ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Однако в РОВДе ему ответили, что подполковник Делягин уволился, номер мобильника он, видимо, поменял, а где жил его благодетель, Зяблик не ведал.
От своей воровской специальности домушника стукач давно отошел и теперь вообще не имел никаких источников дохода. Поэтому десять штук баксов буквально согревали его душу и сердце. Кроме того, Лухарь обещал вернуть "хонду", как только её перекрасят, перебьют номера и сделают на неё новые документы, поскольку она в розыске.
Да что там говорить - душа у Зяблика сейчас просто пела каким-нибудь там меццо-сопрано!
Но вот прошел первый приступ эйфории, и встал вопрос: а что делать с бабками? Впрочем, вопрос этот был чисто риторический. Конечно, он пойдет к Лимону.
Этот Лимон содержал на своей хазе, проще говоря, домашней квартире, натуральный карточный притон. А Зяблика, который мало пил, не баловался травкой, был относительно равнодушен к бабью, просто трясло от карточных раскладов!
Он не любил слишком заумных игр, вроде преферанса, а предпочитал те, каким выучился когда-то во дворе: буру, секу, очко, петуха. И именно такие игры были в ходу на фатере Лимона. Причем можно было заранее туда и не звонить. Игра шла круглосуточно: уходили одни, приходили другие.
И Зяблик, тормознув частника, решительно распорядился:
- Шеф, на Таганку!
Ему открыл, едва взглянув в глазок, хозяин, Лимон, амбалистый мужик средних лет, и вместо приветствия просто сказал:
- Проходи!
Сам Лимон, как ни странно, листы не метал, но имел свой куш с самого процесса игры, за которым внимательно наблюдал. Если, к примеру, в секе образовалась свара, он сразу забирал с неё пять процентов. Столько же Лимон имел и с удачливого банкомета. В общем, с каждой игры хозяин хазы имел свой интерес. Против этого никто не возражал - за крышу следовало так или иначе платить.
Игроков оказалось четверо. Они были Зяблику знакомы. Кроме одного - и это бывшего домушника сразу насторожило. Очень важно было знать, кто привел новичка, не будет ли этот чернявый парень играть на чью-то руку.
Если он пришел с Шуриком, незлобивым и непутевым чадом богатеньких родителей, - никаких проблем.
Если с Мясником - говорят, этот здоровенный дядя и вправду на мясокомбинате разделывал туши, - тоже куда ни шло.
А вот если новичок, представившийся Гариком, явился вместе с Соловьем - дело тухлое.
Соловей вроде бы и не шулер, но считался настоящим асом в заведении Лимона, и Зяблик не мог припомнить случая, чтобы Соловей хотя бы раз уходил отсюда пустым. А если ещё этот Гарик будет играть с ним на одну руку...
Игра ещё не началась, и все решали, во что метать листы. Наконец сошлись на секе - этом русском эквиваленте покера.
Зяблик пристально наблюдал, как рассядутся игроки, и с удовлетворением отметил, что Гарик не сел рядом с Соловьем, а расположился между Мясником и Шуриком, причем сразу о чем-то разговорился с последним как с хорошим знакомым. Зяблику заметно полегчало.
На кон договорились ставить по баксу. Максимальная поддача - десять баксов.
Впрочем, все хорошо понимали, что это только начало.
Соловей сразу же стал обострять игру, предлагая свару на любой, пусть даже выигрышной карте. При сварах все игроки свои карты выбрасывали, ставки удваивались и листы метались по новой.
Но так или иначе, игра часа три шла примерно на равных. То один снимал свару, то другой. Самую крупную свару взял Зяблик - восемьсот баксов! Повезло, пришло "дубовое очко" - тридцать одно. Это при максимально возможных тридцати трех очках!
И тут свары приобрели практически перманентный характер. Соловей просто не открывал своих карт и предлагал варить не глядя. Его пример воодушевил и молодого Гарика. Они сварили с Соловьем несколько раз подряд, не раскрывая карт. Все, естественно, доставляли, как и положено, полкона. К тому времени и максимальный потолок поддачи дошел до тысячи гринов.
И вот свара достигла десяти тысяч баксов - рекорд за этот вечер.
У Зяблика екнуло на сердце, и он полагал, что не у него одного.
