ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– лукаво заметил он.
На этом дело и кончилось. Но я знаю, что он обладает положительно необыкновенными средствами, которые привели бы в недоумение врачей.
Так, во время наших прогулок, я видел, как он излечил с поразительной быстротой и без всякой операции нескольких слепых, из которых двое страдали катарактой. Что же касается исцеления паралитиков, то это для него детская игра.
– Как же он излечивает катаракту? – спросил Супрамати, побледнев от волнения.
– Он смачивает глазное яблоко прозрачной, с зеленоватым оттенком жидкостью. Затем он завязывает глаза платком и кладет больного на землю в такое место, куда не достигают солнечные лучи. Через известный промежуток времени, между четвертью часа и полутора часами, смотря по важности случая, больной встает зрячим и совершенно здоровым.
Несколько дней были посвящены отдыху в обществе Нары, а затем Дахир и Супрамати снова переселились в лабораторию, чтобы приготовиться к предположенному свиданию с сановниками загробного мира.
Они выдерживали особый режим в пище, который не особенно понравился Супрамати, так как все подаваемые блюда имели острый и пряный вкус. Кроме того, все время он должен был оставаться в темноте, а масло единственной освещавшей комнату лампады издавало сильный и раздражающий запах. Наконец Дахир предписал очень теплые ванны, в воду которых он клал ароматические травы, что всегда вызывало у Супрамати удушье.
Если бы он не интересовался так свиданием с существами «иного» мира, он стосковался бы; но разговоры с товарищем поддерживали его и еще больше возбуждали интерес, так что он уже с лихорадочным нетерпением ждал, когда окончатся девять суток, назначенные для приготовления.
Наконец настал назначенный день. Незадолго до полуночи оба они надели черное трико и чепчики вроде средневекового капора, такого же цвета, плотно облегавшие лицо и совершенно скрывавшие волосы. Затем Дахир повесил себе на шею магический жезл, и оба они прошли в лабораторию.
Здесь они зажгли четыре свечи и треножники с ароматическими травами, которые с треском горели, распространяя острый и густой дым. Затем Дахир с товарищем вошли в средину магического круга, вне которого стояли два кресла.
Подняв обе руки, Дахир произнес размеренным тоном формулы заклинаний, уже известных Супрамати, и почти тотчас же на конце жезла вспыхнуло кроваво-красное пламя. Тогда, пользуясь магическим жезлом, как пером, Дахир начертал в воздухе каббалистический знак, линии которого, фосфоресцируя, вибрируя и потрескивая подобно фейерверку реяли в воздухе.
Через минуту в воздухе образовалось облако, быстро сгустившееся в спираль черного дыма, который раздался, открыв исполинскую фигуру человека; плотно облегавшая волосатая одежда вырисовывала его могучие формы и широкую грудь.
Кроваво-красные крылья высились у него за спиной, а с плеч ниспадал воздушный сероватый плащ, который широко расстилался позади и терялся в сумраке. Этот плащ соткан был точно из бесчисленного множества человеческих лиц, неясные контуры которых сливались воедино, и только фосфоресцирующие глаза их, как бриллианты, горели в облачной массе.
Правильные черты длинного худощавого лица дышали хитростью и могучей силой; глаза сияли жгучим огнем, а два широких фосфоресцировавших луча, исходившие из его чела, имели вид согнутых рогов.
– Привет тебе, Сармиэль! – сказал Дахир, кланяясь странной личности, имевшей вид вполне живого человека.
Затем, повернувшись к Супрамати, который молча и с ужасом смотрел на этого гостя, он прибавил:
– Дай руку, брат, твоему новому союзнику, повелителю духов, блуждающих в первой сфере нашей планеты. Ему подчинены миллионы злых, невидимых, недовольных, строптивых и вредных существ, отброшенных в пространство после жизни, полной излишеств и преступлений. Он послужит и поможет тебе, когда понадобится.
Подавив внутреннюю дрожь, вызванную видом этого необыкновенного существа, Супрамати подал ему свою руку.
