ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Возможно, в банке твоего покойного мужа найдут серьезные нарушения. И тогда вообще - полная конфискация имущества.
Ксения сердцем чувствовала, что адвокат нагло лжет или по крайней мере сильно преувеличивает возможные для неё неприятности. Но все-таки его эмоциональная речь произвела на женщину очень серьезное впечатление. А вдруг и вправду она с девятилетней девочкой на руках в один момент останется без копейки?
Ксения уже была в банке "Интеркредит" и знала о хранящихся там миллионах - скорее всего, Варгуза. Но, нарушив наказ Бимбера, умолчала о них, ничего пока не сказала старому вору. Так сказать Варгузу или не сказать? Речь Ардова определенно склоняла её ко второму варианту.
Между тем траурный митинг заканчивался. У края могилы стоял Ардов, и Ксения услышала его последние слова:
- И пусть земля будет пухом нашему дорогому Борису. И пусть горит она под ногами его убийцы!
Антон
12 августа, суббота: утро, день
Кашин облился из ведра холодной водой, взъерошил свои густые, цвета спелой пшеницы волосы. Подошел к турнику. Пятнадцать раз подтянулся. Сделал десять выходов силой и столько же подъемов переворотом. Потом сел на мотоцикл, позаимствованный позавчера у Зяблика, завел его, разогнался и, отпустив руль, стал палить по мишеням из двух пистолетов.
И тут услышал приближающийся шум мотора. Это был видавший виды джип Федьки Симакова, начальника местного полигона и вообще большого человека в националистическом движении.
Федька вылез из авто и посмотрел на Антона несколько смущенно.
- Такие дела, брат. Полигон наш закрывают. Так что твоя должность инструктора ликвидируется. И крышу мы тебе больше предоставлять не можем, с жильем у нас вообще туго. Но если документы какие надо выправить или номера новые на тачку поставить - проблем нет.
Антон встретил новость внешне спокойно.
- Спасибо и на том, что сделали. "Хонду" вон перекрасили, номера на ней заменили. И ксива мне может понадобиться. Сделаешь?
- А то! - Федька явно обрадовался, что неприятная проблема решилась столь легко.
- Ну, тогда прощай, брат.
- Кстати, из арсенала нашего тоже можешь кое-что прихватить, - вдруг расщедрился Симаков. - Приезжай, когда надо будет, а хочешь - сейчас забирай.
- Ладно, потом как-нибудь.
Антон попрощался с Федором, оседлал "хонду" и помчался в сторону Дмитровского шоссе. Он проскочил город Дмитров и вскоре подъехал к неприметному деревенскому кладбищу. Прислонил к дереву "хонду" и неспешно двинулся между перекошенных крестов и недорогих надгробий.
Кладбищенскую тишину нарушал лишь хруст шагов Антона по высохшей прошлогодней листве да перекличка грачиных семейств.
Он остановился у могилы с кое-как сколоченной деревянной оградкой, за которой стояли два покосившихся креста. На одном было написано имя его брата, на другом - матери. Смерть брата датировалась девятым августа прошлого года, днем позже умерла мать. Сердце её не выдержало трагической гибели младшего сына, а о смерти Антона на Балканах до неё дошел слух ещё ранее. Правда, слух этот оказался ложным...
Антон Кашин с десяток лет провел с оружием в руках, видел смерть во всех её проявлениях и, по сути, отвык ценить жизнь и свою, и чужую, но сейчас сердце его болезненно сжалось.
Демобилизовавшись из армии, Антон недолго пожил в родной деревне, подался добровольцем в Приднестровье. В письме матери уговаривал: "Ты пойми меня. Русскую землю надо защищать от гадов. Здесь ведь Суворов воевал, ему в Тирасполе памятник стоит. Ты только не болей, не переживай. Я вернусь". А потом - Босния, Сербская Краина, Косово... Восемь лет на Балканах. И вот вернулся...
Мать и брат умерли, когда он был вдалеке от этих мест, и хоронил их, а также обустраивал могилу один из родственников, живущий неподалеку. Антон ещё с детских лет называл его "дядя Володя".
"Надо поселиться где-то рядышком, хотя бы ненадолго. Могилку в порядок привести. Поставлю железную ограду, цветничок разобью, да и надгробия нужны приличные".
Конечно, раньше все это можно было сделать - в Москве Антон уже полгода, да как-то все руки не доходили.
