ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В окнах зажегся свет, с крыльца донесся храп.
Я стал подбираться к дому. Последние метры, когда остались позади деревья, а впереди только открытое пространство, пришлось ползти. Не здорово, конечно: если меня увидят на брюхе – все, уже не выкрутишься. Удрать-то я смогу, да дело испорчу, опять же – Светлов расстроится. Но и ждать, пока позовут, мне нельзя. Я все время должен идти хотя бы на шаг впереди, чтобы мне, не догадываясь о том, диктовали те условия игры, которые я смогу использовать в своих интересах…
Все, я добрался до задней стены дома, поднялся на ном и прижался к ней. Ближайшее окно, как я и рассчитывал, было не заперто. Более того, под ним вверх дном стояла бочка, да не гулкая железная, а дубовая, устойчивая. Привет тебе!
Я сел на подоконник и разулся. Спустился на пол – хорошо бандюги строят, ни одна доска не скрипнула.
Поднялся через холл на второй этаж, беззвучно миновал кабинет Сабира, где проходило «заседание», и скользнул в соседнюю комнату. Она, как и холл, была еще не отделана, более того, в нее сложили остатки материалов – обрезки досок, куски пластика, рулоны обоев, чуть ли не строительный мусор. Но свет сюда уже подвели, даже была телефонная розетка. Свет-то мне сейчас вовсе ни к чему, а вот розетка может пригодиться.
Я подошел к окну, растворил его. Голоса из кабинета доносились слабо, неразборчиво, иногда их совсем заглушал шум ветра в деревьях, зван посуды, но суть разговора удалось уловить:
«…Котяра сообщает, что у нас где-то мент окопался… Депеши (нрзб.) шлет… Не художник ли этот, мать его (нрзб.)… Пусть Котяра узнает… Не может… не вхож куда надо… все перекрыто (нрзб.)… тоже готовятся… А этим (нрзб.) займитесь посильнее… Ваши проблемы… Нет, это наши проблемы… Уточняем – что берете?.. Все, что будет… нужда крайняя… «Калаши», «макарки», патроны, гранаты, взрывчатка, жилеты, каски, все возьмем… большие дела начинаем… Цена… Цена хорошая… Все честно… Главное, чтобы взять это чужой рукой… На этом человеке все должно оборваться… в любом случае. Хоп! Есть такой человек (нрзб.)… Ему так и так – один финиш… Согласится – глаз (нрзб.) не спускать… Но Котяра пусть постарается… Обещай побольше…»
Внизу затопал по лестнице отоспавшийся Голубков. Я затворил окно, скользнул к двери и стал так, чтобы она прикрыла меня, если Голубков спросонок сюда сунется.
Но он деликатно постучал в дверь приемной и неделикатно спросил, видимо, внутреннюю охрану:
– Ну, скоро там наши парламентарии разберутся? Продрог уже. – И нагло соврал: – Спать хочется.
Я, как бабочка, не касаясь ступеней, спорхнул с лестницы и вылетел в окно, Короткими перебежками добрался до леса. И только в лесу, напоровшись пяткой на острый сучок, заметил, что до сих пор еще не обулся. Хорошо, что туфли там не оставил, им ведь мой размер известен, в милицию заявят, за ту самую бабушку…
Повезло мне отчаянно – не иначе Ларискин волшебный камешек помог. И больше всего в том, что подвернулся Сабиру «такой человек, которому так и так финиш». Это Серый, стало быть. Который, как дурак, первым не стреляет.
Ладно, с Серым все ясно. Я его знаю – не подведет. А вот кто такой Котяра? Клички с потолка не берутся, это известно, они обязательно привязаны к конкретным деталям либо биографии, либо внешности человека, да мало ли к чему. Но обязательно к чему-то.
Так что есть котяра?
Мартовский кот, бабник – годится.
Любитель потаскать рыбку из мутной водички – тем более.
Ворюга, охочий до сливок – вообще горячо.
Гнездышки разоряет, яички крадет – тоже неплохо.
Индивидуалист, сам по себе – это не пойдет, надо Киплинга знать.
Охотник на мышей. Мышей ловит. Мышелов – в точку!
Господи, как просто! И все на нем сходится. Только не путать с Поручиком. Этот никогда не предаст, проверенный в бою товарищ. Шкурку свою в угоду очередному хозяину не меняет.
