ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 





Джо Беверли: «Рождественский ангел»

Джо Беверли
Рождественский ангел



OCR: Lady Vera; SpellCheck: Lady Vera
«Рождественский ангел»: АСТ, АСТ Москва; Москва; 2009

ISBN 978-5-17-057173-4, 978-5-403-00484-8 Аннотация Леандр Ноллис, граф Чаррингтон, устал от сражений и дипломатических интриг. Он мечтает о жене, о детях, о семейном уюте. Правда, любовь в его планы не входит…Молодая вдова Джудит Росситер, кажется, идеально подходит на роль его спутницы – она тоже не склонна требовать от нового мужа ничего, кроме дружбы и уважения…Союз Джудит и Леандра трудно назвать браком, заключенным на небесах. Но однажды и эту рассудительную парочку настигает любовь – страстная, неистовая, безграничная… Джо БеверлиРождественский ангел Глава 1 – Если бы только они перестали в меня влюбляться!Откинувшись на высокую спинку кресла, Леандр Ноллис, граф Чаррингтон, задумчиво разглядывал тени на потолке. Был поздний ноябрьский вечер. Небольшая гостиная в уютном доме маркиза Арденна в поместье Хартуэлл в графстве Суррей освещалась лишь одним канделябром да огнем в камине.Несмотря на мрачный тон Леандра, маркиз не спешил ему сочувствовать. Напротив, Люсьен де Во откровенно расхохотался, и даже его жена Бет улыбнулась.– Чего же еще ожидать красавцу, герою войны? – поинтересовался Люсьен.– Послушай, старина, всего несколько месяцев прошло после битвы при Ватерлоо, героев войны хоть отбавляй!– Я же сказал «красавцу», а не просто «герою войны». Перестань расточать улыбки юным красоткам «Олмака». Ты же знаешь власть своих чар.Леандр с притворной горечью взглянул на маркиза:– Я и так стараюсь сдерживаться, Люк. Но не могу же я все время ходить с постным лицом.Все трое чувствовали себя уютно и непринужденно. Леандр и Люсьен сняли свои галстуки и распахнули ворот рубашек. На Бет было просторное суконное платье, на плечах красовалась большая нориджская шаль. Бет примостилась на скамеечке для ног у кресла своего мужа, опираясь на его колено. Его теплая родная рука покоилась на шее жены.– Не знаю, что и сказать, – задумчиво произнесла она, изучающе и чуть лукаво глядя на графа. – Есть что-то неотразимое в измученной душе. Думаю, каждой женщине кажется, что только она может дать утешение, и ни одна не способна устоять перед искушением.– Какое еще искушение? – возразил Леандр. – Все эти дни я был настоящим образцом для подражания: танцевал со всеми дурнушками, был чрезвычайно вежлив с сопровождавшими их пожилыми дамами и как мог скрывал, что ищу себе невесту.– Тогда советую поторопиться с выбором, – сказал Люсьен. – Готов поклясться, что брак делает жизнь лучше во всех отношениях.Его пальцы перебирали локоны Бет, словно передавая ей какое-то тайное сообщение, и она отвечала мужу понимающей улыбкой.Они все еще были молодоженами; во всяком случае, так казалось им самим. Свадьба состоялась в июне, но по целому ряду причин медовый месяц и настоящая семейная жизнь начались лишь в сентябре. И вот всего лишь через шесть недель благословенного уединения в их дом в поместье Хартуэлл явился нежданный гость.До этого вечера Леандра Ноллиса, графа Чаррингтона, недавно вышедшего в отставку, Бет знала лишь по имени. Он был одним из членов так называемой компании повес, поэтому она не удивилась, когда Люсьен без колебаний прервал ради графа их деревенское затворничество.«Компания повес» возникла почти сразу, как Люсьен попал в Харроу. Николас Делейни собрал двенадцать тщательно отобранных мальчиков и организовал из них общество взаимной защиты и покровительства. В школьные годы члены «компании» защищали друг друга от несправедливости и физического или морального насилия со стороны других учеников. С тех пор прошло немало лет, но узы «компании» все еще были крепки. Любой из ее членов в минуту необходимости мог обратиться к остальным за помощью и поддержкой.