ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Теперь уже никакие сожаления не помогут. Нет, мой друг, я вижу, что тебе надо еще много учиться, прежде чем ты приобретешь не только знания истинного мага, но и его благоразумие.

Глава седьмая

Для Нары настали тяжелые дни. Ей надо было объяснить бедной Лоренце неслыханные вещи, а именно: что она спала более трех веков и что ничего не осталось от того, что она знала и любила.
Самое грустное заключалось в том, что ум воскрешенной положительно не мог понять того, что она считала невозможным.
Сначала Лоренца упорно подозревала злую мистификацию; но подавляющая действительность скоро рассеяла последнюю иллюзию, и это вызвало такое безумное состояние, что только искусственный сон на время прерывал его.
Наконец после недели самого бурного отчаяния и потоков слез Лоренца впала в глубокую апатию. Целыми часами лежала она на диване, отказываясь от пищи и питья, или, сидя у окна, смотрела на канал таким подозрительно злобным взглядом, как будто задумала что-нибудь отчаянное.
Нара с беспокойством наблюдала за ней; Супрамати же был совершенно подавлен последствиями своего «научного опыта». Для обоих состояние духа воскрешенной тем более было тяжело, что приближалось время их отъезда в братство, а они не хотели бросить Лоренцу, пока не пройдет такой опасный нравственный кризис.
С согласия Дахира было решено отвезти Лоренцу в Индию и поместить ее в общину женщин, судьба которых была одинакова с ее судьбой. Там постарались бы развить ее ум и создать ей новые условия существования в занятиях и труде. Если бы она оказалась неспособной найти счастье и покой на этом пути, то можно было бы постараться выдать ее замуж, как только она приобретет достаточно спокойствия, чтобы войти в свет под новым именем и не выдать тайны своего странного и необыкновенного прошлого.
Однажды утром Нара отправилась к своей пациентке, чтобы попытаться еще раз внушить ей благоразумие. Не обращая внимания на мрачный и озабоченный вид Лоренцы, Нара села рядом и строгим тоном, каким еще ни разу не говорила с ней, заметила, что покорность истинной христианки с верой и доверием преклонилась бы перед путями Провидения, как бы непонятны они ей ни казались.
Видя, что Лоренца покраснела и смутилась, наставница напомнила ей, какой ужасный грех предшествовал ее летаргии,- что она была мертва, так и осталось для нее тайной, – и что Господь, наказывая ее, был настолько милосерден, что соединил ее с Нарой, которую она знала, и обеспечил ей новое будущее. Она прибавила, что Супрамати дает ей весьма солидное состояние, а это избавляет ее от всяких денежных забот. Поэтому она, по своему усмотрению, может вернуться в свет и выйти замуж под новым именем, или ехать с ними в Индию и отдохнуть среди друзей до той минуты, пока не успокоится достаточно, чтобы решить свое будущее.
Этот разговор не остался без результата. Уверенность, что она не нищая, видимо, успокоила Лоренцу, и в конце концов она выразила желание помолиться в церкви. Нара свозила ее в церковь Св. Марка.
Вид церковной службы, которая совершалась так же, как и прежде, подкрепил бедную женщину. С этого дня Лоренца сделалась благоразумней и выразила желание сопровождать Нару и ее мужа в Бенарес. Остальное время до отъезда она ходила по церквям и разыскивала могилы своих современников, у которых подолгу молилась. Особенно долго она молилась у мавзолея мужа, который ей удалось-таки разыскать.
Две недели спустя все уехали из Венеции и остановились на острове Кипр, где оставили Лоренцу с Тортозом. Там она должна была дожидаться их.
Молодая женщина была грустна и серьезна, но спокойна. Теперь нечего было бояться нескромности с ее стороны, так как она поняла, что ее прошлое не из числа тех, о которых можно говорить.
В темную и бурную ночь вышла из гавани маленькая лодка. В ней сидели трое бессмертных, которые не боялись ни волн, ни бурь и смело направлялись в открытое море. Как только последние фонари гавани исчезли в тумане, показался корабль-призрак, который под парусами дожидался своих пассажиров.