Интересно, как оценит Светлов этот мой вклад в суровые будни вверенного ему управления? И что он сделает с Мышеловом? Или Мышеловым? Запутаешься с ними, стало быть…
На тринадцать часов, форма одежды – произвольная, г-н Сабиров пригласил меня к себе. Оказывается, свою недоделанную корчму они называют офисом. А ты. Серый, – все «котеш» да «котеш». И сами они никакие не ворюги и не бандиты, а коммерсанты и предприниматели. Деловые люди. Бизнесмены, стало быть.
И все у них почти как у людей. Ну, кроме, наверное, совести, чести и другой подобной ерунды, не из вечных ценностей. Тогда почему же я так их ненавижу? Ненавижу настолько, что совершенно не боюсь. Знаю, что в любую минуту, если понадобится, успею выхватить дедов «вальтер» и… – никаких моральных трудностей, как воду в туалете спустить.
Но Сабира я сейчас, поднимаясь на второй этаж «офиса», очень любил. За то, что не верит мне, за то, что выдвинул мою кандидатуру. За то, что не собирается оставлять меня в живых после выполнения его «задания» (стало быть, конспирация ослабнет, проговариваться при мне будут, мол, все равно – что разнюхает, далеко не унесет). За то, что он дает возможность посмотреть его кабинет.
Впрочем, совершенно обычный. Приемная, в которой за секретарским столом сидела Лариса – вся из себя деловая и сосредоточенная. Тамбурочек двухдверный – сказалась привычка к райкомовской атрибутике. Сам кабинет – тоже в ретросоветском стиле. Вдоль стены ряд стульев. Хороший сейф. К огромному письменному столу приставлен торцом еще больший, под зеленым сукном, – прямо для заседаний бюро райкома. Телефонный столик, заставленный разноцветными аппаратами. Может, и не все они подключены, но душу хозяина радуют. Не хватало только великого символа – правительственной «вертушки» и портрета вождя на стене. Тут, видно, Сабир растерялся, не определился еще, не смог решить – какого именно повесить над собой. Я бы ему посоветовал Ф. Э. Дзержинского или Ю. В. Андропова (но не генсека, естественно). Как-то больше по теме…
Когда я вошел, Сабир встал и, сделав приглашающий жест, направился в угол кабинета, где стоял журнальный столик – бутылка легкого вина и ваза с фруктами.
Мы сели, Сабир наполнил бокалы, я закурил.
– Что, дорогой, как переводы? Уже удалось?
Я поморщился:
– Не стоило и возиться. Все это старье, низкого качества, никаких шансов на спрос. Кто это вам подсунул?
Сабир развел руками:
– Всякие люди есть. Но забудем об этом…
– Не забудем, Сабир Каримович. Уверен, вы навели обо мне справки и знаете – я человек мстительный, жестокий, обид не прощаю. Вся эта липа – рустамовская с бабушкой и ваша с «ценными» бумагами, которые не годятся даже на…
Сабир поднял руку:
– Остановись, не говори лишнего. Давно понял – ты человек не простой. Работаешь четко. За тебя трех Рустамов отдам. Хочешь?
– Не хочу. Куда я их дену? И вообще… – Я выпил вино, отщипнул от кисти виноградину и встал. – Я так больше не играю. Салям!
– Сядь! Ты опять прав, давай играть так: ты выполняешь мое поручение, я дарю тебе много денег, свободу и жизнь.
– Не слишком ли щедро за одно поручение?
– Сейчас скажу, сам решишь. Мне поручили заказ. От солидной организации. На партию оружия. – Он спокойно, маленькими неторопливыми глотками отпивал вино в паузах. – Оно здесь, дорогой, совсем рядом. В воинской части. Ты его вывозишь. Как – твое дело. Я знаю – ты справишься. Сдаешь его нам. Берешь деньги и живешь дальше. Очень хорошо живешь. Где хочешь, там и живешь.
– Только-то? – Я направился к дверям. – Давай грузовики, сейчас привезу. Где сваливать, во дворе?..
– Боишься?
– Нет, – я покачал головой, – ~ Но этого я делать не буду,
– Почему?
– Не хочу,
– Моральные соображения? – улыбнулся (оскалился), спрятал веселые глаза между веками «соратник по партии, старений товарищ».
– Скорее политические, – улыбнулся и я. И подумал – сколько он еще будет меня уговаривать? Не переиграй. Серый. Операция без меня, конечно, не сорвется, но может принять неуправляемый характер, это опасно.
Сабир хорошо чувствовал партнера, но козырь придерживал.
