ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

божество - ?
Джон Варли. Титан

Глава 1
- Не хочешь взглянуть, Роки?
- Это предназначено не для Роки, а для капитана Джонс.
Покажешь мне утром.
- Это нечто важное.
Сирокко стояла, склонившись над умывальником, лицо ее
покрывала зеленоватая мыльная пена. Она схватила полотенце и стерла
ее с лица. Это был единственный сорт мыла, который благодушно
воспринимался рециркулятором. Она искоса посмотрела на два
изображения, которые протягивала ей Габи.
- Что это?
- Всего-навсего двенадцатый спутник Сатурна.- Габи была не в
состоянии полностью скрыть свое возбуждение.
- Ты это серьезно? - Сирокко недовольно перевела взгляд с одного
изображения на другое.- Мне кажется, здесь просто много маленьких
черных точек.
- Да, пожалуй. Без компарометра его не видать. Но он вот здесь,-
Габи ткнула в фотографию пальцем.
- Так давай посмотрим.
Сирокко порылась в шкафчике и достала оттуда горохово-зеленый
корабельный комбинезон, пахнущий столь же приятно, как и любой из
них.
Ее комната находилась внизу карусели, между третьим и
четвертым пролетами. Она повела Габи по изогнутому этажу, затем по
лестнице. С каждой ступенькой невесомость возрастала, пока не
наступило ощущение свободного парения. Они оттолкнулись от
вращающегося кольца и поплыли по центральному коридору к
исследовательскому модулю.
Здесь было слишком темно, чтобы можно было читать показания
приборов. Вокруг было изобилие цветовых оттенков, как в музыкальном
автомате. Сирокко здесь нравилось.
Сквозь помехи, заполнявшие экраны телевизоров облаками
снежного конфетти, мелькали зеленые огоньки.
Вокруг центрального голографического экрана - резервуара
плавали Юджин Спринфилд и сестры Поло. На их лицах играли красные
отблески.
Габи вставила пластинки в компьютер, включила программу,
усиливающую четкость изображения, и указала Сирокко на экран.
Изображение стало резким, контрастным, затем оно быстро сменилось.
На небольшом расстоянии друг от друга мигали две маленькие точки.
- Это он,- гордо сказала Габи.- Сдвиг относительно небольшой,
но съемки производились с расстояния всего двадцати трех часов полета.
- Движущиеся по орбите элементы сходятся,- сказал обращаясь к
ним Джин.
Габи и Сирокко присоединились к нему. Сирокко глянула вниз,
увидела, как рука Джина по-хозяйски обхватила талию Габи, и тут же
отвела взгляд. Сирокко заметила, что сестры Поло тоже увидели это, но
старательно делали вид, что ничего не замечают. Они все были
воспитаны не вмешиваться в дела друг друга.
В центре экрана находился Сатурн. Он был большой, медного
цвета. Вокруг него располагались восемь голубых окружностей, каждая
последующая больше предыдущей, все в экваториальной плоскости
колец. На каждой окружности была сфера, подобно единственной
жемчужине на нитке, позади жемчужин находились наименования и
цифры: Мнемозина, Янус, Мимас, Энцелад, Тефия, Диона, Рея, Титан и
Гиперион.
Вдалеке от этих орбит находилась десятая, имеющая визуально
заметный наклон по отношению к другим. Это был Япет.
Наиболее удаленный спутник, Феба, не был виден при том
масштабе, который они сейчас использовали.
Появилось изображение еще одной орбиты. Это был сильно
втянутый эллипс, почти что касающийся орбит Реи и Гипериона,
проходящий прямо через круг, изображающий Титан. Сирокко
внимательно изучила его, потом выпрямилась. Подняв взгляд, она
увидела, что лоб Габи пересекли глубокие морщинки, в то время, как
пальцы ее продолжали порхать над клавиатурой. С запуском каждой
программы количество окошек на ее экране менялось.
- Это очень похоже на то, каким была Рея около трех миллионов
лет назад,- заметила Габи,- Он на безопасном расстоянии от орбиты
Титана, хотя должен присутствовать фактор пертурбации. Это далеко от
того, что можно было бы назвать стабильностью.
