо от цвета, все они были равно безжизненными и тусклыми, и все глядели на лицо Тихиана.— Мы не ждали тебя так скоро, Тихиан, но все равно добро пожаловать.Голос, донесшийся из-под пары коричневых глаз, звучал резко и гнусаво, что показалось королю смутно знакомым.— Где я? — спросил Тихиан, отчаянно пытаясь связать голос с лицом.— Нигде, — ответил хор монотонных голосов.Король сердито нахмурился. — Я не в том настроении, чтобы понимать шутки, — предупредил он.— Мы никогда не шутим, — ответил голос.— Тогда ответьте на мой вопрос, — потребовал Тихиан.— Мы ответили.Голос, каждый раз эхом отдававшийся в ушах короля, начал пробуждать его память. Он слышал его тысячи раз, но летаргический тон казался совершенно не к месту, и было трудно что-то вспомнить наверняка.— Ну, а кто ты? — спросил он.— Никто, — пришел ответ, снова от сотен голосов.— Не играйте со мной! — заорал король. — Я не заслужил этого.Это вызвало хор печальных, безрадостных смешлов.Тихиан оторвал рукав от того, что раньше было его мантией, потом резко бросил руку вниз и коснулся горячей поверхности Черной Линзы. Поток энергии хлынул по его руке вверх, но, к большому его удивлению, ощущение движения не вернулось. Видимо линза достигла конца своего путешествия.— Скажи мне, кто ты, — пригрозил король. — Или я использую силу Черной Линзы против тебя.— Ты всегда делал все, чтобы причинить нам зло, мой брат.На этот раз Тихиан узнал голос — Бевус? — задохнулся он.— Я был Бевусом, — ответил призрак.Пока голос говорил, вихрь с коричневыми глазами начал принимать облик давно умершего младшего брата короля: юноша семнадцати лет, с маленькими коричневыми глазами и ястрибиным носом, так характерным для рода Мериклов. На этом, однако, его сходство с Тихианом закончилось. Тогда как черты лица короля были резкие и острые, твердо очерченные, черты лица Бевуса были пропорцональны и теплы, даже мягки и говорили хорошем воспитании.Несмотря на жгучую энергию, текущую через его, Тихиану внезапно стало так холодно, что он задрожал, — Тогда я мертв? — с трудом выговорил он.Это вызвало еще один хор погребальных смешков. — Хуже, — ответил Бевус, округляя свои серые губы в подобие издевательской насмешки. — Ты жив, и мы хотим сохранить тебя таким.Он поплыл по воздуху к королю и другие серые вихри также начали приближаться.— Прочь от меня! — предупредил их Тихиан.Лицо Бевуса переплыло на грудь, обнажив кровавую, с острыми краями рану сзади на шее. Разрез бежал от основания черепа через позвоночник, заканчиваясь прямо перед адамовым яблоком. Нетронутой кожи осталось ровно столько, чтобы не дать голове свалиться с плеч. Как помнил Тихиан, именно таким нашли мертвое тело юноши.Король поднял руку, защищая лицо и отвернулся, не в силах вынести это зрелище. — Во имя наших предков, — выругался он. — Подумай, как ты выглядишь!— Ты не должен был делать это, — пришел ответ.Тихиан опять перевел взгляд на брата. Бевус и остальные перестали приближаться. — Так ты думаешь, я сделал это? — выдохнул король, указывая на отвратительную рану.— Ты отрицаешь это? — спросил Бевус. Его слова были невнятны и Тихиан понимал их с трудом, так как голова призрака все еще висела у него на груди.— Да, я отрицаю это! — выкрикнул Тихиан. Но ледяной ком был на месте его сердца, когда он орал свои слова. — Я не тот, кто сделал это с тобой!Говоря по правде, воспоминания короля о том времени были окутаны сплошным туманом. Он был юным темпларом в Королевском Бюро Арены, когда он узнал о безвременной смерти своих родителей от рук мародерствующей банды рабов. Два его товарища взяли его с собой утешиться вином, и разговор коснулся его наследства. Он зло бранил своего брата, обвиняя Бевуса в том, что тот убедил родителей лишить старшего брата наследства и завещать все ему.