В ту минуту, когда их пальцы соединились над магические кругом, из жезла Дахира брызнуло пламя, которое подобно огненной стреле пронизало их руки, запечатлев таким образом заключенный союз.
Загадочная усмешка скользнула по бронзовому лицу страшного демона, а его огненный взор на минуту точно впился в бледное, но решительное лицо Супрамати.
– Не бойся меня! – сказал он грудным, звучным голосом. – Когда ты познакомишься с моими подданными, ты убедишься, что в их мрачных душах звучит столько же добра, сколько и зла. Нам не созидают часовен, в нашу честь не курится ладан, нам не поют благодарственные гимны; а между тем не одно преступление, не один пожар и не одно несчастие остановлено нашими руками. Мы только «демоны», и никто не знает тяжелой работы этих демонов на благо наших братьев по человечеству. Впрочем, так всегда и бывает! Благодарность принадлежит патентованным, канонизированным благодетелям; палачей проклинают, а судей прославляют.
Невыразимая насмешка звучала в словах великана. Отказавшись резким жестом сесть в кресло и продолжать разговор, дух сделал шаг назад. По зале со свистом пронесся холодный порыв ветра, и видение исчезло в столбе черного дыма.
Когда рассеялся последний клок черного пара, Дахир произнес новое заклинание и начертал в воздухе новый каббалистический знак. Минуту спустя у магического круга появился новый призрак.
Он не был исполином, подобно своему предшественнику. Это был высокий и стройный молодой человек; красная, плотно облегавшая одежда вырисовывала его чудные формы. Бледное и прозрачное лицо его отличалось выдающейся, но зловещей красотой. В больших темных и непроницаемых глазах его светилось выражение непобедимой энергии, смешанной с холодной жестокостью. Улыбка, игравшая на его пурпурных губах и открывавшая белые, как жемчуг зубы, таила в себе что-то действительно дьявольское.
Плотно облегающий чепчик покрывал его голову, и надо лбом, между двумя огнями в форме рогов, высился блестящий крест. На шее у него была надета разноцветная цепь, с которой свешивалась на грудь большая золотая звезда. На руке у него висела свернутая вроде лассо веревка с огненной стрелой на конце. За ним был обширный ореол, точно зарево пожара. Там, окутанные дымчатым паром, стояли два существа в черном трико с красными поясами, длинным мерцавшим пламенем за спиной и маленькими крестами на лбу.
Вновь явившийся протянул свою тонкую и белую классически прекрасную с тонкими пальцами руку, а Супрамати почти машинально подал свою – и молния тотчас же запечатлела их союз.
На этот раз Дахир поклонился с видимым почтением и сказал:
– Тот, с кем ты сейчас заключил союз, мой брат, есть царь ларвов. Имени его тебе не нужно, потому что достаточно священных знаков и формул, чтобы ты мог призвать себе на помощь в нужную минуту его, его помощников или одного из его подчиненных. Ты еще не имеешь истинного понятия о том, что такое ларвы, эти отвратительные и вредные твари, населяющие невидимый мир и стерегущие живых, чтобы губить их. Для укрощения их необходим такой могущественный владыка, как твой новый союзник.
Более общительный, чем его предшественник, повелитель ларвов сел в кресло и слушал, играя кольцом, украшенным красным, точно капля крови, камнем.
При последних словах Дахира полунасмешливое, полуусталое выражение скользнуло по красивому лицу духа.
– Твои слова – это еще мертвая буква для твоего ученика, Дахир, – сказал он с легкой усмешкой. – В нем еще слишком живы «ветхий человек» и современный психиатр, чтобы он мог сразу войти в наш мир, так категорически отрицаемый «непогрешимой» наукой, допускающей только то, что можно осязать, взвесить и рассечь скальпелем.
– Ты прав! Брат Супрамати еще слеп во многом, но у него есть охота и рвение, – ответил Дахир.- Чтобы верить и понимать – надо видеть. Я рассчитываю скоро побывать с ним в ваших владениях и надеюсь, что ты поможешь показать ему зловредную деятельность ларвов, а также как ты их усмиряешь.
