ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Готовый поменяться головами.Неясная тень зашевелилась перед воротами, потом подошла влиже. Гигант быстро узнал в ней женщину-Сарам. За исключением бледно-желтой набедренной повязки, она была абсолютно голой, тело было гибким и стройным, а усыпанная галькой кожа с легкостью меняла цвет, маскируя ее прямо напротив крепостных ворот, покрытых желтой костью. Зрелище этой гибкой красотки пробудило в Фило мужское желание — хотя тут же его наполнило знакомое чувство меланхолического одиночества, а не возбуждение или надежда. Он прекрасно понимал, что такая женщина никогда не разделит свое сердце с уродливым полукровкой вроде него. Женщина остановилась в шаге от Фило. Унее была клинообразная голова хамелеона, целиком покрытая небольшими рыжими чешуйками и широкий кожаный гребень, расширявшийся вниз от ее челюстей. Конические глаза резко выдавались наружу по сторонам головы, каждый из них мог двигаться независимо от другого и был накрыт толстым веком, которое оставляляло только узкую смотровую щель на самом кончике глаза. Ряды пилообразных зубов распологались в ее полукруглом рту, а с кончика мордочки росли озорно-выглядевшие рога из серой кости.— Мы не ждали тебя, Фило. — Пока он говорила, похожий на дубину язык сновал между ее губ.— Почему? — спросил Фило, пристально глядя на нее в поисках любого знака, по которому можно было бы предположить, что она втайне потешается над ним. — Брита думать глупый Фило не найти путь назад?Брита уставилась обеими смотровыми щелями на гиганта. — Нет, — сказала она. — Но не слишком часто новообращенный приводит своего животного-побратима в Замок Ферал так быстро. — Женщина начала обходить его, стараясь держаться вне пределов досягаемости лап медведя. — Особенно, когда речь идет о подобном чудовище.Фило почувствовал, как холодный ком образовался в его желудке. Агису потребовались большие усилия, чтобы объяснить Фило, что он будет убит, если кто-нибудь обнаружит трех людей, скрытых в медведе, но гигант знал, что его друг жестоко ошибается — звероголовые, более жестокие, чем аристократ мог себе представить, не удовлетворятся простой смертью. Несмотря на опасность, полукровка даже не думал о том, чтобы отказаться от плана Агиса. Когда Сарам так тепло приняли его, он почувствовал себя дома. В первый раз в его жизни другие глядели на него иначе, чем на нежеланного изгнанника. Возможность того, что такой теплый прием Сарам был все лишь жестокой шуткой, была его глубочайшим страхом. Теперь, когда Тихиан предположил такую возможность, он не мог просто так отмахнуться от нее, как он не смог бы не замечать лирра, вцепившегося ему в щиколотку.— Ничего плохого с медведем, — проворчал Фило, поворачивая голову в ее сторону, чтобы он мог видеть ее. — Брита просто завидовать.Это вызвало презрительную усмешку красотки-стража. — Наверно ты хочешь быть брюхастым и вонючим, — съязвила она. — Но я не хочу.Фило нахмурился. — Что твоя иметь в виду?— Когда ты пересечешь Мост Сарам, у тебя изменится не только голова, — сказала она. — Ты впитаешь в себя дух животного-побратима. Начиная с этого момента его природа будет твоей.Брита отступила назад и провела руками по своему телу. Цвет ее кожи изменился с бледно-желтого на темно-синий, длинные распущенные волосы потемнели и стали черными, как обсидан, и она вся из изящной красотки стала знойной красавицей.— От моей сестрицы-хамелеона я унаследовала способность менять внешний вид, — сказала Брита. Она указала на медведя Фило, потом усмехнулась, — А ты, судя по всему, будешь неуклюжим и пахучим.— Фило быть сильным и жестоким! — Не обращая внимания на этот взрыв эмоций, Брита подошла к медведю. — Что то он не выглядит очень жестоким, — сказала она. — Скорее, он кажется вялым и апатичным.— Что такое апатичным? — спросил Фило, хмуря лоб.— Спящим, будто его отравили, — сказала она, глядя одним из своих конических глаз на гиганта. — Ты случаем не подложил бутон алого кактуса ему в еду, а?— Медведь не отравленный, — проворчал гигант. — Фило ничего не знать о ядах.