ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Фирма "Аргус" и лично Двинский контролировали почти всю проституцию в Москве. Они не были крышей - что они, бандиты какие-нибудь? - но имели досье практически на каждую "ночную бабочку" в столице. А те в свою очередь были в основном из СНГ, и редко кто имел регистрацию. Кроме того, "Аргус" располагал адресами девочек на их родине. Отсутствие регистрации и постоянная угроза послать на историческую родину подробную информацию - да ещё и с фотографиями - о том, чем гостьи столицы здесь занимаются, действовали практически безотказно.
Сутенеры не могли защитить подопечных шлюх и платили оброк "Аргусу", но многие предпочитали расплачиваться натурой, поставляя своих дев на еженедельный "ужин" с представителями "Аргуса".
Сам Двинский контролировал человек двадцать активно действующих на московском рынке иногородних проституток. Но деньги брал редко - при его невпечатляющей внешности он предпочитал натуру.
Особенно запала ему одна молдаваночка - Мария, вот её сейчас он и разыскивал в толпе разноплеменных красоток. Наконец Двинский увидел знакомое лицо - Риту, та дружила с Марией.
- Ну, и где моя любовь? - несколько игриво спросил он.
- Ушла на индивидуальный промысел, - неожиданно услышал полковник. Порвала со своими "котами" и свалила.
- Где ж она теперь работает?
- Стоит на площади Победы, в сторону выезда из Москвы. Лесочек там хороший возле дачи Сталина. Делай что хочешь - никто не помешает.
- М-м, - замялся Двинский и вытащил фотографию Антона. - А этот тебе не знаком?
- Нет, - не раздумывая, ответила Рита. Она узнала этого парня, но всяким ментам информацию принципиально не давала. Ну если только хорошо заплатят. А от этого пузатого старого хрена ждать нечего. - Ну извини, мне работать надо.
И Двинский направился в сторону площади Победы.
Потоптавшись вокруг да около, он Марию так и не обнаружил. Впрочем, в уныние не пришел, рассудив, что она в это время могла отъехать с клиентом.
И действительно, на противоположной стороне площади остановилась неведомая полковнику иномарка, и из неё вылезла Мария собственной персоной. Она сделала прощальный жест рукой, иномарка отъехала, и молдаванка пошла на переход, аккурат к тому месту, где расположился Двинский, вышедший уже из своей "девятки".
Темные большие глаза Марии не могли скрыть удивления.
- Ты же знаешь, полковник, я по четвергам не подаю. Или тебе уж совсем невтерпеж стало.
Она была одета не слишком вроде и вызывающе, но её развитая грудь, широкие бедра и ботфорты, подчеркивавшие стройность и полноту ног, нестандартная южная лепка лица с большими раскосыми глазами, исключительно чувственными губами и без того действовали на клиентов соответствующим образом.
Двинский держал её тем, что мать Марии, которую дочь обожала, была крайне религиозна. И достаточно было одного письма на родину - о том, чем занимается дочь воцерковленной христианки в Москве... Имелся тут ещё и ряд других нюансов, но и сказанного хватало, чтобы держать на крючке одну из самых эффектных московских шлюх.
- У меня к тебе серьезное дело, Маша, - не без пафоса произнес Двинский. Он достал снимок Антона. - Знаешь такого?
- А что, очень нужен тебе этот парень? - с затаенной мыслью спросила Мария.
- Очень, - как можно более серьезно ответил полковник.
- Значит, эта информация стоит больших бабок. Если я тебе все о нем скажу, оставишь ты меня наконец в покое?
Это было тяжелым испытанием для Двинского. Сведения об Антоне дорогого стоят. Но и отказаться от такой девушки, как Мария... А обмануть он её не сможет - не привык, и все тут... Скажет "да" - и вынужден будет сдержать свое слово.
- Ну хорошо, Мария, тогда, может быть, в последний раз?
- И тогда все?..
- Тогда все.
- Хер с тобой, поехали.
Они очень быстро добрались до лесочка.
- Ну, как ты хочешь?
- Сначала информацию.
- Он водится с Лаймой. Зовут его Антон. Вот и все.
- Что ж, вполне достаточно.
- Ну, давай свое последнее условие, и закончим на этом.
- Может быть, ты встанешь на коленочки?