Сколько времени длилось путешествие, Супрамати не мог определить. Разнообразные чувства волновали его душу, когда они приставали к затерянной в океане скале, которая в гранитных недрах своих таила сокровенные тайны.
Церемониал приема был такой же, как и в первый раз, а затем все разошлись по назначенным им комнатам.
На следующее утро, одетый в белоснежную тунику, сосредоточенный и полный тревоги, отправился Супрамати на божественную службу, торжественность которой снова произвела на него глубокое впечатление.
Старец-Первосвященник, совершавший службу, как и полвека тому назад, подзывал присутствующих по одному и выливал на их головы по несколько капель таинственной влаги, содержавшейся в чаше. Супрамати, Нара и Дахир были последними.
Старец приказал им стать у подножия ступеней, а сам отнес чашу на алтарь. Затем он вернулся, привлек в свои объятия Супрамати и сердечно поцеловал его.
– Я счастлив, брат мой, приветствовать тебя здесь как полезного и достойного члена нашего братства. Ты сдержал свое обещание. Богатство не приковало тебя к материальному миру, не увлекло тебя своими наслаждениями и не сделало тебя ненасытным в отношении тех пошлостей мирских, которые всегда остаются одни и те же под новыми именами и извинительны едва ли даже для существ, живущих и умирающих, как насекомые; но для бессмертного они составляют преступление и несчастье. Ты возвращаешься к нам не загрязненный нечистыми страстями; ты хорошо работал и прошел первые ступени знания. Теперь ты готов вступить на тернистый, но славный путь высшего посвящения. Но я вижу в твоей душе боязнь и смущение при виде громадного поля труда и знания, которое еще предстоит тебе одолеть.
Успокойся, мой брат! Как ни тяжел путь, желание и воля сглаживают все трудности, а лихорадочная деятельность заставляет забывать время. После каждой раскрываемой тайны встречается запертая дверь новой, ключ к которой приходится искать. Таким образом, переходя от одной области к другой, и поднимаются по лестнице света, которая ведет к неведомому центру, где царит Непогрешимое Существо-Творец бесконечности. И чем выше будешь ты подниматься, тем более душа твоя будет наполняться гармонией и приобретать могущество.
Нашему брату, Эбрамару, поручаем мы руководить тобой в изучении высшей магии, и пусть он научит тебя использовать приобретенные тобой знания. Испытание мага кончается только тогда, когда он может произвести что-нибудь полезное для общего блага и умеет сознательно пользоваться великими двигателями вселенной. Помните вы, здесь собравшиеся друзья, что бессмертие - это тяжелое бремя, что наше назначение – облегчить агонию нашего старого умирающего мира и колонизировать новую планету. Пусть же сознание такой ответственности поддерживает тебя, Супрамати, и вооружит мужеством и настойчивостью, которых ничто не могло бы поколебать!
Старец сделал Наре знак приблизиться и продолжал:
– Ты тоже, дочь моя, хорошо трудилась! Ты очистилась, и вихрь плотских влечений, в который бросил тебя твой неосторожный союз с Нарайяной, не имеет больше на тебя влияния. Тебя ждет важное и полезное дело под руководством Эбрамара. Выполни его с честью и усердием – и ты поднимешься еще ступенью выше.
– Наконец, тебе, Дахир, я могу сообщить благую весть. Последнее из тяготевших над тобой проклятий изгладилось. Жертвы, простившие тебя, сделались твоими друзьями; мрачные же души, упорствующие в своей ненависти, бессильны над тобой. Разрушающий, исходящий от них флюид падает на их же головы. Чистый и свободный от всякой связи с твоим преступным прошлым, переступишь ты порог высшего посвящения.
Сияющий и обновленный счастьем, Дахир преклонил колена и поцеловал край сверкающей туники Первосвященника, а тот положил руку на его склоненную голову и благословил. С минуту еще стоял Дахир на коленях, погруженный в восторженную молитву. Потом он встал и спросил неуверенным голосом:
– А моя жертва, Лора? Долго еще продолжится ее наказание? Ее участь тяжелым камнем давит мою душу. Старец улыбнулся.