— Но он такой смирный. Это совсем не то, что можно ожидать от злобного медведя. — Она уставилась в глаза зверя, и тут оба ее глаза наткнулись на покрытый грязью разрез на носу. — А что случилось с его носом, — спросила она, пробегая пальцами над раной.Фило отвел глаза и почесал в своей склоченной бороде. Так как ему не удалось немедленно придумать объяснение, он начал чувствовать возбуждение и подозрительность. — Зачем Брита спрашивать вопросы? — спросил он.— Я страж. Это моя работа, — ответила она, не прекращая разглядывать медведя. — Почему это так заботит тебя?— Брита не хотеть, чтобы Фило быть звероголовым! — воскликнул полукровка.— Нет, если он не заслужит это, — сказала Брита, ее голос стал властным и жестким. — Не бывать с нами тому, кто не помнит, что мы называем себя Сарам — не звероголовые! А теперь, что случилось с носом твоего брата-медведя?После ее угрозы Фило присмирел. — Медведь идти на Кносто есть Джоорш и их овец, — соврал он, заставляя себя успокоиться. — Нажрался и уснул. Проснулся — нож разрезать нос.Брита похлопала гребень под шеей. — И ты ожидаешь, что я поверю в такую историю? — сплюнула она.Внезапно медведь разинул пасть и громко зарычал. Фило никогда не слышал такое громкое рычание при жизни. Он обнажил свои страшные клыки и пошел на Бриту, оставив полукровку настолько удивленным, что тот застыл как столб и не остановил зверя, который гнал Бриту к воротам.— Не дай ему напасть! — завизжала Брита, хватая длинное копье, прислоненное к стене.— Медведь! — Проорал опомнившийся Фило. Пока он бежал за медведем, он с трудом удерживался от хохота, так как он представил себе, как была бы смущена женщина, если бы знала, что бежит от мертвого медведя. — Не трогай Бриту! — сказал он, хватая зверя за бронированное плечо.Брита направила свое копье в глаза чудовища. — Ты не можешь взять эту тварь внутрь, — прошипела она. — Ты не в состоянии контролировать ее!Неискренний смех, настолько громкий, что походил на насмешку, прокатился с верхушки ворот. — Если бы Фило не мог контроллировать своего медведя, ты была бы уже мертва — не правда ли, Брита? — Голос звучал так глубоко, как Иловое Море, но был в нем и чарующий, мелодический тон. — Теперь отойди в сторону и дай нашим друзьям войти в Замок Ферал.Брита положила свой горловой гребень на плечо и уставилсь глазами в землю. — Да, мой баван, — сказала она и грациозно указала полукровке идти вперед.Когда огромные ворота начали открываться, Фило взглянул вперед, на вершину стены. Гигант увидел там совиную голову Наля, глядевшую на него сверху вниз. Лицо бавана напоминало маску из серых перьев, с парой огромных золотых глаз и черным, свирепо изогнутым клювом в центре. Остроконечные уши больше всего походили на пару пернатых рогов, которые могли поворачиваться под разными углами в зависимости от того, что он хотел услышать.Когда ворота, наконец, полностью открылись, Наль пригласил Фило войти внутрь. — Входи, мой друг, — позвал он. — Ты вернулся значительно раньше, чем мы ожидали, но мы рады тебе ничуть не меньше.Полукровка подчинился и пригнувшись, чтобы не задеть перекладину ворот, вошел в крепость. В тоже самое время он услышал, как голос Наля раздался в его уме, когда баван, используя Путь, обратился к медведю. И ты порадуешь нас своим присутствием, о мой косматый друг.Послание заставило Фило споткнуться и чуть не упасть, хотя его желудок и так уже сжался в комок от волнения настолько, что он почти не ощущал его.Медведь был простым зверем, и, даже когда был жив, не понимал речь гиганта. Полукровка не сомневался, что Наль понимает это не хуже него, ведь баван был умнейшим гигантом из всех, кого он когда-либо встречал. Почему, тогда, Наль обратился к нему на Торговом Языке?Медведь вошел вслед за гигантом и сопел носом, потом постарался повернуть его лапой. Восприняв этот жест как намек от Агиса, полукровка остановился. Он оказался в маленьком дворике, по бокам от него стояла пара львиноголовых Сарам, вооруженных дубинками с острыми шипами и одетых в набедренные повязки из выделанной шерсти. За стражами возвышались стены, высокие и отвесные, которые окружали остальную часть полуострова. Фило почувствовал себя стоящим на самом дне глубой ямы. Единственным выходом из этого каменного мешка была тропа, рассекавшая гранитный склон прямо перед ним. Путь проходил через глубокий ров, который был высечен в откосе. В конце тропы, на самой верхушке ущелья стоял каменный шар, размером со шхуну Балика, который можно было скатить сверху и запечатать ворота.