ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Этот Генри Франк играл здесь роль продавца наркотиков. Не для фликов... По приказу. Узнай его контакты среди наркоманов.— А что с ним надо сделать?— Ничего. Он уже ликвидирован, но я хочу знать его контакты. Он состоял во вражеской организации. По нему можно выйти на след. В Вашингтоне есть его отпечатки, но нет досье. Эрни сказал бы мне. Парень так устроился, что не попадался.— Понятно. Я проверю еще по двум каналам.— Держи нас в курсе.— Ладно.Повесив трубку, я сразу же заказал новый номер в «Белт эл». Телефонистка... Секретарша... И наконец, Камилла Хунт.— Ну что ж, добрый день, Мушка!— Салют, девочка!— Ты заставил меня ждать.— Нет, не тебя, девочка... Ты никогда не ждешь...Она засмеялась низким, теплым, приятным смехом:— Как это ни кажется невероятным, но я тебя ждала. Мне неприятно в этом признаваться.— Мухи довольно жалкий обед, мой ангел!— О! Но ты говорил, что ты большой жук, а это вкусно!— Ладно, замолчи...Снова раздался смех, потом:— Хорошо... Ты мне позвонил ради дела или ради удовольствия?— Ради удовольствия? Нет, только ради дела.— Мутишь!Я улыбнулся в трубку:— Работа, сокровище... Брось взгляд в свои бумаги и выуди оттуда все, что там есть относительно Генри Франка. Он собирался поступить к вам, но Гамильтон отстранил его кандидатуру.— Франк... Франк... секунду.Я слышал, как она выдвинула ящик, потом его задвинула, зашелестела бумагой, наконец спросила:— Ты помнишь, что я изучала некоторых типов и делала о них записи?— Ну да...— Он был среди них... Подожди... вот он.Наступила пауза, потом бормотание, когда она разбирала написанное. Наконец громко произнесла:— Странный человек... Отрицательные реакции... Не имея специальных знаний и опыта, претендовал на должность... Работал в полудюжине учреждений во Флориде.— Каких?— Я... я сейчас... Не знаю. Но кажется, он мне что-то говорил. Черт! Я не записала... Знаешь, я больше интересовалась чертами характера... Недостаток серьезности, неустойчивость в отношении информации, неуверенность в себе...— А досье?— Если рапорт был отрицательным, он отправлен в Вашингтон.— Тогда постарайся припомнить то, что он тебе рассказывал.— Тайгер... ведь прошло уже порядочно времени. Может, мне и удастся вспомнить, но...— Хорошо. Тогда садись в самолет и прилетай. Я нахожусь в О'Галли, во Флориде. Я узнаю час прилета твоего самолета и встречу тебя в аэропорту. Не беспокойся о вещах, брось в чемодан то, что попадет тебе под руку. В дороге хорошенько подумай и постарайся вспомнить хоть что-нибудь, а когда приедешь, тогда мы и решим... Да!.. Забудь про работу, Мартин Грейди разрешает тебе это. — Я усмехнулся и добавил: — К тому же ты имеешь право на отдых!— Конечно, и без всего, что можно было бы надеть?— А что может быть лучше этого?В ее голосе послышалась веселость.— Я не рассматривала это под таким углом зрения, но, как ты сказал, это кажется забавным, и весьма. До скорого, Жук! * * * Откинувшись в кресле, положив ноги на подоконник, с окурком сигары в губах, капитан Хардекер рассматривал фотографии, когда я открыл дверь в его кабинет.Он бросил на меня жесткий, но не очень враждебный взгляд.— Я вас ждал...Подбородком я указал на снимки:— Генри Франк?— Исчезнувший человек. Имею я право услышать объяснение?Я взял фотографии, которые он протянул мне. Два портрета: один анфас, другой в профиль — человека, исчезнувшего из числа живущих.— Вы уже сказали, капитан... Он исчез.— Разрешите сделать предположение?— Пожалуйста.— Разлетевшись на куски?Пожав плечами, я признался:— Это одна из возможностей.— Неоспоримая?— Вне всякого сомнения.— Счастлив слышать это от вас.— Почему?— Потому что один ребенок в мотеле нашел револьвер, отброшенный на пятьдесят метров от места взрыва. Его отец принес нам это оружие. Проверка показала, что из этого револьвера стреляли в Вестера и в вас.— Это окупилось.— Тогда к чему эти фотографии?— Для того чтобы узнать о нем все, что только возможно. Я хочу знать максимум о деятельности этого типа.— Здесь он неизвестен.— Я не говорил обратное.