Он достал из спортивной сумки купленную загодя бутылку водки и три рюмки, одну выпил, а две, полные, поставил на могиле, положив туда же и хлеб.
Сев на "хонду", Антон направился в близлежащую деревню. Остановился у крайнего дома. Его встретил грозный собачий лай. Бурая восточноевропейская овчарка отнеслась к Антону крайне недружелюбно.
- Не узнал, Барк.
Антон достал из сумки кусок колбасы и бросил его псу через забор. Колбасу собака проглотила, но гавкать не перестала.
На шум из ладно срубленной двухэтажной избы вышел хозяин дома, могучий бородатый старикан.
- Антоха приехал! - обрадовался он. - Цыц, Барк! - Собака тут же смолкла. - Ну, заходи.
Антон завел мотоцикл во двор, крепко обнялся с хозяином.
- Привет, дядя Володя.
- А ты, как всегда, вовремя. Как раз к столу.
Стол был уже действительно накрыт. В центре его доминировала литровая бутыль фирменного "дяди Володиного" самогона лимонного окраса. На тарелке покоилась дюжина вареных яиц. Уже нарезанное сало лежало аккуратными шматками. Огурцы, помидоры, лук, чеснок были живописно разбросаны по столу, казалось, в неограниченном количестве.
Сразу же выпили по полному стакану, не чокаясь, за упокой души матери и брата Антона.
- Поклон тебе глубокий, дядя Володь, что похоронил их по-людски.
- Брось ты, Антоха! Аль мы не родственники? Да, вот она, судьба-проруха. Ведь как погиб твой брательник, до сих пор неизвестно.
- Теперь мне известно, дядя Володь.
- Да ну! Милиция не разнюхала, а ты, значит, раскопал! Ну и что ты узнал?
- Потом как-нибудь... Неохота сейчас душу травить. Одно скажу: кто надо - за их смерть ответил. Я вот о чем хочу тебя спросить. Дом-то наш брат с матерью продали. А я бы желал в родных краях обосноваться. Может быть, на время. Не знаешь, никто здесь домишко не продает или, допустим, сдает?
Старикан задумчиво потрепал густую бороду.
- Ни о чем таком не слыхивал. - И вдруг он встрепенулся: - Знаешь, тут лесник на днях окочурился. Славный был мужик, царствие ему небесное. Я поговорю с кем надо в лесничестве. Сам ведаешь, я много лет этим хозяйством командовал. Связи-то остались. Вот и поживешь пока в домике лесника. Задарма к тому же. - Дядя Володя подмигнул Антону и потянулся к своему фирменному напитку.
Картуз и Мыловар
12 августа, суббота: утро, день
Два типа классической уголовной внешности вышли из вагона питерского поезда, только что прибывшего на Ленинградский вокзал Москвы. Наряд омоновцев одарил их угрюмыми взглядами, но останавливать для проверки документов не стал - видимо, потому, что мужики и отдаленно не напоминали "лиц кавказской национальности".
- Как же мы этих фофанов не раскололи? - не переставал сокрушаться Мыловар, мрачно и без особых церемоний пробираясь через перронную толпу.
Картуз же, считавший, что им неслыханно повезло, больше помалкивал, но настроение и у него было хреновое.
Оба оказались не только без багажа, но и без документов, даже без копейки в кармане. Ни позвонить, ни подъехать. Впрочем, до Астраханского переулка можно было добраться и пехом.
Самбаз их явно не ждал и долго не открывал, несмотря на звонки и стук в дверь. Наконец, видимо как следует разглядев пришельцев в глазок, щелкнул замком.
Хозяин сразу понял, что у гостей неприятности, но никаких вопросов задавать не стал, а с ходу усадил питерцев за стол.
- Водки! - сразу же попросил болевший головой Картуз.
Мыловар промолчал, но было видно, что ему требовалось то же самое.
Хозяин молча достал бутылку и три стакана и пошел на кухню за закуской. Но питерцы ждать его не стали, а тут же налили себе по три четверти стакана и немедленно опустошили их содержимое.
Самбаз, вернувшийся с кухни с хлебом, колбасой и солеными огурцами, взглянул на них с некоторым удивлением.
- Кинули нас, как лохов, в поезде, - объявил Картуз. - Сыпанули нам, видать, в клоповник клофеля, и чемоданчики наши поменяли своих хозяев.
- А что в них было, в чемоданах? - осторожно спросил Самбаз.
- Да так, херня разная. Если не считать ствола. Ствол, кстати, чистый был.