– Приходите, и я с удовольствием покажу вам свое царство, – ответил с улыбкой странный посетитель. – Вы прекрасно выбрали время для посещения. Земля в изобилии отсылает нам чудные экземпляры этих «очаровательных» существ, а воплощенные употребляют всевозможные усилия, чтобы угодить их вкусам. У нас дел – по горло, так как ты сам знаешь, что нет ничего трудней, как оторвать людей от хорошо сервированного стола. До свидания.
Он встал, сделал прощальный жест и, казалось, потонул в красном сумраке, который затем быстро рассеялся.
Я показал тебе двух страшных блюстителей, повелителей армии зла, - сказал Дахир, улыбаясь при виде недоумевающего и взволнованного вида Супрамати. – Теперь мы вызовем еще некоторых глав рабочих корпораций и низших духов, как-то животных и прочих тварей.
Перед удивленным, но уже более смелым взором Супрамати продефилировал целый ряд существ, одни страннее других, по своему виду и цвету. Его глазам открылся совершенно незнакомый и поразительный мир.
Он чувствовал, что должен был, вероятно, чувствовать первый ученый, открывший при помощи микроскопа новый мир, недоступный простому глазу.
Наконец разнообразие и множество знаков и формул, которые Дахир произносил со смелой уверенностью (все посетители его знали, и он знал всех), утомили Супрамати; несмотря на лихо-
радочный интерес, с которым он слушал и смотрел, он почувствовал что-то вроде слабости.
Заметив это, Дахир объявил, что на сегодня довольно, и когда оба они вернулись в свою комнату, он дал Супрамати выпить кубок вина, а затем приказал ему взять ванну.
– Теперь, прежде чем приступить к чему-либо другому, я даю тебе отпуск для отдыха. Пойдем! Нара ждет нас ужинать. Ты вполне заслужил удовольствие увидеться с ней, – со смехом сказал он.
Супрамати, как во сне, последовал за Дахиром. У него кружилась голова от всех вынесенных впечатлений. Грезил он или все им виденное действительно существовало? Он боязливо сжал руками свой лоб, покрытий холодным потом, и в голове шевельнулась мысль: не сошел ли он с ума, не находится ли уже в доме сумасшедших и не создание ли его больного мозга вся эта странная эпопея с эликсиром жизни и всеми последствиями его встречи с Нарайяной.
Громкий смех Дахира вывел его из задумчивости.
– Не бойся! Ты – не сумасшедший. Все, включая и твою очаровательную жену, есть реальная действительность.
Минуту спустя оба они входили в столовую, где их уже ждала Нара.
Хозяйка была весела и, как всегда, очаровательна. Она поцеловала мужа, но когда он хотел начать рассказывать ей обо всем, что видел и слышал со времени их разлуки, Нара со смехом перебила его:
– Пойдем ужинать! Свои впечатления ты расскажешь мне после. Дахир так скудно кормил тебя, что ты, наверное, очень голоден.
– Действительно, наше меню оставляло желать многого, – весело ответил Супрамати.
После ужина, показавшегося Супрамати восхитительным, все перешли в гостиную. Когда они удобно уселись перед камином, Нара спросила:
– Ну что? Видел ты Его Ларвское Величество? Как он красив, не правда ли? Он был бы вполне обольстительным, если бы только на нем не лежала такая противная обязанность.
– Не хочешь ли ты заставить меня ревновать, так открыто восхищаясь красотой царя ларвов? – с улыбкой заметил Супрамати, целуя руку жены.
Затем, минуту спустя, он прибавил:
– Мне очень хотелось бы составить себе более ясное понятие о ларвах. Все, что я до сих пор знаю о них, очень недостаточно.
Нара сделалась серьезна.
– Ларва, мой друг,- это Нарайяна; это – существо, которое, подобно гиене, подкрадывается к человеку, чтобы питаться его жизненным соком, внушать ему свои собственные неутоленные страсти и увлечь его в бездну нравственной нищеты и физических страданий. Тот, кого ты видел –
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...