— Когда я получил эти фотографии, чтобы отыскать пропавшего человека, велел их размножить, и двое из моих людей уже производят следствие. У вас есть какие-нибудь указатели?— Абсолютно никаких.— Во всяком случае, если мы найдем...— Ваше сотрудничество будет соответственно оценено...Он внезапно решился:— Вы меня ужасаете, Мэнн. Вы, ваша проклятая манера действовать, выражение ваших глаз... О! Это мне знакомо! Я уже видел такие. Я давно работаю в этой области и автоматически, не задумываясь, классифицирую людей. Как в кино: хорошие — с одной стороны, злые — с другой. Только у злых нет ваших взаимоотношений с людьми, и это меня страшит. Вся эта паршивая ситуация нереальна, и это-то как раз и делает ее для меня слишком реальной. К тому же этот город находится в первом ряду для принятия удара. Ракеты врага, готовые свалиться нам на голову, нацелены на нас. Мне не нравится оставаться так, с задницей на кресле, в то время как мерзкий удар готов обрушиться на голову. — Он взял свой окурок и бросил его в корзину для бумаг. — Дело плохо, согласен... Но до какой степени?Я кратко подтвердил:— Дело плохо...— Так почему вы один в этом деле?— Я не один. Вы не видите других, вот и все, капитан.— А публикация сможет повредить делу?— Посмотрю.— Хорошо, я играю. И пусть меня повесят, если я не обнаружу хоть что-то об этом типе. — Он заметил изменение в выражении моего лица и быстро добавил: — Но не слишком-то рассчитывайте на это. Мы тоже умеем задавать вопросы. У наших парней свои методы. Если у меня появится что-то новое, я вам позвоню.— Спасибо. — Я щелкнул по фотографии Генри Франка. — Могу ее взять?— Она ваша.Я вгляделся в черты лица погибшего. Плешивый, близко посаженные маленькие глаза... Рот как у человека только что проглотившего уксус — недовольный, будто весь мир повинен в его посредственности. Посредственный... Он таким и был. Один из тех, кто борется с жизнью, а не за жизнь, потому что такие не способны доминировать над ней. Но если получше рассмотреть эту фотографию... Да, у Франка была рожа исполнителя.Я сунул фото в карман и, кивнув Хардекеру, вышел. * * * Снаружи дождь после резких порывов перешел в монотонный. Он стучал по окнам и крышам, распространяя в воздухе запах моря.Прошло уже много времени, и я снова направился к Винценту Смаллу. Это начинало действовать мне на нервы. У меня появилось такое ощущение, будто я обжигаю пальцы, желая схватить слишком горячий котел голыми руками. Следовало бы подождать, когда он остынет, но у меня не было на это времени. Совсем не было... Чего мне не хватало, так это химического реактива, который мог бы понизить температуру содержимого котла.Скоро, очень скоро что-то прояснится, потому что где-то тысячи техников демонтируют электронную установку, устроенную Агрунски, и ищут ответвление, а ночь наполнена безликими людьми, преследующими этого человека, скрывшегося где-то на планете... А впереди всей этой охоты другой одинокий человек без лица, имеющий, возможно, большое, очень большое опережение. Он уже наступает на пятки Агрунски, который держит судьбу мира в своих руках и решает, что ему делать... * * * У Смалла в окне горел свет. Я заглянул в него, прежде чем позвонил. Профессор философии шагал по комнате, возбужденно разговаривая с кем-то, сидящим ко мне спиной. В один момент мне показалось, что я увидел профиль Вестера. Он тоже казался очень возбужденным.— А-а-а, мистер Мэнн... Прошу вас, входите. Сюда.Тревога наморщила его лоб, и он делал усилия, чтобы не жестикулировать.— Я пытался повидаться с вами...— Да, я уезжал...Вестер приветствовал меня кивком, окинув взглядом, каким техники награждают профанов. Он нервно ерзал на своем кресле и каждую минуту подносил к губам стакан.— Что вам предложить? — спросил меня Смалл.— Ничего, спасибо.— Как хотите... Вы разрешите мне один вопрос?— Валяйте!— Этот взрыв в мотеле... Он связан... — Смалл тревожно посмотрел вокруг себя, — с тем, что касается нас?— В сущности, он должен был вывести из строя меня. Так же как и те пули, которые выпустили в тот вечер в нас с Вестером. Но также, мой дорогой, это все касается и вас. Ключ всего дела зовется Луи Агрунски. Пока мы его не найдем, вам придется привыкнуть к мысли, что вы находитесь в опасности.