На раздаче был Гарик (слава богу, не Соловей!). Он аккуратно перемешал фишки и, как требуется, положил их на стол.
Снимал Мясник. Он разложил колоду на три части, потом по-разному сложил их и подровнял.
Первым поддавал Шурик. Он бросил на стол сто баксов. Соловей покрыл эти сто и добавил тысячу.
Зяблик понимал, что, какая бы масть к ним ни пришла, они при такой сваре свои листы не сбросят. Будут темнить и понтовать до последнего. Конечно, не скинет фишки и он, но что у него все-таки на руках? Зяблик медленно, одну за другой, как это делают все заядлые игроки, вытягивал свои три карты. И у него потемнело в глазах: двадцать шесть очков! На такой сваре - неслыханная удача! Он закрыл тысячу баксов Соловья и доставил ещё столько же.
Теперь слово было за Мясником, который пребывал в явном затруднении. Наконец, тяжело вздохнув, он бросил свои карты в колоду.
Осталось только четверо претендентов на лежащую на столе кучу баксов.
Теперь решение надо было принимать Гарику. Если он хотел продолжить игру, ему следовало закрыть и тысячу баксов Соловья, и столько же Зяблика. Он это сделал совершенно спокойно и добавил ещё тысчонку.
Шурик побелел - под него поддали уже три штуки.
- Хер с вами, - прошипел он и врыл листы.
Осталось трое.
Соловей, под которого шло две штуки баксов, закрыл их и добавил ещё одну.
И Зяблик почуял неладное. Походило на то, что он попал под раздачу и теперь его раскручивают. Но если бы ему сдали тридцать два, то было бы все ясно - значит, у кого-то тридцать три. Но почему же эти ребята нарезали ему какие-то двадцать шесть? Может быть, ещё не все потеряно?
Сейчас под него идут две тысячи, ну что ж, Зяблик ответит, из игры не выйдет.
Следующий ход был Гарика, который добавил ещё штуку, а Соловей эту штуку закрыл и добавил вторую. И тогда все стало ясно - Зяблик попал под раскрутку. Эти двое - Соловей и Гарик - играли на одну руку. В таких случаях у кого-тоиз них уйма очков, а второй - вообще пустой, но из игры он не выйдет, а будет все время поддавать. В этом случае третья сторона, в данном случае Зяблик, просто вскрыться не может, таковы жестокие правила секи. Впрочем, они перед игрой договорились, что в этом случае можно выставить десятикратную сумму против той, которую ты должен закрыть, и тогда все будут обязаны показать свои карты.
Сейчас Зяблик опять должен закрыть две тысячи, но что толку, если даже он их выставит, раскрутка-то будет продолжена!
И вдруг у него мелькнула отчаянная мысль: а что, если и Гарик, и Соловей понтуют! Нет у них на руках хорошей масти, и они просто хотят выбить его из игры за счет раскрутки!
Но где же ему взять двадцать тысяч, чтобы заставить их вскрыть свои карты? Он с надеждой посмотрел на Шурика, тот сразу отрицательно замотал башкой.
Тогда Зяблик обернулся к Мяснику:
- Может быть, пополам? - То есть он предложил Мяснику выложить двадцать штук, а в случае удачи - забрать половину свары. А та уже перевалила за тридцать штук.
Мясник взял у Зяблика протянутые ему карты и стал думать. Думал он долго, но в конце концов вернул листы назад.
- Тогда, может, одолжишь двадцать штук? - севшим голосом спросил у него Зяблик.
- Когда отдашь? - флегматично поинтересовался Мясник.
- Послезавтра. - Зяблик старался, чтобы его голос звучал как можно увереннее.
- Если не отдашь в срок, на счетчик ставить не буду. Просто закопаю.
Мясник бросил на стол требуемую сумму.
- Я вскрываюсь, - дрожащим голосом объявил Зяблик, предъявил свои двадцать шесть очков и положил деньги Мясника в кон.
Гарик молча, не вскрывая, выкинул свои карты в колоду.
Соловей с сочувственной улыбкой, которая ему очень шла, предъявил двадцать семь очков.
- Через сорок восемь часов закопаю, - угрюмо повторил Мясник. - Если бабок, конечно, не достанешь.
"А где же мне их действительно взять?" - пронеслось в голове у Зяблика. И тут он вспомнил статью в "Криминальном вестнике", что за информацию об убийце Бориса Бабурина сообщество банкиров обещало миллион долларов.