– Пусть эта забота не смущает твоего восхождения к свету. Уже давно ненависть Лоры превратилась в любовь. Размышление, молитва и покорность судьбе завершили дело ее очищения. Она жаждет следовать за тобой; но так как предпринимаемые тобой занятия исключают всякие сношения, кроме духовных, то Лора тоже посвящает себя труду и учению. Под руководством Нары она пройдет посвящение, чтобы быть в состоянии сделаться твоей подругой в работе и преданной ученицей к тому времени, когда на земле начнутся тяжелые испытания и ужасные катаклизмы, которые с таким безумным легкомыслием готовит слепое человечество. Итак, друзья мои, отдыхайте у нас сколько вам будет угодно. Потом, Дахир, твой корабль-призрак отвезет тебя в назначенное место, и твои друзья будут твоими последними пассажирами.
Целых три месяца провели Супрамати с женой и Дахиром в таинственном убежище Грааля. Невыразимая гармония и небесный покой царили в этом очарованном месте; теперь Лора жила вместе с ними. Она была и счастлива, и грустна, так как земная любовь, какую внушил ей Дахир, еще болезненно звучала в ее душе. Но братское участие и привязанность к ней молодого адепта, а также знания, которые он в ней развил, открыли ей иные светлые горизонты. Она увлеклась ими, а мелочные земные чувства потемнели и исчезли.
Когда Дахир с друзьями уезжал, его прощание с Лорой было не так тяжело, как в первый раз. Лора хотела было сопровождать его, но Старейшина общины приказал доставить ее в Индию.
Наши путники не заезжали на Кипр. Супрамати послал Тортозу приказание ехать с Лоренцой в Калькутту и там дожидаться их во дворце. Корабль-призрак доставил наших путников в маленькую гавань на острове Цейлон.
Не без смутного чувства грусти покидал Дахир палубу судна, бывшего свидетелем его преступлений и искупления. Стоя в маленькой шлюпке, он не спускал глаз со старого товарища, гордо качавшегося на волнах. Вдруг корабль потемнел, точно огни св. Эльма, как говорят моряки, пробежали по его такелажу, а затем все расплылось и исчезло в атмосфере.
С тяжелым вздохом Дахир опустился на скамейку и задумался. Друзья не тревожили его. Только когда они вышли на берег, он провел рукой по лбу, как бы желая отогнать надоедливые мысли, и заговорил о путешествии.
С этой минуты наши путники уже пользовались обыкновенными способами сообщения, чтобы добраться до Калькутты, где Супрамати нужно было привести в порядок некоторые дела до отъезда в Бенарес.
Во время этого переезда ко всем вернулось хорошее расположение духа, немного смущенное пребыванием на призрачном корабле. Они старались забыть прошлое и говорили только о будущем и предстоящей им работе.
– Изучать под руководством Эбрамара – это наслаждение,- заметила однажды Нара. – Он так ясно объясняет самые трудные проблемы, что они кажутся простыми и легкими. Правда, он очень строг и, главное, требует такой дисциплины ума, что считает непростительной небрежностью всякую праздную мысль. Но к этому мало-помалу привыкаешь. Кроме того, сознание могущества дисциплинированного и сознательного мышления, которое можно сравнить только со стихийной силой, налагает обязанность быть всегда господином этого страшного оружия, убивающего подобно молнии. Тебе и Дахиру придется еще много поработать над приобретением этой способности, но обстановка, в какой вы будете находиться, значительно облегчит вам ваш труд.
– Ты права, Нара, и я с наслаждением вспоминаю о моем пребывании у Эбрамара. В этом полном покое и невыразимой гармонии душа набирается сил и чувствуешь, словно у тебя вырастают крылья. Это настоящее предвкушение райского блаженства.
В Калькутте наши путники пробыли всего несколько дней, чтобы устроить Лоренцу в женской общине, находившейся под управлением посвященной. Община эта должна была скоро переселиться в окрестности Бенареса, чтобы быть ближе к таинственным мудрецам, живущим в тайниках Гималайских гор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...