ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Козлов Валерий
Прогулки по лезвию
Валерий Козлов
"Прогулки по лезвию"
Анонс
Большие деньги - большие заботы и почти наверняка - большие преступления. Одиночество, постоянная опасность, рискованные аферы - вот во что превратило огромное состояние жизнь депутата Госдумы Блинова. Одно цепляется за другое похищение людей, любовная интрига с садистским уклоном, выстрелы в лицо, заминированные автомобили... Кажется, что этому ие будет конца, но развязка близка и неожиданна.
ЧАСТЬ I
Глава 1
В частное сыскное агентство Андрей Важин направлялся с обоюдовыгодным предложением: им - бесплатная реклама, ему - материал для романа. Он был удивлен, не обнаружив Малоарбатского переулка там, где думал его обнаружить, и, проплутав лишних пятнадцать минут, недовольный своим знанием Москвы, нажал наконец на кнопку домофона у входа в небольшой двухэтажный особнячок.
Молодой сотрудник, похожий в своем модном синем костюме на манекен, проводил его в комнату - нечто вроде приемной, но с длинным столом посередине, - и, предложив сесть, внимательно выслушал.
- И какой бы материал вас устроил? - с плохо скрываемой снисходительностью поинтересовался он после того, как Важин изложил ему причину своего появления.
- Любой, - простодушно признался Важин, оглаживая свои пышные усы. Кражи, убийства, наркотики...
- Понятно, - без видимого удовольствия сказал молодой сыщик. - А если вы из конкурирующей фирмы? А мы вам все наши секреты на блюдечке? Где гарантия?
- Действительно, - согласился Важин и даже вздохнул, продолжая играть роль простака, - нет такой гарантии. Единственное, могу дать честное слово. - И одарил собеседника добродушной улыбкой.
Сотрудник агентства, вероятно, считавший себя хорошим психологом, сменил гнев на милость и, слегка обозначив на скуластом лице улыбку, сказал:
- Вы нас поймите, мы не можем всем желающим демонстрировать свою кухню. Так что шеф вряд ли пойдет вам навстречу.
Важин протянул свою визитную карточку.
- Все-таки доложите, - сказал он с мягким нажимом и закурил, не спросив разрешения. - И не забудьте упомянуть, что я могу дать о вас материал в одной из центральных газет...
Последняя фраза непроизвольно получилась двусмысленной: мол, не захотите со мной разговаривать, тоже могу дать соответствующий материал.
Напористость Важина объяснялась тем, что шефом агентства был Муравьев, бывший муровец, о котором Андрей, ещё будучи журналистом, сделал очерк на полполосы.
Судя по всему, агентство "Шанс" только вставало на ноги. Книжные шкафы в комнате были вызывающе пусты. "Хоть бы томик "УК" для приличия на полку поставили, - подумал Важин и решил: - Да, реклама им явно не помешает".
Длинный полированный стол, предназначенный то ли для рабочих совещаний, то ли для банкетов по случаю удачно раскрытых дел, был частично занят большим телевизором, на экране которого высвечивался кусок Малоарбатского переулка с подъездом этого домика и редкими прохожими, идущими по своим делам и не подозревающими, что кто-то наблюдает за ними. Прошла дама с собачкой, с рассеянным взором, прополз алкоголик, выковыривающий что-то из своего уха мизинцем... В этот момент в комнату вошла стройная секретарша с улыбкой на подрумяненном лице, поздоровалась, поставила перед посетителем чашку с кофе и удалилась. "Раз кофе, - подумал Важин, уверенный, что шеф этого заведения сейчас наблюдает за ним так же, как он за теми прохожими, - то разговор будет".
Но в тот день разговора с шефом не получилось. Встречу назначили на завтра, на одиннадцать.
На другой день Важин пришел минут на десять раньше назначенного срока и от нечего делать походил, осмотрел со всех сторон особняк. Заглянув во двор и ожидая увидеть там обычное захламление, он был немало удивлен, обнаружив образцовый порядок, - даже первые осенние листья были сметены в аккуратные кучи, другого мусора вообще не было видно.
И ещё удивился Важин нескольким пожилым женщинам, сидящим на лавочке и греющимся перед долгой зимой в лучах осеннего солнца.
На сей раз его беспрепятственно проводили в кабинет шефа, при этом даже не проверили сумку, хотя он приготовился к полному досмотру на предмет оружия.
Двойные двери за Важиным бесшумно закрылись, он оказался в длинном неуютном кабинете. В дальнем конце, у окна, склонившись над письменным столом, сидел Муравьев. За его спиной, в углу, висела икона, рядом с иконой на полстены раскинулся план Москвы.
Они пожали друг другу руки, начали вспоминать, сколько лет не виделись. Оказалось, что восемь.
- Тебя как при подчиненных называть? - поинтересовался Важин. - Виктор? Или Виктор Степанович?
- Здесь, брат, не МВД. Можно и Витькой. - Муравьев откинулся на спинку кресла и прокричал куда-то под стол: - Зоя, два кофе! - Но, подумав и словно бы вспомнив о какомто неприятном разговоре, добавил: - Пожалуйста.
Важин не мог сдержать улыбки:
- Что, Виктор Степанович, секретарша воспитывает?
- Ну её к лешему, - беззлобно отмахнулся Муравьев и спохватился: - Я же микрофон не отключил! - Щелкнув на пульте селектора клавишей, сказал: - Теперь можешь материться. Но недолго. - Он взглянул на часы. - Сейчас придет одна тетенька, надо успеть поговорить. Если куришь - кури. Сам-то я закодировался, терплю двадцать четвертый день.
Секретарша принесла кофе, и они заговорили о деле.
- Чем вы тут занимаетесь? - поинтересовался Важин.
