ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Советник коротко кивнул.
- Что думаешь?
Взор Рифтера затуманился. Он должен был знать о всех делах, творившихся в окружении Варгуза, но с Бимбером у босса были столь особые отношения, что советник предпочитал в них не вмешиваться. Поэтому он и сам не знал толком, что произошло. Рифтер решил ограничиться лишь той информацией, о которой ему было доподлинно известно.
- Бимбер купил банк в Москве и продал все свои активы в Питере. После чего переехал в столицу, и его практически тут же загасили.
Сведения были, конечно, не бог весть какие богатые, но Варгуз, примерно с месяц не общавшийся с Борисом, не знал и этого.
- На кой ему сдался тот московский банк?
Операция, которую проводил Бимбер, была столь секретной, что Рифтер на такой вопрос ответить, конечно, не мог. Он просто пожал плечами.
- И это все, что ты знаешь? - с нескрываемым раздражением спросил Варгуз.
Советник счел возможным обидеться:
- Вы же сами приказали мне - никоим образом не касаться дел Бимбера. Мол, он ваш старый друг и все такое.
- Иди на хер отсюда, - уже без особых эмоций произнес авторитет.
Рифтер, пожалуй, поспешнее, чем позволяли приличия, покинул кабинет.
Итак, Варгуз потерял своего лучшего друга. Когда-то в Ныроблаге, где они вместе тянули срок, Варгузу приглянулся шустрый парнишка, сидевший за подделку денежных знаков. Варгуз, уже тогда вор в законе, был в зоне большим криминальным бугром и взял Бимбера под свою личную опеку.
Вышли они вместе, по амнистии. И здесь, на воле, ситуация круто изменилась. Борис Бабурин стал быстро делать деньги и горным козлом устремился к вершинам бизнеса.
Варгузу же пришлось всерьез бороться за место под солнцем. Новые, не обремененные святыми воровскими понятиями бандиты уже поделили между собой весь Питер и со снисходительным пренебрежением посматривали на вышедших на волю старых зеков. И в конце концов "новые русские" взяли верх. Варгуз, правда, получил высокий пост смотрящего по Питеру, но он был чисто формальным. Новые лидеры на свои разборы старого вора в законе не приглашали и в общак, как положено, смотрящему ничего не отстегивали.
Здесь-то и выручил Боря Бимбер. С помощью молниеносных финансовых комбинаций он сделал старому дружку пару лимонов гринами, которые Варгуз для сохранения своего реноме воровского авторитета именовал питерским общаком. Лаве эти Бимбер держал в собственном банке, что в какой-то степени гарантировало финансовому заведению безопасность от наездов.
Варгуз полностью доверял Борису и не проявлял никакого беспокойства по поводу судьбы своих накоплений. Даже такой простой вопрос: а где мне искать мои бабки, если с тобой что-то случится, Борис? - как-то не шел на язык.
И вот оно, свершилось. Бориса не стало, и где теперь лаве Варгуза? Каково это старому вору на склоне лет остаться без копейки?
У его организации имелись, правда, кое-какие бабки. Но это так, слезы...
И тут он вспомнил о Ксении. Бывшая жена Бимбера, вернее, теперешняя его вдова, единственная настоящая любовь Варгуза во всей этой проклятой жизни. Несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте, Ксения явственно, даже как-то яростно тянулась к нему. И однажды он провел с ней поистине чудесную ночь. Но, когда эта женщина напрямую предложила ему брак, Варгуз, не раздумывая, отказался. Ксения - жена его друга, а настоящий блатарь никогда не станет отбивать бабу у своего старого кореша. И с тех пор их отношения стали прохладнее...
Но теперь-то она свободна! Сейчас бы эти два лимона, и пожалуйста законный брак, Лазурный берег Средиземноморья!
Надо, кстати, позвонить ей, выразить соболезнование, все такое прочее... А кроме того?.. Вдруг ей что-то известно о его двух миллионах?
Варгуз раз за разом стал набирать знакомый московский номер, но все время было занято. Что ж, понятно - от сочувствующих нет отбоя. Он набрал сотовый, но тот не отвечал. Потом он позвонил своему финансовому консультанту и получил от него исчерпывающую информацию о московском приобретении Бимбера - "Стройинвестбанке".
