ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


По мере того, как Супрамати приближался к Бенаресу, он становился все озабоченнее. Это происходило от того, что во дворце, куда он вез Нару, жила Нурвади и его сын, которого он сделал бессмертным; тому теперь должно было быть около 42 лет.
Как признаться Наре, что под одной кровлей с нею живет его бывшая возлюбленная, та самая, ради которой он более чем на два года забыл свою законную супругу?
Когда поезд миновал последнюю станцию и быстро приближался к священному городу индусов, тяжелая озабоченность Супрамати достигла своего апогея.
Облокотясь на подушку, Нара молча наблюдала за выражением разнообразных чувств, которые отражались на лице мужа.
Наконец она встала, положила руку на плечо Супрамати и сказала с лукавым взглядом:
– Полно мучиться из-за такого старого греха! Ты был тогда свободен и так скромно пользовался этой свободой, что я была бы неблагодарной, если бы сердилась на тебя за такие пустяки. Я знаю историю Нурвади и от души жалею это бедное создание, которое любит тебя глубокой и чистой любовью. Я не хочу ни смущать ее, ни возбуждать ее ревность. И потому скажи ей, пожалуйста, что я твоя сестра. Это позволит мне видеть ее и говорить с ней. Несчастная бессмертна, и грешно оставлять ее прозябать в полном невежестве. Я хочу попытаться развить ее и открыть ей путь к знанию.
Супрамати прижал к губам обе руки Нары. Он был и доволен, и сконфужен.
– Мне будет стыдно сказать твою великодушную ложь,- пробормотал он.
– Это будет ложь только наполовину, так как оба мы отдаемся высшему посвящению, которое не допускает никакой земной связи. Наша любовь превращается в чистое единение душ, и эта привязанность, лишенная всего материального, становится вечной и нерушимой, – ответила она с добрым и теплым взглядом.
В Бенарес они приехали после полудня. Когда все почистились немного после дороги, Нара послала мужа к Нурвади.
– Ступай, ступай! Будь добр и нежен к ней, она заслуживает этого. А потом приводи ее к ужину и познакомь со своими братом и сестрой, – прибавила она, чистосердечно смеясь над смущенным видом мужа.
Находясь еще под впечатлением смешанного чувства стеснения и досады, Супрамати направился в дальний флигель дворца, где жила Нурвади. От служанки он узнал, что Нурвади на террасе, и что там же находится молодой принц, только что вернувшийся из поездки в Гималаи на встречу со своим отцом.
Супрамати был немного удивлен. Каким образом его сын мог узнать о его приезде, если только его не предупредил об этом Эбрамар? Но он никогда ничего не говорил тому о своей связи.
Он быстро прошел ряд хорошо знакомых ему комнат, направляясь к террасе; мягкие ковры заглушали его шаги. Войдя в любимую комнату Нурвади, смежную со спальней, он тотчас же увидел молодую женщину. Она стояла спиной к нему на террасе и прижимала к своей груди мальчика, которому с виду можно было дать не более десяти лет.
Супрамати остановился в волнении. Тысячи воспоминаний заставляли усиленно биться его сердце. Голос его слегка дрожал, когда он тихо позвал:
– Нурвади!
Та быстро обернулась и с криком безумной радости бросилась в объятия Супрамати.
– Ты вернулся! Я снова вижу тебя! О! Если бы я могла в эту минуту умереть от радости!
Супрамати прижал ее к себе и поцеловал в лоб, но в этом поцелуе чувствовалась спокойная привязанность брата, а не страсть любовника, и Нурвади поняла это.
Она выпрямилась и боязливо заглянула в блестящие и ясные глаза Супрамати, с нежностью смотревшего на нее.
– Смотри, вот наш ребенок, – смущенно и нерешительно сказала она, указывая на мальчика, который молча стоял в стороне, опустив глаза.
Супрамати подошел к сыну, прижал его к себе и покрыл страстными поцелуями. Затем, отстранив от себя, он стал рассматривать его со смешанным чувством радости и грусти. Если мальчик и отличался настоящей ангельской красотой, то все-таки это был ребенок, а не мужчина, каким ему следовало бы быть в его лета.