Над ним возвышался Баван Наль, огромная фигура которого стояла на стене над мостом через ров. Подобно Брите и стражам ворот он был одет только в набедренную повязку. Ряды пушистых серых перьев покрывали его могучее тело.— Иди, Фило, — позвал он. — Приведи своего брата в его новый дом.Приглашение бавана помогло Фило унять свой страх и он послушно пустился в путь. Медведь следовал за ним в нескольких шагах сзади, на каждом шагу мягко урча. На середине пути урчание сменилось усталым хрипением, и зверь начал спотыкаться все чаще и чаще.Фило остановился и положил руку между его массивных лопаток. — План работать хорошо, — прошептал он, озабоченный тем, что усилия по оживлению зверя утомили Агиса быстрее, чем они ожидали. — Не много осталось.Медведь встряхнулся и продолжил карабкаться.Потом, когда три четверти пути уже были позади, он споткнулся о небольшой выступ в каменистой дороге и упал на живот. Гигант подождал, пока тот встанет снова, но зверь не двигался, и изнутри послышались негромкие голоса. Они были настолько тихие, что Фило едва мог слышать их, но это не уменьшило его опасений.— Вставай, медведь! — прокричал Фило, ударяя своим кулаком по могучей грудной клетке, чтобы сообщить Агису о своей тревоге.— Фило! Разве так надо обращаться со своим другом, который еще немного и отдаст тебе свою голову? — укоризненно заметил Наль, ждавший на вершине пути. Покрытые перьями уши бавана лежали плоско по бокам, золотые глаза сосредоточились на неподвижном теле. — Возможно твой медведь болен. Это может объяснить его усталость.Полукровка покачал головой. — Медведь силен — но неуклюж.Похоже, это не удовлетворило Наля, который обратился прямо к разуму медведя. Что не так, мой друг? Может быть ты боишься?Опять он обратился к медведю, как будто тот может понимать его слова, и снова сердце Фило запрыгало от страха. Он взглянул на бавана и спросил, — Медведь не может понимать. Как может Наль разговаривать с ним так?Полукровка не успел выговорить последних слов, как медведь поднялся на задние лапы и испустил длинный, жуткий рык, потрясший всю крепость.— Я думаю, он понимает, Фило, — усмехнулся Наль. — Ни один медведь не любит, когда его называют трусом.Баван поднял свою собственную голову и испустил ряд мелодичных совиных криков, каждый немного громче, чем рычание медведей и такой же дикий. Львиноголовые стражи во дворике внизу ответили парой могучих рыков, затем какафония дикого воя, мычания, карканья и других раздирающих уши воплей прокатилась над утесом. Даже Брита дико запищала, ее шипящий голос вонзился в уши Фило. Наль повернулся к шару на конце рва и стал остервенело бить своим клювом по камню, пока грохот не стал настолько ужасен, что сам гранитный утес затрясся, а броня на теле медведя заходила ходуном.Фило положил руку на тело медведя и мягко толкнул его,заставив опять встать на четыре лапы, потом повел его вверх по тропе. Когда он наконец добрался до круглого камня на вершине, Наль поднял руку и прекратил ураган, который сам и вызвал. Баван медленно обошел вокруг медведя Фило, потом одобрительно кивнул полукровке. — Прекрасное животное-собрат, — сказал он, взял Фило и за руку и ввел его внутрь замка.Внутри оказалось только сильно замусоренное каменистое плато, по которому сновало не меньше двух сотен Сарам. Как и все звероголовые, которых Фило видел, ни один из них не носил ничего, кроме набедренной повязки, а некоторые не носили и ее. Каждый из них занимался своим делом посреди полной неразберихи — убивал овец, спал, боролся в жестоких поединках, кое-кто даже занимался любовью — и все это не обращая ни малейшего внимания на то, что происходило в нескольких футах от него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...