ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Ах, вот вы где? Отыскались, - воскликнул Федя и тут же, увидев разбитые палатки, онемел.
- Пропал наш лагерь!
- Ой, если бы не ловили самогонщиков, ничего бы этого не было! плакали девчонки.
- Постойте, не ревите. А где ребята?
- Похищены вместо цыганят!
- Кто похитил ребят вместо цыганят?
- Углежоги!
- Это еще что за разбойники?!
- Они не разбойники... Уголь жгут, смолу добывают.
Хорошие люди.
- Хорошие люди детей не похищают! Куда они девали их?
- Помчали в милицию!
- В райцентр? С ума сойти! Вот я им покажу, как хватать пионеров с утра, натощак. Подвергать такой встряске... В милиции разберемся! Я этого дела так не оставлю!
- Постой, Федя, они же не виноваты. Это Фома и Ерема всех обманули!
- Ах, вот что. - Федя оглядел разгромленный лагерь и свистнул: - Узнаю сову по полету, святых угодников по чудесам! Здорово начудили Пантелеймон-целитель и святой Иосиф!
- Какие святые, это поповы дети! Ой, как они нас разыграли!
- Разыграли нас "святые", лики которых изображены в церкви на иконах. Сам их видел, да вот и Боб не даст соврать.
- Точно, - подтвердил Боб, не поднимаясь с четверенек. Он разыскивал остатки своей фотолаборатории, разметанной налетом углежогов.
- Вот они у меня на пластинках засняты. Когда проявлю и отпечатаю, сами увидите. Фома - святой Пантелеймон-целитель, а Ерема - святой Иосиф. А лихой поп - забирай выше - сам бог Саваоф... Мне бы вот только химикалии разыскать. Да увеличитель привести в порядок. Все их узнают.
- Мы их выведем на чистую воду, подлецов. Ты, Боб, постарайся подготовить все портреты, а я побегу в совхоз. Звонить в милицию.
- Ой, Федя, не убегай, нам одним страшно!
- Да я от вас на край света готов убежать! В омут прыгнуть! К тиграм в клетку!
- Федя, не сердись, нам и так плохо!
Дружный рев и потоки слез подтвердили эти слова.
Вожатый постепенно расспросил девочек, где они были, что видели. Он не говорил о роли коллектива, не ругал и не стыдил их, куда уж! Девчонки столько претерпели бед, что и без всяких нотаций понимали, к чему ведет отрыв от товарищей.
- Ну ладно, - сказал в заключение Федя, - помогайте Бобу фотолабораторию восстанавливать. Нечего теперь нюни разводить!
Девчонки начали понемногу приводить в порядок лагерное хозяйство.
Они работали изо всех сил. Когда появились из совхоза Васвас и дежурное звено, таща на палках мешки с хлебом, бидоны с молоком, пучки моркови, редиски и прочее продовольствие, палатки уже стояли на своих местах и следов разгрома лагеря почти не осталось.
- Здравствуйте! - сказала Васвас девчонкам. - Явились наконец? А где же Рубинчик и его мальчишки?
Ее зоркий глаз сразу заметил нехватку ребят.
- Еще не все ясно, - ответил Федя, - по некоторым отрывочным сведениям, похищены, как цыганята.
- Цыганами! Я так и знала. Они давно к нам присматривались! всплеснула руками Васвас. - Так это потому и били в набат? А мы-то слышали и не сообразили...
- Нет, - сказала, всхлипывая, Сима, - их похитили вместо цыганят.
- Как так, вместо цыганят?
- Да вот так, как детей конокрадов.
- Ничего не понимаю, какие конокрады?
- Да тут без милиции не разберешься, - сказал Федя. - Вы оставайтесь, я побежал звонить в райцентр.
Да и в милиции не сразу разобрались в этом удивительном происшествии. Запутал все дело старый знакомый пионеров, их невольный крестник, "припечатанный"
ведром, дед Еграша.
Когда ватага углежогов, промчавшись по райцентру, заскочила во двор районной милиции, он сидел у стола дежурного. Милиционер писал, а дед, закатывая глаза, напевал ему сладким голосом:
- А еще можно варить в том самогонном аппарате любые вина, пива и наливки сладкие. Заложишь чернослив - и вот тебе потечет из краника сливянка. Заложишь сухих яблочков из компота - и вот тебе покапает из другого краника яблочная. Заправишь медку - и вот тебе...