– Сандира! Твой вид радует, но и огорчает меня. Ты – не мужчина, каким я надеялся видеть тебя…
Мальчик поднял на него свои большие черные глаза и взгляд их заставил Супрамати вздрогнуть. Мысль, светившаяся в его бархатных глазах, была мыслью зрелого, развитого, сильного духом и волей человека.
– Я понимаю тебя, отец! Но то, что ты видишь – это дело твоих же рук. Мне не хотелось омрачать упреком наше первое свидание, но раз ты сам намекнул на мой наружный облик, который далеко не соответствует моим летам, позволь заметить тебе, что было крайне неосторожно с твоей стороны вводить в неразвитый организм то опасное вещество, которым ты обладаешь. Несомненно, тобой руководили любовь и боязнь потерять меня; к тому же ты не знал, на какие мучения осуждал меня. Если бы не Эбрамар и его божественное знание, я оставался бы еще долгие века грудным младенцем.
– Как? Ты знаешь Эбрамара? – вскричал Супрамати.
– Я его ученик и прошел под его руководством суровый и длинный путь посвящения. Только благодаря особому режиму и беспрерывной работе, я понемногу рос. А теперь позволь мне приветствовать тебя и передать, что наш общий учитель ждет нас к себе.
Супрамати слушал, не спуская глаз с маленького, розового ротика, произносившего такие важные слова.
– Ты прав, мой сын! Я действовал с преступною непоследовательностью, когда воспользовался ужасной силой, не зная последствий моего поступка. Прости меня, что я причинил тебе столько незаслуженных страданий. Единственным утешением может служить только то, что мой неблагоразумный поступок доставил тебе покровительство Эбрамара. Мне хотелось бы сейчас же поблагодарить его за то, что он исправил сделанное мною зло. Впрочем, может быть, ты еще и выиграл, так как ты избежал всех земных искушений, всей той телесной и душевной грязи, с которыми сталкивается человек в мире. Ничто не препятствует твоему восхождению к высшему знанию.
Сандира улыбнулся.
– Дай Бог, чтобы ты был прав. О! Надо пройти еще громадное расстояние и мы знаем пока лишь точку отправления, но цель пути теряется в океане света священного, но непроницаемого центра, охраняемого семью гениями сфер. Там в последний раз восстает сомнение и шепчет неутомимому труженику, достигшему врат сияющей твердыни: «Какова-то будет награда за твои долгие усилия, за твой смело пройденный тернистый путь сквозь мрак и горе?» О, отец! Порой у меня кружится голова, и я спрашиваю сам себя: где же ты, светлый покой? Что за ужасная и неумолимая сила толкает нас вперед?
Взгляд юноши устремлен был в пространство, а маленькие руки его судорожно сжимали руки отца.
Супрамати с грустью смотрел на него. В его воспоминании Сандира остался грудным ребенком, которого он носил на руках; а сын, которого он видит теперь, – странный незнакомец, ребенок с виду, но мыслитель по развитию, которого волнуют уже великие проблемы существования.
Супрамати сел на диван и усадил рядом с собой Нурвади и Сандиру. Между ними завязался длинный разговор о прошлом и будущем.
Когда настало время ужина, он объявил собеседникам, что отведет их к брату и сестре, которые желают с ними познакомиться.
Супрамати с таким нетерпением стремился увидать Эбрамара, что выразил желание ехать на следующий же день.
Нурвади просила позволения сопровождать его. Она не хотела сейчас же расставаться с ним и с сыном. Кроме того, Наре достаточно было нескольких часов беседы, чтобы совершенно овладеть умом Нурвади.
Она объяснила ей странность ее существования и необходимость создать себе иную, более серьезную цель, чем занятие единственно спаньем и нарядами.
Нара сообщила Нурвади, что близ того места, где живет мудрец, руководящий Сандирой, устроена школа для женщин, тоже обреченных на долгую жизнь, и предложила поступить туда, на что та с радостью согласилась.
После нескольких дней приятного пути через гористую страну с восхитительными видами наши путники прибыли, наконец, к таинственному дворцу, где жил Эбрамар.