Бет была знакома с семью из повес; еще трое погибли в войне с Наполеоном. Саймон Сент-Брайд занимал высокий пост в Канаде, а о Леандре Ноллисе Бет знала лишь то, что он отказался от многообещающей дипломатической карьеры, чтобы пойти в армию. Вернувшись живым из многих кровопролитных боев, он искал теперь невесту и был явно озадачен тем, что юные леди влюбляются в него одна за другой.Сбежав от светского сезона в Лондоне, он, разумеется, направился к ближайшему из повес – Люсьену.– Я был бы счастлив найти невесту, – решительно заявил Леандр. – Мне всегда казалось, что вокруг полным-полно женщин, стремящихся только к большим деньгам и громким титулам. И я готов без всяких колебаний сложить все это к ногам избранницы при единственном условии, что она не влюбится в меня.– И что же, прямо все влюбляются в вас? – скептически поинтересовалась Бет. Она сочла поведение Леандра Ноллиса слишком уж напыщенным, чтобы воспринимать его всерьез.– Мне кажется, вы благоразумная женщина, Бет, – повернулся он к ней. – Разве вы могли бы влюбиться в меня?Бет окинула его долгим и впервые по-настоящему внимательным взглядом и вдруг поняла, что не может дать однозначного ответа.Увидев ее замешательство, Леандр застонал и вскочил с места. Рывком подняв с кресла Люсьена, он заставил его встать рядом с собой.– Вы только посмотрите на нас! Я вовсе не такой красавец!Бет молча разглядывала мужа и его друга. Вряд ли их можно было сравнивать, потому что Люсьен был, бесспорно, очень хорош собой, и Бет всегда, еще до замужества, считала его равным по красоте греческим богам. Он был высокого роста, с правильными чертами лица, густыми вьющимися волосами золотистого цвета и чудесными глазами в обрамлении длинных ресниц. Бет мечтала о том, чтобы у их будущих детей были именно такие глаза, как у Люсьена.Лорд Чаррингтон был на целую голову ниже своего друга. Он был хорошо сложен и элегантен, но в нем не было ничего примечательного, если не считать едва заметного чужеродного налета. Это было неудивительно, ведь Леандр родился и воспитывался за границей. Бет не вполне понимала, что именно в нем создавало впечатление чужестранца, поскольку его одежда, речь и манеры были безупречно английскими. Возможно, такое впечатление создавали мимолетные красноречивые жесты, многословные объяснения самых простых вещей или же подвижная мимика. Средний английский джентльмен гораздо медлительнее. В остальном же Леандр был вполне обыкновенным – шатен, но довольно длинноволосый. Его небрежная прическа чем-то даже нравилась Бет. Но вот глаза…У Бет были глаза обычного голубого цвета, а глаза Леандра имели светлый ореховый оттенок. Слегка запавшие и прикрытые тяжелыми веками, они излучали такую силу, что нельзя было не заметить этого. Его глаза сияли и одновременно таили в себе скрытую боль и страдания. Вместе с чужеродным налетом они создавали интригующее впечатление.Леандр был не похож на других, он даже казался опасным, как с удивлением отметила Бет. Не физически, как Люсьен, а скорее своей сокрушительной силой духа.Стряхнув с себя эти странные мысли, результат выпитого портвейна и слишком позднего часа, она сказала:– Нет, милорд, красавцем вас не назовешь, но женщины вполне могут потерять из-за вас голову…– Ну, хватит! – перебил ее Люсьен. – Хочешь, чтобы я выбросил его из дома?– Я хотела добавить, – улыбнулась Бет, – если их сердце не занято другими мужчинами. – Она повернулась к графу: – Скажите, милорд, почему вы так против того, чтобы какая-нибудь красивая молодая девушка полюбила вас? Разве это не кажется вам прекрасным?– Может быть.– Может? И только?Леандр со вздохом вернулся на свое место, и Бет решила, что не дождется ответа на свой вопрос. Графу явно не хотелось обсуждать свои чувства и желания. Но он все же продолжил разговор:– Похоже, я не способен на романтическую любовь. Я никогда не любил и, скорее всего, никогда не смогу полюбить. – Он сокрушенно пожал плечами. – Что может быть хуже, чем пожизненные брачные узы с женщиной, которая любит меня, но к которой я сам отношусь с большим безразличием, чем к своей лошади?Его откровенность ошеломила Бет, и она замолчала, инстинктивно сжав руку Люсьена.– Что-то я не припомню, чтобы ты хранил целомудрие, – хмыкнул Люсьен.