Тут деда-ябеду прервало шумное появление углежогов.
ТЕТРАДЬ ОДИННАДЦАТАЯ
Лукавство старика Еграши. - Ужасные обвинения. - Спасайся кто как может. - Кросс с препятствиями по незнакомому городу. - Райком-спаситель
- Принимай конокрадов. Допрашивай скорей, куда погнали коней!
- Отцы удрали, а детей поймали!
- Вот они, цыганское отродье!
С такими возгласами углежоги, спрыгнув с коней, втащили к дежурному своих несчастных пленников. Ребята после дикой скачки были чуть живы.
Но Рубинчик не оплошал. Как только ему вынули кляп изо рта, он закричал:
- Вы ответите за издевательства над пионерами!
Углежоги расхохотались:
- Хороши пионеры! Посмотрите на этих цыганят - похожи ли они на что-нибудь подобное? Пионеров мы знаем. Были у нас на экскурсии. Чистенькие девочки.
В красненьких галстучках...
- А где на вас галстуки, а?
- Да мы их надеть не успели, как вы нас сграбастали!
Постойте, да вот тут наш знакомый. Он подтвердит. - Рубинчик вцепился в деда Еграшу. - Скажите, пожалуйста, кто мы такие. Вы же нас хорошо знаете, помните, как мы ведром-то вас стукнули...
- Стукнули, стукнули, - подтвердил Еграша, - так припечатали, что меченым долго ходил.
- Ну, так вот, слушайте, что дедушка скажет, верьте ему, он же не соврет... Так скажите, кто мы - пионеры или цыганята?
Все углежоги и дежурный милиционер обернулись к Еграше.
- Вестимо кто, - широко улыбнулся дед, - цыганята!
Что тут поднялось! Углежоги радостно зашумели, замахали кнутами, палками:
- Ага, правильно! Попались, чертенята!
- Кого ловили, того и поймали! Допрашивайте их построже, куда отцы поехали, куда наших коней погнали!
- Какие кони? Отцы наши на трамваях ездят!
- Рассказывай, ври больше!
- Всыпать ему горячих! - замахнулся один из углежогов на Рубинчика.
- Тише, граждане, - сказал дежурный. - Докладывайте кто-нибудь один суть происшествия, коротко и ясно. Во всем разберемся.
Председатель артели доложил, что этой ночью, когда углежоги были отвлечены пионерской экскурсией, цыгане угнали у них коней. Быстро сняли табор и уехали.
А цыганят оставили.
- Ай-ай-ай! - покачал головой Еграша. - Оставили детей, нехристи!
- Ну где ваша совесть, дедушка, разве же мы цыганята? - спросил его Рубинчик.
- А чем вы лучше? - ответил дед. - Такие же бездельники. Не сеете, не жнете. В речке кувыркаетесь, на солнышке греетесь, пляшете, танцуете... И вон как озоруете! Коней угнали!
- Арестованный, не переговариваться! - цыкнул милиционер. - А ну, говорите всю правду, откуда вы прибыли, гастролеры. Чем занимаются ваши родители?
- Известно откуда - египетского царя подданные!
Фараоново племя! У них известное занятие - красть, врать да колдовать, - опять вмешались углежоги.
Видя, что тут никого не переубедишь, Рубинчик потребовал:
- Дайте начальника милиции, самого главного, мы ему всю правду скажем.
- Начальник на рыбалку уехал. Суббота сегодня.
- Позвоните в райком партии. Я требую!
- Ишь чего захотел. Райком уголовниками не занимается. Это дело милиции. Рассказывай, не тяни.
- Ничего мы вам не будем рассказывать, вы все равно не верите. Пионеры мы, и все.
- Чего нянчиться с ними. Всыпать им!
- Допрашивай строже, куда коней погнали!
- Хитрит, фараоново племя. Глаза отводит! - снова подняли крик углежоги.
- Отводят, отводят! - подскочил дед Еграша. - Вот и мне так отводили... А теперь-то я соображаю. Как это может быть, чтобы из одного самогонного аппарата разные вина и наливки текли? Тут не без отвода глаз... Не без обмана всех чувств и соображений... Вы это запишите в протокол!
- Они еще и самогонщики? - насторожился председатель артели.
- А как же. Не они сами, конечно, а их главный цыган, мастер на все руки... И такой обманщик - не только у меня, у всех наших самогонщиков самогонные аппараты выцыганил и не отдает. У нас завтра престольный праздник Фролы и Лавры, каждому надо веселым зельем заранее запастись, а он говорит - приходите завтра, получите. А завтра ведь праздник, воскресенье! Кто же в праздник этим занимается?.. Занимаются зараньше.