Тихиан и его друзья выпили еще, потом еще… Едва способные стоять на ногах, они наполнили свои меха вином, наняли канков и поскакали к имению Мериклов. Это все, что король помнил о той ночи.На следующее утро Тихиан очнулся в пустыне, недалеко от семейного поместья. Вначале он решил, что друзья привели его пустыню и дали ему возможность изливать свое возмущение до тех пор, пока он не потерял сознание от питья и изнеможения — но тут он заметил, что одежда всех троих была крови. Король вспомнил, что он был охвачен ужасным чувством омерзения и ненависти. Он убил обеих своих спящих товарищей и бросился к ирригационному пруду имения Астиклов. Там он вымылся сам и выстирал свою одежду. Когда все высохло, он пошел пешком в дом и провел весь день, плача, в компании Агиса и Лорда Астикла, которые решили, что он глубоко опечален смертью своих родителей, тепло приняли его и глубоко ему сочувствовали.И только спустя три дня, когда он вернулся к своим обязанностям в Бюро Арены, он услышал, что кто-то зверски убил его брата. Конечно были те, кто шептал, что Тихиан убил своего младшего брата для того, чтобы заполучить состояние Мериклов, но Агис и его отец твердо стояли на том, что Тихиан не виноват, так как все это время он был в их поместье, глубоко переживая смерть родителей. Никто больше не задавал никаких вопросов, так как Астиклы славились своей честностью — и так как королю Калаку было выгодно иметь в рядах своих темпларов отпрыска благородного рода.Бевус же сказал, — Человек всегда знает, кто его убил, даже если трус скрывается за чужим лицом!— Это никак не мог быть я. Я провел всю ночь в доме Астиклов, — сказал король, вспоминая свое сомнительное алиби.— Ты запутался в своей собственной лжи, — усмехнулся Бевус. — Ты убил меня.— Никогда!— Быть может и меня ты не уб’вал? — проворчал безжизненный голос тарик.Голос за голосом задавали тот же самый вопрос. Там были аристократы, которые слишком нагло заявляли, что Тихиан должен ответить не только за смерть своего брата, но и своих родителей. Некоторые голоса принадлежали темпларам, которые стояли у него на пути, когда он карабкался к вершинам королевской бюрократии, другие рабам, которые пытались убежать из его имения. Там были даже голоса немногих благородных леди и священиц-темпларов, бессердечных женщин, смеявшихся над неуклюжими первыми успехами юноши.Тихиан узнал все голоса, и он помнил, как убивал каждого из них — не отдав приказ или опустив монету в руку какого-нибудь барда, но убивал сам. Иногда, если они были слабее его, он душил их своими собственными руками. Если они были сильнее, он вонзал кинжал им в спину в самые неожиданные моменты. Иногда, для тех, кто был черезчур осторожен, использовал яд. Для рабов, которые думали, что умереть легче, чем служить своему хозяину, всегда была приготовлена медленная и мучительная смерть чтобы доказать, что они ошибаются.Король помнил детали каждого убийства, которые он совершил, что сказала жертва, когда он или она упала, даже противный запах, который испускало каждое тело после смерти. И единственным исключением было убийство Бевуса, которое, с той же самой определенностью, с которой он помнил все остальные убийства, он знал, что не совершал.— Ну, теперь вспомнил? — спросил Бевус, снова начав приближаться.— Стой! — закричал Тихиан, открывая себя жгучей энергии линзы. — Я не убивал тебя тогда — зато убью сейчас.Бевус остановился рядом с Тихианом и положил руку на его крыло. — Ты дурак — как ты можешь убить мертвого человека? Ты думаешь, что мы привели бы тебя в Серость, если бы ты мог повредить нам?— Так это вы заманили меня сюда? — прорычал Тихиан.— Мы позвали линзу, — подтвердил голос Кестер. — А ты пошел за ней.— Да, Кестер знала, что так и будет, — подхватил Бевус. — Она сказала, что это единственная вешь, которую ты ценишь больше своей жизни.