Варгуз вновь погрузился в раздумья.
Был во всей этой трагической истории ещё один важный, даже принципиальный момент. Ведь московские воры, завалившие Бимбера, - а кто же еще? - не могли не знать, что тот являлся хранителем питерского общака. Значит, это был вызов всему питерскому воровскому сообществу и ему, Варгузу, лично. Выходит, московские его в грош не ставят!
Он грохнул кулаком по столу.
- Картуза и Мыловара ко мне! - распорядился он по селектору.
Вскоре в кабинет вошли двое кряжистых мужичков лет под сорок пять. На физии каждого из них было каллиграфическим почерком выписано только одно слово: "головорез".
Оба они являлись профессиональными убийцами, но не какими-то киллерами, наемниками. Картуз и Мыловар выполняли заказы, а точнее, приказы организации как бы по идейным соображениям, да и сами входили в элиту питерского воровского сообщества и принимали участие в решении самых принципиальных вопросов. Просто профессия у них была такая - убийцы. Точнее - исполнители приговоров.
Облик у обоих был впечатляющий. Картуз имел столь сильно скошенный лоб, что тот действительно напоминал головной убор, давший этому урке соответствующую кличку. А Мыловар, круглолицый и лопоухий, обладал выпуклыми, будто линзы перископа, глазами. Оба были внушительной комплекции, хотя и не очень высокого роста. Несмотря на не слишком интеллектуальную внешность, мужичкам этим в сообразительности никто бы не отказал.
Совершенно внезапно у Варгуза помутнело в глазах, и его голова безвольно брякнулась об стол.
Очнулся он в обществе все тех же Картуза с Мыловаром, а также Камала и человека в белом халате.
- Ничего страшного, - успокаивающе произнес врач. - Просто, видимо, сказалась напряженная работа. Вам придется провести в постели дней пять. А в дальнейшем пройти тщательное медицинское обследование.
- Пусть все уйдут, - хрипло, с одышкой сказал Варгуз, - кроме этих двух. - Он указал на Картуза и Мыловара.
Когда они остались втроем, Варгуз заговорил с трудом, но очень твердо, выделяя каждое слово:
- Вам, братаны, следует ехать в столицу. Бимбера завалили московские паскуды, а питерский общак был у него. Где наши лаве теперь, неизвестно, в чем, конечно, и моя вина. Я должен был как-то подстраховаться. Но теперь это дело прошлое. Сейчас надо искать наши бабки. Если они попали к ментам тогда хана, базара нет. Но, возможно, лаве в новом банке покойного Бимбера - "Стройинвесте". Тогда нужно как следует потрясти его заместителя Леонида Юзефовича. Азоном его кличут. Хотя он не из блатных, но такое уж прилипло ему погоняло. Возможно, бабки у вдовы Бориса Ксении, но это вряд ли - не такие у неё отношения были с мужем. Так или иначе, вы её не трогайте - я ею займусь сам, как только оклемаюсь. Я вообще хотел ехать вместе с вами, да вот... - Варгуз развел руками. - Можно обыскать дачу Бимбера, хотя надежда что-то там найти крайне мала. Где находится дача, узнаете у Самбаза. Его навестите обязательно. Он вам раскумекает, кто загасил Бимбера и для чего. - Тут Варгуз сделал большую паузу. - Так или иначе, найдете вы бабки или нет, московским падлам надо преподать урок. Валите всех: Азона, тот наверняка в этом деле замешан, авторитетов, которые Бимбера заказали, и даже их диспетчера с киллером, если найдете таковых, конечно. И чем громче, чем с большим треском вы это проделаете, тем лучше. В Москве получите загранпаспорта на новые имена и по сто штук гринов.
Картуз и Мыловар мрачно переглянулись - это что же, на старости лет уходить в подполье?
Но Варгуз приготовил заключительный удар:
- Я ещё вот что вам должен сказать, братаны. Только что взяли Воробья. Взяли по тому самому делу, - многозначительно добавил он. - Пока паренек ещё не поет, но ведь это вопрос времени...
Года три назад Картуз и Мыловар завалили в подъезде одного крупного питерского шишкаря. До сих пор все было шито-крыто, ведь об исполнителях знали только два человека - Варгуз да Воробей. Но теперь...
- Мы выезжаем сегодня же, - объявил Картуз.