Они вышли из "девятки", и Мария стала расстегивать брючный ремень старого детектива...
В тот же вечер Двинский наведался к Лайме, самой известной и дорогой из всех московских проституток.
На его звонок последовало классическое:
- Кто там?
- Лайма, я к тебе по делу. Сама понимаешь по какому.
- Я работаю только через своего агента. Напрямую клиентов не принимаю.
- Лайма, я знаю, ты берешь по двести в час. Я добавляю ещё сто. И мы разойдемся, агент твой ничего не узнает.
Проститутка призадумалась. Сейчас она была свободна, а триста баксов есть триста баксов.
- Хрен с тобой, заходи. - Лайма довольно презрительно оглядела его. Подожди. Мне надо принять ванну.
Как только Двинский вошел в квартиру, он стал буквально обнюхивать её. Конечно, пахло всеми женскими аксессуарами, но детектив явственно почувствовал и терпкий запах мужских сигарет.
Лайма скрылась за дверью ванной, и детектив медленно пошел по квартире, пытаясь обнаружить, откуда доносится запах крепкого табака.
Вот отсюда, из последней, четвертой комнаты!
Он спустил пистолет с предохранителя и, держа его в кармане, смело открыл дверь этой комнаты. Там сидел молодой человек, чертовски напоминавший собственное изображение на фотографии, и смотрел телевизор. Он тут же сунул руку под подушку - там,конечно, ствол, догадался детектив, но больше никаких действий не предпринимал.
- Извините, ради бога, я, кажется, не туда попал, - и Двинский тут же захлопнул дверь.
Детектив дождался появления Лаймы из ванной. Потрясающей красоты женщина, подумал он, и даже на время забыл, что хотел сказать.
- Ну, а ты разве в ванную не пойдешь? - удивленно посмотрела на него Лайма.
- Ты извини меня, дорогая. Как-то быстро у меня все остыло. Годы уже не те. - Он полез за бумажником. - Вот тебе сто баксов за беспокойство, а я уж лучше пойду.
Лайма, она же Света Терехова, презрительно фыркнула, но деньги взяла.
Генерал Крюков
18 августа, пятница: утро
С утра Келарь опять собрал свой синклит.
- Нашли наконец этого сраного Албанца. Обитает у знаменитой московской бляди на Новой Басманной. Он должен быть уничтожен. Хватит с нас экспериментов. Только кто этим займется?
Он перевел взгляд с Зямбы на Посланника.
- У меня есть несколько надежных ребят, - не очень твердо сказал кавказец.
- Мой дядя этим заниматься не будет, - покачал головой Посланник. - На фиг ему неприятности из-за несанкционированного убийства.
- С твоими "надежными" ребятами все ясно, Зямба. Как только они доберутся до Новой Басманной, то можешь считать их жмуриками. А вот тебя я не пойму, Посланник! - обратился Келарь к Ивану. - Мы твоему дяде уйму денег переплатили, и у нас все это зафиксировано на аудио и видео. Он быстро может сменить генеральский мундир на костюмчик в полоску. А мы вместо этого даем ему ещё сто штук. Так что двигай к дяденьке и доложи дислокацию.
...Крюков, красивый сорокалетний генерал, с внутренней улыбкой выслушал своего племянника. Андрей Юрьевич понимал, что Келарь никогда не решится признаться во взяткодательстве. Да и самого Келаря завалить генералу легче, чем некоего неуловимого Антона.
Но, по природе охотнику, Крюкову уже самому не терпелось разобраться с тем лихим парнем, за которым гонялись сколковцы.
Он не отказался от ста штук баксов, которые выделил Келарь за убийство этого самого Антона, и сказал племяннику:
- Ладно. Гуляй.
Только мочить генерал того парня не будет - возьмет и выяснит, кто он такой.
Крюков вызвал командира своей лучшей группы захвата.
- Дуйте на Новую Басманную. Лайма, проститутка известная, знаешь, где живет?
Сержант кивнул и почему-то покраснел.
- Так вот, у неё сейчас один мальчик ошивается. Вооружен и, предупреждаю, очень опасен. Брать непременно живым.
- Есть! - откозырял сержант, прихватил с собой ещё трех омоновцев, и они поехали брать "мальчика".