– Повторяю: не сделаешь, будет очень плохо
– Выговор объявишь?
– Еще хуже.
– Из партии исключишь?
– Ларису Рустаму отдам. Прямо при тебе.
Я сжал в кулаке камешек. Не переиграй, Серый, Вернулся к столу, сел, налил полный бокал, выпил залпом, снова закурил. Выдержал паузу.
– Но мне нужно время. Неделя,
– Три дня, – поправил Сабир. – Больше нельзя, момент удобный. Часть передислоцируется. И люди ждут. Подумай, как будешь делать?
– Уже подумал. Знаю там одного хорошего паренька, первогодка, Его «деды» сильно обижают. Если их наказать, он все сделает. Совсем дошел парень.
Сабир опять прищурился в улыбке:
– Скажи Рустаму, он сделает. А с парнем что? Потом? Оставлять нельзя.
– Почему?
– Подумай.
– Подумаю.
– Ты неглупый. Я тобой доволен. И ты будешь рад. Лариса горячо любить будет. Чем больше денег, тем горячей любовь. Хоп?
– Хоп! – Я.сунул в карман банан и вышел в приемную.
Серый вышел в приемную. Лариса, вытянувшись в струнку, поправляла штору на окне.
– Это чья же такая славная фигурка? – спросил Серый,
– Моя, – гордо согласилась Лариса. – И больше никовойная. Ты что сияешь? Зарплату получил?
– Премию, – и Серый отдал ей банан, украденный у Сабира.
В эту горячую и тревожную пору отмочил шуточку Гридин. Явился в РУВД с повинной, практично захватив с собой в толстом мятом портфеле некоторые бумаги, изобличающие его как расхитителя, туалетные принадлежности, табачок и пижаму в розовых цветочках, к которой приучила его Лариска.
В «собственноручном» заявлении, обдуманном и предельно искреннем, Гридин указал побудительные причины, толкнувшие его как на сознательные, так и вынужденные преступные действия, выразил «искреннее раскаяние и готовность оказать всяческую помощь правоохранительным органам в разоблачении сообщников, потерявших всяческую совесть».
«Что я сделал, – писал дальше Гридин, – в чем виноват, что нарушил для блага людей, за то отвечу полной мерой по закону. Но быть пособником матерых преступных волков больше не желаю».
Далее он сообщал важные сведения о деятельности этих волков, существенно дополняющие общую картину следствия. Конечно, Гридин не был глубоко посвящен в махинации и другие дела, которыми занимались люди Сабира, – его использовали как прикрытие, но о многом он догадывался.
Особо обращал внимание Гридин в своем заявлении на нового члена «бандитского формирования» Сергеева. «Парень он хороший, не до конца испорченный, нужно его вовремя остановить, пока он не замарал себя и не увяз окончательно в болоте преступности».
И в заключение Гридин просил строго наказать его, «чтоб другим дать хороший урок на моем примере и чтоб им неповадно было хозяйствовать таким неправильным манером».
О Ларисе в заявлении не было ни слова.
Своим покаянием Гридин, однако, поставил опергруппу в сложное положение. Задержать и арестовать его – значит рискнуть всей предварительной работой, тотчас же лягушки брызнут во все стороны. Подписка о невыезде как мера пресечения тоже не годилась.
Поэтому прямо из райотдела Гридин, по распоряжению областной администрации, отправился в командировку-(благо портфель уже был собран) и в скором времени пересекал границу с дружественной Беларусью, где намеревался изучить передовой опыт местных «бульбоводов».
Около полуночи Серый начал собираться. Взял фонарик, отмычки, отвертку, нож.
Садясь в машину, он сразу почувствовал, что кто-то посторонний здесь побывал. «Ну и напрасно. Во-первых, не там ищете, а во-вторых, ничего не найдете. Честному человеку нечего прятать, стало быть».
Настроение у него было отличное, он включил приемник, покачивал головой в такт музыке, поглядывал в заднее зеркальце.
В небе сияла полная луна (нигде больше такой нет, только в городе детства), близился конец операции. «Выпью тогда с Максимычем, заберу Поручика, отдохну немного и снова женюсь», – мечтал Серый, поглядывая в зеркальце.
Вот и они, провожатые. Сколько же с ними пустых хлопот! Даже сейчас приходится ехать совсем не в ту сторону, куда ему надо.
Серый свернул под указатель «Колхоз «Пахарь» и поехал к воинской части.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...