- И что из этого следует? - спросила Сирокко.
- Захват астероида,- предположила Габи, с сомнением приподняв
брови.
- Близость к экваториальной плоскости делает это
маловероятным,- сказала одна из сестер Поло. Апрель или Август? -
спросила себя Сирокко. После одиннадцати месяцев общения с ними она
все еще не различала сестер.
- Я боялась, что тебе это придет в голову,- Габи закусила
костяшку пальца.- Если бы он образовался вместе с другими, у него
должен был бы быть меньший эксцентриситет.
Поло пожала плечами:
- Возможно объяснение. Какая-нибудь катастрофа произошла в
недавнем прошлом. Он вполне мог быть смещен.
Сирокко нахмурилась:
- Но каковы его размеры?
Одна из Поло - это была Август, Сирокко почти не сомневалась -
посмотрела на нее с невозмутимым, вызывающим какое-то тревожное
чувство, выражением лица.
- Я, пожалуй, оценила бы в два-три километра, возможно, меньше.
- Всего-то?
Джин улыбнулся.
- Дайте мне координаты, я высажусь на него.
- По-твоему, это всего-то? - спросила Габи,- При таком размере
он должен был быть виден в лунный телескоп. Мы должны были знать о
нем уже тридцать лет назад.
- Хорошо, но ты перебила меня на полуслове. Навряд ли он стоит
этого.
У Габи был самодовольный вид.
Для тебя, может, и не стоит, но будь он в десять раз меньше, я все
равно должна была бы дать ему имя. Открытие кометы или астероида -
это одно, но лишь пара людей в столетие дает имя спутнику.
Сирокко отпустила стойку демонстрационного резервуара, за
которую она удержалась, и поплыла по направлению к выходу. Перед
самым выходом она еще раз оглянулась на две крошечные точки, все еще
мерцавшие на экране над головой.

Язык Билла начал ласкать Сирокко с пальцев ног и сейчас был
занят ее левым ухом. Ей нравилось это. Это было незабываемое
путешествие. Сирокко любила каждый его сантиметр; отдельные
остановки на продолжении этого пути были неистовыми. Теперь Билл
возбуждал мочку ее уха, лаская ее губами и покусывая зубами,
одновременно нежно переворачивая Сирокко. Она не сопротивлялась.
Он слегка подтолкнул ее в плечи носом и подбородком, побуждая
ее переворачиваться побыстрее. Она начала вращаться. У нее было
ощущение, что она большой мягкий астероид. Аналогия нравилась ей.
Продолжая вращаться, она наблюдала за линией терминатора, медленно
проплывающими в солнечном свете холмами и долинами.
Сирокко любила пространство, чтение и секс. Не обязательно в
этом порядке. Она никогда не была в состоянии удовлетворить все три
свои страсти, но и две было неплохо.
В невесомости были возможны новые игры, подобно "игре без
рук". Они могли использовать рот, колени или плечи для перемещения
друг друга. Партнер должен был быть нежным и внимательным, но с
медленными щипками и укусами ничего нельзя было поделать, в этом
был весь интерес.
Каждый из них время от времени приходил в комнату
гидропоники. На "Властелине Колец" было семь личных комнат, они
были необходимы, как кислород. Но даже кабина Сирокко становилась
чересчур тесной, когда в ней находились два человека, кроме того, она
находилась на дне карусели. Приходилось заниматься любовью в
невесомости.
- Почему ты не повернула в эту сторону? - спросил Билл.
- Ты можешь сделать так, чтобы мне этого захотелось?
Он развернул ее, и она дала ему намного больше, чем он просил.
Сирокко обнаружила, что перестаралась, но Билл, как обычно,
знал, что делает.
Она сомкнула ноги вокруг его бедер и предоставила ему
возможность двигаться.
Биллу было сорок лет, он был самым старшим в группе. На его
лице выделялся широковатый нос и челюсти, которые могли бы
украсить таксу. Он был лысым и зубы у него были не из лучших, но тело
его было худым и сильным, оно было на десять лет моложе его лица.