- А документы?
- И документы тоже... - Мыловар злобно сморщился. - Встречу этих козлов - собственные кишки хавать будут.
- Ну в общем-то ничего страшного не произошло, - задумчиво произнес Самбаз. - Все равно вам уже новые ксивы выписаны, а также водительские права на новые имена, ну и техпаспорта на тачки, конечно. Как отдохнете, братаны, я вас на вашу хазу свезу. Покажу как и что.
- А что за хаза? - поинтересовался Картуз.
- Двухкомнатная квартирка на тихой улочке в районе Сетуни. Недалеко, кстати, от офиса сколковцев.
- А при чем тут сколковцы? - спросил Мыловар, зажевывая водку копченой колбасой.
- О них позже. Есть рядом с квартиркой гараж. В нем "ауди" и мотоцикл... "Хонда", между прочим. Модный сейчас в Москве байк. В тайнике оружие, взрывчатка. Ну и деньги с документами. Есть и мобила.
- Ну так как же все это произошло? Как это случилось с Бимбером? задал наконец едва ли не главный вопрос Картуз.
- Был он у меня, - опустил голову Самбаз. - Был как раз за день до того, как его завалили. Советовался.
- Хороший ты ему, видать, совет дал, - усмехнулся Картуз.
- Я ему говорил, что сколковцы очень опасны, - заговорил быстро и возбужденно Самбаз. - Говорил, что тему с ними надо аккуратно перетереть.
- Значит, мочканули его сколковцы? - спросил Мыловар.
Картуз дополнил вопрос:
- Вообще нам в интересе вся цепь: заказчики, организаторы, исполнители. И ещё - на хрена Бимбер вдруг в Москву подался?
Самбаз пожал плечами.
- Для чего он купил "Стройинвестбанк", мне неведомо. Об этом лучше Азона спросить, который Бимбера замещал. А теперь на его месте сидит. Что касается заказчиков - с ними все ясно. Это сколковцы. У них два главных авторитета - Келарь и Зямба. Кстати, Бимбер мне говорил, что Зямба ему звонил и угрожал мочиловом, если тот откажется дань платить за крышу. Насчет организатора - трудно сказать. Раньше такими делами ведал Зямба, но когда Келарь отказался от услуг кавказцев... В общем, диспетчер - человек, видимо, сторонний. Про исполнителя тоже ничего не известно. - Самбаз на минуту замолк. - Впрочем, прошел цинк, что это сам Албанец.
- Албанец! - в один голос вскричали питерцы и переглянулись.
- Да. Но так ли это на самом деле - не ясно. - Самбаз достал лист бумаги. - Здесь все телефоны: Азона, Келаря, Зямбы... Ежели ещё что надо звоните мне. Что узнаю - сообщу.
Картуз пристально посмотрел в глаза хозяину.
- А что это ты про общак помалкиваешь? Разве не знаешь, что Бимбер был его кассиром?
- Что стало с общаком, не ведаю. - Самбаз выдержал взгляд Картуза и отвечал очень твердо. - Возможно, ваши бабки уже у ментов. Ведь банк закрыт, все счета арестованы. Идет комплексная ревизия. Если питерский общак хранился в "Стройинвесте", то вам лучше обратиться опять-таки к Азону. Скорее всего, колоть банкира придется серьезно. Ведь если он укрыл бабки от ментов, то они прилипли к его лапам.
- А может наш общачок оказаться у сколковцев? - поинтересовался Мыловар.
- Вряд ли, - с сомнением покачал головой Самбаз. - Если только Бимбер хранил бабки у себя на даче... Да нет, сколковцы - не налетчики какие-нибудь. Да и чтоб обчистить дачу, совсем необязательно так внаглую валить её хозяина.
- А как насчет вдовы? - спросил Картуз.
- Да нет, - отмахнулся Самбаз, - Бимбер с ней в последние годы не жил.
- Ну что ж, тогда двинемся на хазу, - сказал Картуз и первым поднялся из-за стола.
Генерал Крюков и Азон
12 августа, суббота: утро, день
Генерал-майор Крюков, высокопоставленный чиновник Министерства внутренних дел, утром был вызван к заместителю министра.
- Андрей, - по-дружески тепло обратился к сорокалетнему генералу его начальник, - ты уже знаешь, что тебе придется курировать по линии МВД следствие по делу об убийстве Бориса Бабурина, президента "Стройинвестбанка".
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...