Рубинчик невольно улыбнулся, слушая лукавого старика. Он-то знал, почему собрал Калиныч самогонные аппараты со всей округи и всем хозяевам их велел приходить в воскресенье.
- Я жаловаться пришел! - стукнул по столу кулаком дед Еграша.
- И вы еще будете отпираться? - грозно спросил дежурный, наступая на Рубинчика. - Вот я вас в каталажку.
Там крысы! Гады ползучие!
- Я протестую! - закричал Рубинчик. - Мы будем жаловаться!
- Жалуйтесь своему египетскому царю, лукавое племя! - закричал бородатый углежог, размахивая веревками.
- Ничего не поделаешь, раз отпираются, будут заперты. Марш в каталажку! - приказал дежурный.
И, взяв большущий ключ, повел ребят под замок.
Дружно дав реву, пионеры пошли за ним.
Он, конечно, пугал гадами и крысами, "каталажка"
оказалась обыкновенной комнатой, со скамейками. Только на окне была железная решетка.
Замкнув замок, дежурный пошел писать протокол.
- Ребята, - сказал Рубинчик, - вытрите слезы, они мешают думать.
Звено выполнило приказ своего неунывающего командира.
- Теперь давайте соображать. Пионеры мы или не пионеры? Если мы настоящие пионеры, мы не должны падать духом. Вспомним первых пионеров большевиков.
Они не из таких каталажек, из настоящих царских тюрем и каторг бегали. Сквозь толщи каменных стен, сквозь дебри сибирских лесов...
- Убежим, убежим отсюда, Рубинчик!
- Мы не можем терпеть!
- Скорей убежим.
Заголосили ребята.
- Как убежать, я уже знаю... А вот куда бежать? Я думаю - прямым ходом в райком партии.
- Конечно, пионеры в беде - к коммунистам.
- Так вот, ребята. Сейчас мы поднимем шум и попросимся в уборную... Уборная во дворе, а ворота на улицу открыты. И как только нас поведут, вначале притворимся тихими, а потом по моему сигналу: "Сое, кросс!" спасайся кто как может. Бежать - и всем в разные стороны.
Так и сделали. Стали кричать, колотить в дверь ногами, требуя свести в уборную.
Углежоги все еще сидели в дежурке, вставляя в протокол подробности пропажи коней. Дед Еграша твердил свои жалобы насчет задержки самогонных аппаратов. Дежурный дал ключ уборщице, доверив ей проводить ребят по нужде. Уборщица, пожилая толстая тетя, жалостливо поглядывая на несчастных цыганяток - тоже ведь дети, - повела их во двор.
И только вывела, как весь выводок с непонятным криком "Сое, кросс!" ринулся в ворота и бросился врассыпную.
- Караул, убегают пострелы! - крикнула уборщица.
Ее крик поднял углежогов. Они бросились вдогонку.
- Лови! Держи! Хватай цыганят!
И началась погоня.
Ребята увертывались, перескакивали через заборы, забегали в калитки. Бородатые всадники гонялись за ними как сумасшедшие.
Жители города, всполошенные этой погоней, не знали, что и подумать. Мальчишки, убегающие от погони, были черны, босы, голы. Всадники, преследующие их, еще черней, страшны и волосаты.
Любопытные городские мальчишки путались под ногами у тех и у других.
Люди напугались, и по городу пошел крик:
- Караул, цыгане детей ловят!
Всполошился тихий городок Озерецк.
И многим углежогам пришлось остановиться.
Это, конечно, помогло пионерам. Удирали они с великой резвостью. Беда заключалась в том, что ребята не знали ни адреса, ни расположения райкома и метались по райцентру, будоража встречных своими криками:
- Где райком! Где у вас райком партии?
А тут еще препятствия - местные мальчишки с любопытством за руки хватают. Чужие сердобольные мамы.
Чужие папы. Первым ворвался в райком Рубинчик.
- Тише, идет заседание! - остановили его в дверях.
- Товарищи коммунисты! - закричал он изо всех сил. - Помогите, пионеров бьют! - И задохнулся от быстрого бега.
Среди встревоженных лиц, склонившихся к нему, он вдруг увидел одно очень знакомое, округлое, самодовольное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...