Руки у него были изящными и опрятными, точными в движении. Он
хорошо управлялся с механизмами, он не был ни приторно-сладким, ни
шумным. Набор его рабочих инструментов мог поместиться в кармане
рубашки, таким он был крошечным. Сирокко не осмеливалась даже
притрагиваться к нему.
Когда Билл занимался любовью, его искусный язык окупал все. Он
соответствовал его нежной натуре. Сирокко задавалась вопросом,
почему ей понадобилось столько времени, чтобы найти его.
На борту "Властелина Колец" было трое мужчин, и Сирокко со
всеми ними занималась любовью.
Так же, как и Габи Плоджит. В таком ограниченном пространстве
невозможно было что-либо сохранить в тайне. Сирокко знала, например,
что сестры Поло, жившие в соседней комнате, занимаются тем, что до
сих пор считается вне закона в Алабаме.
Они все много хвастали, особенно в первые месяцы путешествия.
Джин был единственным женатым мужчиной в отряде, и он позаботился
о том, чтобы пораньше объявить, что у него и у его жены существует
договоренность по этим вопросам. Но все равно он долгое время
продолжал спать один, так как сестры Поло довольствовались друг
дружкой, Габи совершенно не интересовал секс, а Сирокко было
чрезвычайно увлечена Калвином Грином.
Она была так настойчива, что Калвин в конце концов лег с ней в
постель, и не только раз, а раза три. Но это не принесло ничего
хорошего, и, не дав ему почувствовать свое разочарование, Сирокко
охладила их отношения и позволила ему заняться Габи - женщиной, на
которую он обратил внимание с самого начала. Калвин был
корабельным врачом, прошедшим курс обучения в НАСА с тем, чтобы
уметь разбираться в биологической и экологической жизни корабля. Он
был черным, но не придавал этому значения, так как родился и вырос в
О'Нейл Ван. Кроме того, он был единственным в отряде, кто был выше
Сирокко. Но не это привлекло ее в нем; она рано научилась не придавать
значения росту мужчин, с того самого времени, как стала выше многих
из них. Ее привлекали в Кальвине его карие глаза, в которых была
мягкость и прозрачность. И его улыбка.
Эти глаза и улыбка ничего не значили для Габи, точно так же, как
очарование Сирокко не действовали на Джина, ее второго избранника.
- Чему ты улыбаешься? - спросил Билл.
- Ты считаешь, что не дал мне для этого оснований? - парировала
она его вопрос, слегка задыхаясь.
Но по правде говоря, она думала в этот момент о том, как забавно
они все четверо должны были выглядеть в глазах Билла, который стоял в
стороне от тасовки тел. Казалось, это было в его стиле - находиться в
стороне и позволять людям проявлять себя, вмешиваясь, когда начнется
депрессия.
Калвин, конечно же, был в подавленном состоянии. Так же, как и
Сирокко. То ли потому, что он был до этого увлечен Габи, то ли просто
по неопытности, Калвин не был первоклассным любовником. Сирокко
считала, что здесь присутствует то и другое понемногу. Он был мягкий,
застенчивый и педантичный. Из его досье явствовало, что большую
часть своей жизни он провел в учебе, неся академический груз,
оставлявший мало времени для забав.
Габи по-другому все это просто не заботило. Исследовательский
модуль "Властелина Колец" был для нее лучшей игрушкой из тех, что
она когда-либо имела. Она так любила свою работу, что, несмотря на
свою ненависть к путешествиям, окончив с отличием университет,
присоединилась к корпусу аэронавтов и смогла наблюдать звезды без
раздражающего присутствия атмосферы.
Когда Габи работала, она ничего больше не замечала, так что не
казалось странным, что Калвин начал проводить в исследовательском
модуле почти столько же времени, сколько и Габи, выжидая момент,
когда он сможет подать ей фотографическую пластину, объектив или
ключи к ее сердцу.
Джина, казалось, тоже не заботил секс. Сирокко посылала
сигналы, которые могли стоить ей пяти лет жизни, если бы о них узнали
в FCC (Федеральная комиссия связи (США)), но Джин не воспринимал
их.
1 2 3 4 5 6 7 8
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...