— Мистер Мэнн, прошу вас... — Смалл с патетическим отчаянием сел наконец на кончик стула и уставился на свои руки, которые положил на колени. — Мы... мы говорили обо всем этом. — Он глазами попросил помощи Вестера, который выглядел совсем маленьким в глубоком кресле, и продолжил: — Мы начали обнаруживать в нем одну привычку...— Какую?— В поведении Луи. Что-то в нем было не так.— Вы знали, что он наркоман?Они снова обменялись взглядами. Атмосфера стала напряженной. Наконец, облизав губы, Вестер ответил на мой вопрос:— Мы думали о чем-то в этом роде... Винцент и я даже говорили об этом.— Недавно?— Нет, еще перед исчезновением Луи. Его поведение казалось нам все более странным, и мы оба заметили, что во времена особой нервозности он уходил в ванную и возвращался оттуда подтянутым, в форме... Потом еще другая вещь...— Какая же?Снова заговорил Смалл:— Однажды, когда я вешал его пиджак, из его кармана выпала коробка... В ней лежали шприц и много ампул. В то время я подумал, что это ему прописал врач после ранения. У меня не было никаких оснований подозревать нечто другое, пока его поведение...Настало время дать им понять всю важность ситуации.— Да, я знаю, и даже скажу вам, насколько он ненормален. У Агрунски редко встречающееся предрасположение к наркотикам. Оно у него появилось случайно, и он сразу оказался отравленным...Смалл побледнел, закусив губу. Он был потрясен.— До какой степени?— Вы не поверите... Но прежде чем я вам скажу об этом, обязан вас предупредить: вы должны профильтровать все, что вам известно... Вы будете счастливы, если проснетесь в своем жилище живыми и невредимыми. — Я сделал паузу, чтобы дать им возможность получше переварить мои слова, потом сообщил: — Агрунски располагает возможностью взорвать мир. Он устроил в нашей системе ракетной обороны отвод, дающий ему возможность в любой момент пустить ее в ход. Он может нажать кнопку, когда только захочет. Если мы его не найдем прежде, чем он примет решение, мы пропали... Все.Смалл проглотил слюну. Вестер продолжал сидеть неподвижно, глядя на свои руки.— Луи любил говорить о принадлежащем ему поместье, — начал Смалл.Ну вот, мы почти у цели. Мои руки сжались, затылок до боли напрягся.— Но он не был откровенен, — сказал Смалл.— Это поместье... где?Смалл с жалким видом покачал головой, и снова его взгляд устремился за помощью к Вестеру, который, казалось, еще больше вжался в кресло.— Мы говорили о нем. Луи приобрел какое-то рыбное местечко, за которым смотрит некий Вакс... Луи любит рыбу. Он говорил, что нашел именно то, что ему нужно: место, где он может размышлять, обдумывать то, что он называл своими проблемами.— И вы не знаете, где находится это место?— Нет. Мы обошли всех агентов по продаже недвижимости в городе и несколько человек, с которыми Луи был более или менее знаком... Ничего... Мы даже пытались найти это рыбное место и этого Вакса... но безрезультатно.Все исчезло как дым! И вместе с тем это где-то тут, совсем близко... У меня появилось ощущение, что мне достаточно протянуть руку и сжать пальцы, но все тут же удалилось на тысячи километров...Во всяком случае, Агрунски говорил. Он ведь мог сказать и другое... Боже мой! Хоть бы они еще что-нибудь вспомнили!— Он часто упоминал об этом месте отдыха?Ответил Вестер:— Мне два раза... и оба раза... когда... когда чувствовал себя неважно...— Как будто нуждался в подбадривании?— Да.Я посмотрел на Смалла:— А вам?— Несколько раз, но походя, как замечание. Странно с его стороны, между прочим.— Почему?— Потому что его проблемы, в принципе, не могли решаться в одиночестве. Его работа требовала обширных лабораторий, большого количества специального материала и множества техников для выполнения второстепенных работ.— Без сомнения, но он был одиночка.— В социальном смысле да, но профессионально это было невозможно.— И вы больше ничего не помните? Может, какие-то слова, жесты, поступки, которые помогли бы определить место его отдыха?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...