Он был посообразительней Мыловара.
Зямба
11 августа, пятница: утро
В кабинет к Келарю, пребывавшему в весьма благодушном настроении, заявился мрачноватый Зямба.
- Ты что-то не в настроении, братан, - улыбнулся Карлов.
- Да есть, можно сказать, предмет для беспокойства, Джон.
- Ну-ка, поделись.
- Я имею в виду, как вчера убрали Бимбера.
- Завалили его просто классно, - вновь улыбнулся Келарь. - Этот Албанец как будто все срисовал с американского боевика.
- А я вот в сомнении. Албанец ли это?
- А что тебя смущает, брат? - Келарь удивленно уставился на подельника.
- Албанец - снайпер, подрывник. Он никогда бы не пошел на такую рискованную ликвидацию. Зачем ему приключения на собственную задницу искать?
- Да мало ли какие там могли возникнуть обстоятельства? - отмахнулся Келарь. - С другой стороны, какая разница, что у киллера за погоняло? Дело-то сделано!
Впрочем, Келарь хорошо понимал настроение кавказца, который фактически оказался отстраненным от дел.
- У тебя есть фотка этого Албанца? - спросил Зямба.
Келарь имел такой снимок. В свое время он попросил Лухаря заснять кандидата в киллеры, что Петр и сделал. Келарь потом прокачал это фото через Посланника по милицейской картотеке, но выяснилось, что достоверной фотографии Албанца не существует. Нигде не фигурировал и человек, заснятый Лухарем.
Келарь с большой неохотой протянул снимок Зямбе.
- Держи, но эта рожа нигде не засвечена.
- Ничего, у меня свои возможности, - пробурчал в усы кавказец и покинул кабинет Келаря.
Он сел в свой "мерс" и, как обычно, с джипом сопровождения двинулся к центру города. Ехал кавказец к большому специалисту по украинским и южнорусским криминальным делам Барчуку. Зямба очень надеялся, что этот авторитет лично видел Албанца.
Вообще-то никакого резона, как справедливо считал Келарь, устанавливать личность киллера, убравшего банкира, не было, но кавказца действительно заел принцип. Неужели какой-то занюханный Лухарь, серая личность, сумел подписать на ликвидацию самого Албанца?
Барчук долго не открывал, вглядываясь в дверной глазок.
- Ладно, заходи, Зямба. Но только один.
Оказавшись в квартире, кавказец только что рот не открыл от изумления.
Барчук провел его по всем пяти комнатам, и у каждой был свой особенный стиль. Вот древнерусская изба с искуснейшей резьбой и богатейшими окладами икон; вот восточный гарем - правда, без баб, но все в коврах и благовониях (Зямба сразу учуял и запах анаши); а вот китайская комната, вся расписанная золотом; полной неожиданностью стала степная юрта. Но остановились и расположились они в кабинете европейского стиля, тоже, конечно, шикарно отделанном.
- Как насчет выпить, закусить? - радушно поинтересовался хозяин.
- Я, кажется, видел у тебя кальян? - заметил не употреблявший спиртного Зямба.
- Это запросто.
Он хлопнул в ладоши, и прибежала полураздетая девица. Моментально просьба была выполнена. Сам Барчук, немалого роста детина, предпочел какой-то темный напиток, названия которого Зямба из-за незнания чужеземных языков не смог прочитать.
Потолковали о том о сем, и наконец Зямба полез в карман за заветной карточкой.
- Ты этого человечка нигде не встречал? Может, знаешь его?
Барчук одарил гостя каким-то жалостливым взглядом.
- Зямба, дорогой, если бы я всегда говорил, что знал, разве бы я так жил? - И он широко развел свои огромные ручищи.
Кавказец призадумался.
- Ну, скажем по-другому. Не напоминает ли этот парень тебе кого-нибудь из знакомых? Например, Албанца?
Барчук вроде как утвердительно покивал.
- Пошли, я тебе дам исчерпывающие объяснения.
Они вышли в коридор и двинулись к входной двери. Здесь Барчук не сказать что со всей силы, но вполне квалифицированно отправил Зямбу в нокдаун прямым ударом кулака в глаз.
Открывая дверь и выставляя усатого кавказца за порог, он строго произнес:
- Ни хера он мне никого не напоминает.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...