Их, очевидно, ожидали, так как входная дверь была открыта, и тот же управляющий, который сорок лет тому назад встречал Супрамати, встретил их радостно и почтительно.
Сандира объявил, что сам проведет их прямо в рабочую комнату мага.
Эбрамар встретил их на пороге комнаты и горячо обнял Супрамати с Дахиром, а затем с отеческою нежностью протянул обе руки Наре, которая смотрела па него светлым и признательным взглядом.
Когда улеглось первое волнение, все сели и завязался общий разговор. Эбрамар поздравил Супрамати с быстрым прохождением первого посвящения, а Дахира с избавлением от всех уз, сковывавших его с печальным прошлым. Он объявил, что дает им несколько недель свободы и полного отдыха, прежде чем укажет их новые занятия. Затем, обернувшись к Наре, он прибавил с улыбкой:
– Для тебя, сестра моя, я сохранил место Вайрами, которая желает предаться особому культу магии и удаляется в сферу созерцания. Итак, теперь ты будешь руководить школой женщин и первыми занятиями новых неофиток: Нурвади и Лоры, которые поступят туда. Первую я сейчас же передам Вайрами.
По приказанию мага, Сандира побежал за Верховной жрицей. Внимательно слушавший Супрамати спросил:
– Как, учитель? У тебя здесь есть школа для женщин? Вот чего бы я никогда не предположил!
– О! Здесь есть еще много, чего ты не видал. Я все покажу тебе в тот день, когда ты будешь осматривать свои владения,- с улыбкой ответил Эбрамар.
Супрамати покачал головой:
– Нет, учитель! Здесь, где все полно твоею мудростью и добротой, ничто не принадлежит мне, за исключением твоей дружбы и покровительства. Блажен этот дом, что в нем обитает такой мудрец, как ты! Блаженны те, кто может жить здесь, чтобы под твоим руководством достигнуть света высшего знания! Что мне миллионы, положенные во всех банках мира на имя Супрамати? Переступив этот порог, я оставил за собой все, что связывало меня с земною суетой. Я приношу с собой только частицу знания и горячее желание всеми силами работать, чтобы подняться к свету по опасному пути, откуда нет возврата, так как впереди будет сиять неведомая таинственная цель, но за мной разверзнется пропасть.
– Будь верен своей похвальной решимости, и ты не остановишься на полпути. Я твердо надеюсь, что с радостью возложу когда-нибудь на твою голову сияющий венец мага, – ответил Эбрамар, крепко пожимая ему руку.
Их разговор был прерван приходом Сандиры и молодой красивой женщины в белой одежде, закутанной в длинное и широкое газовое покрывало.
На правильном лице ее лежало строгое и спокойное выражение, а черные бархатные глаза горели восторженно. Скрестив руки на груди, она низко склонилась перед Эбрамаром.
– Я приказал позвать тебя, Вайрами, чтобы объявить о скором исполнении твоего желания посвятить себя уединению. Наша сестра Нара – он указал на молодую женщину,- будет руководить твоими ученицами. По разным причинам я не могу еще назначить день, когда передам ей ее новое дело, пока же, Вайрами, доверяю тебе нашу новую неофитку, Нурвади; возьми ее и помести у себя. Ты же, дочь моя, простись с сыном. Ты будешь видеть его только по праздникам. Насчет же его судьбы можешь быть вполне спокойна.
Нурвади покраснела; глаза ее наполнились слезами, но она мужественно поборола свое волнение. Она обняла Сандиру и Нару, пожала руку Супрамати и поцеловала руку Эбрамару.
Вайрами горячо поблагодарила учителя. Затем она сняла свое покрывало, покрыла им голову Нурвади и ушла вместе с ней с террасы.
– Скажи, учитель, много ли бессмертных женщин в школе, которой будет заведовать Нара? – спросил Супрамати.
– В школе около двухсот воспитанниц, и все они бессмертны. Поэтому мы их и посвящаем в высшее знание. Маленькие общины, подобные той, в какую вы поместили Лоренцу, носят совершенно другой характер и преследуют иную цель,- ответил Эбрамар.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...