Холодный палец царапнул по кожанному крылу Тихиана, король завыл от боли. Ощущение было такое, что Бевус оторвал кусок его кожи, но, когда король взглянул через плечо, то увидел, что это был не тот случай. Бесплотные пальцы его брата погрузились в его плоть, не разрывая ее, но оставив на теле рубец, который, кажется, была единственной травмой, которую эти пальцы могли ему нанести.— И ты знаешь, что самое лучшее? Я могу делать это вечно, и ты никогда не умрешь!Тихиан опять завыл и вцепился в лицо брата. Но его руки провалились прямо через подбородок Бевуса. Его похитители были духи, и он не мог что-то сделать с ними физически. Но, и король знал это лучше, чем кто бы то ни был, худшая боль редко бывает физической — и после тех ужасов, которые они заставили его пережить, ввергнув его в Серость, он решил заставить их страдать больше, чем они страдали при жизни.Тихиан взглянул в ближайшую пару глаз. Узнав голос Гракиди, юного раба, которого он однажды использовал как пример, чтобы заставить Рикуса отказаться от побега, король представил раба с пурпурной гусеницей, лежащей на верхней губе мальчика. Испуганное лицо Гракиди появилось в центре вихря и гусеница немедленно заползла ему нос. Мгновением позже кровь кровь полилась из обеих ноздрей, раб закричал от ужаса, а его вихрь скрылся из виду.Тихиан заставил свои губы искривиться в улыбке, без особого успеха стараясь не обращать внимание на боль от ужасных ран. — Ты видишь? Можно убить мертвого человека — снова и снова, — сквозь зубы ухмельнулся он, бросая взгляд через плечо, когда очередной разряд боли поднялся по его крылу. — Что такое несколько новых шрамов по сравнению с радостью убивать вас всех — опять и опять.Пока о говорил, он поймал взгляд фиолетовых глаз. Они принадлежали Деве, юной аристократке, которая любила Бевуса, и у которой не хватило здравого смысла молчать, а не кричать о своих подозрениях всем и каждому. Как только он представил себе обсидановый клинок, прижатый к ее горлу, женщина закричала и исчезла прежде, чем конец клинка проткнул ее кожу.Больше половины других призраков также испугались этой тактики запугивания и молчаливо исчезли в Серости. Спровадить других оказалось не так-то легко. Приняв форму, которая напоминала их бывшее тело, они толпились вокруг, вцеплялись в лицо Тихиана похожими на когти пальцами и рвали его плоть острыми зубами. Как и с Бевусом, каждая атака посылала ледяной болт боли, пронзавший его плоть, а отвратительные рубцы поднимались по всему телу.Вопя от боли, сражался единственным способом, каким мог, стараясь узнать каждого из нападающих и воссоздать картину их смерти. Используя силу Черной Линзы, он вообразил дюжину различных орудий убийства: кинжал, который он использовал, чтобы убить темпларов, которые привели его в пустыню, удушающие петли, которыми он душил ничего не подозревающих соперников, яды замедленного действия, которые он так изящно подливал женщинам, презрительно отказывавшим ему, редкие ядовитые жуки, которых он подбрасывал ненавистным начальникам, и даже топор, который он как-то раз использовал, чтобы выместить свой гнев на неловком слуге. После каждой атаки еще один дух вскрикивал и исчезал, так что число когтей, рвавших его тело, постепенно уменьшалось. Если бы не его собственная боль, король мог бы сказать, что встреча с духами принесла ему много удовольствия.Наконец, после того, как Тихиан воссоздал кинжал, который он пару часов назад вонзил в спину Кестер, осталось только два призрака: Бевус и еще один, которого он не смог узнать. Хотя его брат продолжал мучить его, медленно проводя своими когтями вдоль позвоночника, второй призрак вообще не двигался.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...