– И что с того? – холодно отозвался Леандр, потом взглянул на Бет и произнес: – Может, поговорим об этом позже?– Боишься оскорбить слух моей жены? – расхохотался Люсьен. – Да она сама кого хочешь схватит за яйца!Леандр был явно потрясен таким заявлением.– Люсьен! – вмешалась Бет. – Если я поддерживаю идею равноправия полов, это все же не значит, что я стану терпеть вульгарные выражения!Люсьен многозначительно посмотрел на нее:– Я же говорил, что готов обращаться с тобой как с равной или как с прекрасной дамой на пьедестале. Выбор за тобой!Бет не стала вести разговор на эту тему. Между супругами еще не были решены некоторые вопросы.– По правде говоря, милорд, – улыбнулась она графу, – мне бы не хотелось, чтобы меня ограждали от таких обычных вещей, как любовные приключения мужчин.Брови графа удивленно приподнялись, но он сказал:– Уверяю вас, в моих приключениях нет ничего обычного… Впрочем, если мне придется впустить вас в свою спальню, то давайте перестанем соблюдать строгие формальности. Как вам уже известно, меня зовут Леандр. Друзья называют просто Ли.– А я – Элизабет, для друзей просто Бет. Ну что же, Ли, расскажи нам, почему все твои любовницы никогда не любили тебя.Он медленно отпил из своего бокала.– Честно говоря, Бет, я не уверен, что они меня не любили, и от этого мне как-то не по себе. Мне бы не хотелось считать себя жестоким и безразличным. – Он пожал плечами. – Но так уж устроен мир. Неженатый мужчина приводит в свою постель или замужнюю женщину, или шлюху. Вряд ли ему стоит ждать от них настоящей любви. Это было бы крайне неразумно.– Значит, ты считаешь, что человек может управлять любовью? – спросила Бет.– Да, – взглянул на нее граф, – во всяком случае, когда нужно избежать глупой любви. Впрочем, боюсь, невозможно заставить себя полюбить кого-то. Если бы это было возможно, я бы с радостью влюбился в Диану Ролстон-Стоу, которая так умна, здорова, хорошо воспитана, да к тому же имеет тридцать тысяч фунтов стерлингов.– Да еще и влюблена в тебя, насколько мне известно! Но если любовью так легко управлять, зачем Диане любить тебя? Ведь этим она только оттолкнула тебя.В словах Бет он услышал насмешливую нотку и улыбнулся одними губами:– Да, но в этом виноват наш романтически устроенный современный мир. В былые времена браки свершались без особого учета чувств. Очень разумно. Теперь же, когда нравы пали, девицы считают, что должны непременно любить своих мужей, и как только на горизонте появляется хоть мало-мальски подходящий кандидат, всем сердцем устремляются к нему. До сих пор мне не удавалось проявить свой интерес к браку так, чтобы не вызвать в ответ мгновенную готовность к любви.– Ты должен притвориться, что хочешь жениться ради денег, – вступил в разговор Люсьен.– Я уже пробовал такую тактику с мисс Ролстон-Стоу. Ничего не получилось. Разумеется, обладание большим состоянием и поместьем Темпл-Ноллис вряд ли способствует моим попыткам притвориться охотником за деньгами. Я богатый граф, недавно вернувшийся с войны, и мне всего двадцать пять лет. Кто поверит, что я стану ухаживать за той или иной дамой не по велению сердца?Бет с интересом отметила, что чем ближе разговор касался сути вопроса, тем цветистее говорил граф Чаррингтон.– Так какова же истинная причина твоего ухаживания за дамами? – задал очевидный вопрос Люсьен.Лицо графа стало почти непроницаемым, и Бет решила, что он не станет говорить правду.– Я единственный сын в семье. На войне я понял, что жизнь – штука хрупкая, поэтому решил жениться, чтобы не прервался мой род.– Однако, – возразил Люсьен, – у тебя должна быть куча двоюродных родственников.Лицо графа стало почти каменным.– Да, мой дядя произвел на свет одиннадцать детей, один из которых умер, а восемь из оставшихся десяти – мальчики. Разумеется, имя и титул вне опасности.– Тогда советую на время отложить вопрос о женитьбе. В таких делах торопиться не нужно. Если подождать, непременно появится подходящая на роль невесты, милая во всех отношениях женщина…– Но я хочу жениться сейчас!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...