...Антон и Лайма, или Света, проводили время в своем обычном стиле по-прежнему избегали любовных контактов, вспоминали далекое школьное былое, обсуждали спектакли и кинофильмы, которые они видели. Вряд ли подобное времяпрепровождение столь красивой пары можно было назвать нормальным, но таким уж странным образом сложились их отношения.
Вот и сейчас они просто болтали, покуривая и попивая кофе.
- А зачем ты ведешь такую, скажем, тяжелую жизнь? - спросил её Антон. - Неужели самой нравится?
Света недолго помолчала.
- А ты замечал, сколько баб роется в помойных контейнерах? Мне не хотелось бы иметь такое будущее.
Раздался телефонный звонок. Обычный клиент, подумали оба.
Трубку подняла Лайма и вдруг растерянно поглядела на Антона.
- Просят тебя. Срочно.
Кашинмгновенно выхватил у Лаймы трубку, почти тут же бросил её на рычаги и стал стремительно одеваться.
- Ключи! - крикнул он, протягивая руку.
- Какие? - растерялась Лайма.
- От гаража!
Там стояли "ягуар" Лаймы и "хонда" Антона.
- Держи.
Не прощаясь, он выскочил из квартиры.
У подъезда уже стоял газик, откуда вылезали четыре омоновца.
- Стоять! - в один голос закричали они.
Четыре выстрела раздались почти одновременно - в руках у Антона было два пистолета. Кащин знал, что менты просто в нокдауне и быстро очухаются, поскольку стрелял он по бронежилетам. Поэтому необходимо было действовать быстро.
Антон мгновенно открыл гараж, бросил ключи выскочившей из подъезда перепуганной Лайме и вдавил ногу в педаль акселератора.
...В кабинете Крюкова раздался телефонный звонок. Он ждал его и потому с нетерпением схватил трубку. Но услышал совсем не то, что ожидал:
- Товарищ генерал Крюков? Звонит начальник отделения милиции с Новой Басманной улицы полковник Федосов. У нас тут произошла перестрелка. Четверо омоновцев доставлены в больницу. Это ваши ребята. Нет никаких серьезных ран. Все пули пришлись в бронежилеты. Стрелявшего задержать не удалось.
- Я вас прошу, товарищ полковник, не фиксировать это происшествие. Операция носила секретный характер.
- Есть, товарищ генерал.
- А омоновцы сами в состоянии передвигаться?
- Да, наверно. Они, в общем-то, синяками отделались. Хотите, мы доставим их вам на Газетный?
- Очень был бы вам обязан, товарищ полковник.
Через час все четыре омоновца оказались в кабинете Крюкова. Выглядели они вполне здоровыми, но настроение у них было явно подавленное.
- Как же это произошло?
- Выскочил тот парень из подъезда с двумя пистолетами - видимо, предупредил кто-то - и четырьмя выстрелами положил нас на землю.
- Покажите, куда он стрелял.
Все отметины оказались в районе правого плеча.
"Похоже, парень специально стрелял по бронежилетам, - с невольной симпатией подумал о неизвестном Антоне генерал, - ишь, какие симметричные отметины оставил. Знай, мол, наших".
- Все по домам. Отдыхайте пока, - распорядился Крюков и вызвал через секретаря машину.
Он ехал к Лайме. Антона этого там, понятно, уже нет, но следовало допросить шлюху, что укрывала его.
Дверь ему открыла очень милая и какая-то теплая девушка.
- Вы Лайма?
Та кивнула головой.
Неужели это знаменитая на всю Москву проститутка? Да с такой женщиной жить - не жалко и с погонами проститься!
Видимо, красивый молодой генерал и на хозяйку произвел соответствующее впечатление. Она даже несколько засуетилась, что было ей совсем несвойственно.
Лайма оказалась одета совсем по-домашнему: в бело-розовом халате да в тапочках на босу ногу. Генерал же, заявившийся при полном параде, казался здесь в своем мундире чужеродным.
Ему хотелось начать допрос в обычном суровом тоне, но у него ничего не вышло.
- У вас проживал парень по имени Антон. - Он хотел задать вопрос, но почему-то получилась совершенно утвердительная интонация.
Она кивнула.
- Многие клиенты останавливаются у меня и живут по нескольку дней.
Отчего-то слово "клиенты" резануло ухо генерала.
- Этот Антон - опасный преступник. Покидая вашу квартиру, он ранил четырех милиционеров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...