"Сдам Албанца", - тут же решил Зяблик. Но, впрочем, у него ещё оставалось сорок восемь часов.
Антон
14 августа, понедельник: утро, день
Вчера Антон обследовал всю трассу от Москвы до Кимр, и у него родился план, который он, впрочем, и сам считал не слишком надежным. Но другого способа проникнуть в "мерс" - бронированный, если верить Петру, - он не нашел.
Рано утром Антон пошел за грибами. Родившись в деревне, он тем не менее терпеть не мог "тихую охоту", но все же за два с половиной часа кое-как покрыл дно корзины грибами, напоминавшими съедобные. Их было, конечно, маловато, но Антон под дары леса напихал всяких тряпок. И ещё кое-что припрятал.
На местной барахолке он обзавелся вполне сельским прикидом - сапоги, "почти не ношенные" (если верить продавцу), замасленные штаны, видимо, местного механизатора, а также вполне приличную штормовку. Ну а главное, приобрел оранжевый жилет дорожного рабочего. Кроме того, здесь же купил лопатку наподобие саперной.
Вернувшись домой, в избушку лесника, он стал готовить себе завтрак. Сделал яичницу с колбасой, густо нарезав в блюдо лука.
Кофе варил в жестяной кружке, с которой не расставался на Балканах и прихватил с собой в Россию.
Покончив с завтраком, в очередной раз проверил оружие. Потом оседлал свою (точнее, Зябликову) "хонду" и двинулся на трассу.
Антон проехал мимо дорожного знака поворота на Кимры и загнал мотоцикл в близлежащий лес.
Здесь он стал дожидаться зуммера мобильника.
Звонок последовал, как и ожидалось, в десять. Информация неведомого агента в передаче Петра Федоровича подтвердилась: клиент выехал в предполагаемой машине в предполагаемое время с предполагаемой охраной.
Прикинув, что катить им придется более двух часов, Антон решил, что может отдохнуть ещё часок с четвертью.
В течение этого времени он лежал на траве, совершенно расслабившись и вглядываясь в ход облаков в синем августовском небе. И тут заметил, а вернее, сначала услышал вертолет. И тотчас же накатили косовские воспоминания. И опять все о том же - как, прикрывая отход русских добровольцев, он окончательно отбился от своих и петлял, голодный, между албанскими селами. Тогда-то ему и удалось сбить десантным ножом фазана. Но все хорошее быстро кончается, и он плелся по косоварской земле с одним патроном в снайперской винтовке. Наконец у него не осталось сил петлять по перелескам и горным тропам, и он внаглую двинулся напрямик по открытому полю.
Вертолет появился почти сразу же, и летчик без всяких раздумий дал пулеметную очередь по человеку в камуфляже, видимо, уже располагая информацией о нем. Антон мгновенно залег - рефлексы все-таки ещё срабатывали. Пули прошли совсем рядом, слегка оглушив его. Он приподнял голову и увидел, что вертушка пошла на разворот.
"Все равно достанет - рано или поздно", - почти равнодушно подумал Антон.
Он встал во весь рост. Скинул с плеча винтовку. Снял её с предохранителя. Дослал патрон в патронник. И стал ждать атаки. Вертушка развернулась на удивление быстро, вот она уже в какой-то сотне метров от Антона, и он отчетливо увидел лицо пилота.
Пулеметная очередь и одиночный выстрел прозвучали почти одновременно.
Машина рухнула на землю.
Человек остался стоять на этой земле...
Время вышло. Антон взял лопату, корзину с грибами, а также замечательный оранжевый жилет и пешочком возвратился к указателю, где и облачился в фирменное тряпье дорожного рабочего.
Теперь, если подъедут гаишники, он скажет, что имеет задание обновить знак. Краска на нем действительно облупилась, как, впрочем, и на всех остальных дорожных знаках на этом почти глухом тракте.
Вообще-то предосторожность была практически излишней - тут и обычный-то транспорт в дневное время редкость, не то что патруль ГИБДД. Летнее движение в основном утром и вечером, когда дачники едут на работу и соответственно возвращаются в город. Но Кашин был большим педантом.
Лопатой Антон владел уверенно - на Балканах приходилось часто окапываться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...