- В основном слежкой. Чем мы ещё можем заниматься? Охрана да слежка. Но охрана теперь как бы отдельно... А мы - за мужьями, за женами. - Муравьев свернул пальцы колечком и приставил к глазу. - Часто владельцы фирм просят понаблюдать за сотрудниками... Не ахти какие деньги, но работа спокойная, забыл, когда жилет надевал. Жил, как говорится, не тужил, пока вы не явились.
- Кто это мы? - удивился Андрей.
- Эта тетка и ты. Она вчера мне бубнит о таинственном исчезновении её хозяйки, а ты в приемной сидишь, ждешь от меня экстрасюжетов... Смотрю я на тебя вон по тому телевизору и не знаю, что делать. Женщине надо отказывать, поскольку пропавшими мы не занимаемся. Гиблое дело. Но тут твоя тоскливая спина на экране, думаю, может, ты за это дело возьмешься? Как?
- Юмор? - Важин понимающе улыбнулся.
- Юмор, - подтвердил Муравьев. - А вот теперь послушай, почему я этой женщине не отказал сразу.
Дело в том, что они наши соседи, в двух шагах здесь, на набережной, живут. Но это так, к слову. А суть в том, что два года назад мы по заказу следили как раз за этой пропавшей... Как? Не слабо?
- Не слабо! - изумился Важин.
- И ещё любопытный момент. Увидев тебя, я подумал, что ты можешь оказаться в этом деле полезным. Как думаешь, почему?
- Как почему? - шутливо отозвался Важин. - Умные люди, они везде полезны.
- У нас, дорогой, умных и без тебя хватает. А штука вся в том, что пропавшая, за которой мы следили два года назад, как-то связана с литературными кругами, в ваш Дом литераторов часто заглядывала.
- Интересно. Так, может быть, я её знаю?
- Не исключено.
- А чей был заказ на наблюдение за ней?
- Мужа, конечно. Большой деловой человек... Известное дело, времени и сил на молоденькую жену не хватает, и семь дней мои люди пасли её по Москве... А теперь, оказывается, она-то и пропала! Допивай кофе, она уже здесь. - Муравьев показал на экран монитора.
- А почему она к вам обратилась, а не в милицию? И почему муж сам не пришел?
Муравьев только руками развел.
В кабинет вошла полная преклонного возраста женщина в добротном, но старомодном пальто. Остановив её попытку тут же заговорить о своем несчастье, Муравьев представил Андрея как своего помощника, спросил, не желает ли посетительница выпить кофе или чаю. Но та ответила:
- Только что звонили из фирмы хозяина. С часу на час ожидают прибытия Леонида Евгеньевича.
- Тогда не до чая, - сказал Муравьев, вставая, - поехали к вам, Вера Даниловна.
Важин решил, что Виктор хочет встретиться с мужем пропавшей, но оказалось - наоборот.
Сидя на заднем сиденье в "Жигулях" Муравьева, Важин присматривался к Вере Даниловне, отметив в её лице ту особую простоту, что заранее располагает к доверию.
Постояв немного в заторе при съезде с Садового кольца, они через три минуты были на месте. Не мог удержаться, чтобы не приостановиться, не поднять голову. На крыше дома, сбоку, не в центре, была надстроена нежилая ажурная башенка, явно с декоративными целями. Эпоха...
- Люблю добротные здания, - сказал Важин.
- Сейчас твоя любовь значительно усилится, - заметил Муравьев, входя в подъезд, и тихо добавил: - Не расслабляйся! Первое впечатление в нашем деле великая вещь.
Такого размаха в планировке подъездов Важин не видел давно. Поднявшись на этаж, они походили по трем холлам, осмотрели две лестничные клетки, при этом Муравьев то и дело сдерживал Веру Даниловну, порывавшуюся начать говорить. Раздеваясь в прихожей, Виктор Степанович сказал, обращаясь к хозяйке:
- Поправляйте меня и дополняйте. Итак, вы говорите, что в квартире пять комнат. - Он открыл первую дверь. - Это, вероятно, для шоферов и охраны. А тут, думаю, вы обитаете, Вера Даниловна. И горничная... Как ее? Софья?
- Софи, - поправила домоправительница, сделав на "и" ударение.
Муравьев хмыкнул и продолжал:
- Здесь столовая. Приятная столовая, - отметил он, заглянув за дверь, бросив взгляд на хрустальную люстру. - Дальше - кабинет хозяина. Заперт, что и естественно. А вот то, что нам нужно... Значит, вы говорите, что Мария Олеговна была домашним секретарем Блинова?
- Была, - горестно покачала головой Даниловна. - Думаете, уже "была"?
- Ничего я не думаю, - недовольно проворчал Муравьев. Он обходил комнату, внимательно разглядывая предметы. - Нечто среднее между будуаром и вычислительным центром, - оценил он обстановку и подобрал с пола клубок шерсти. - Вы ничего здесь не трогали?
- Боже упаси! Все так три недели и разбросано.
"Ого, три недели!" - подумал Важин и взглянул на Муравьева. Тот продолжал расспрашивать:
- А как она в жизни? В плане опрятности? Может быть, это нормально, что ящики выдвинуты и нитки разбросаны? Кстати, хотелось бы взглянуть на её фотографию.
- Вообще-то Софи не велено было здесь убираться, - оправдываясь за беспорядок, ответила Даниловна. - Сейчас я альбом принесу.
Отобрав несколько фотографий пропавшей хозяйки, Муравьев спросил:
- А это, насколько я понимаю, Блинов? Серьезная личность. И эту карточку я на день заберу. Не волнуйтесь, все будут целы.
- Позволь мне взглянуть, - попросил Важин.
- Потом, потом, - торопясь с главным, ответил сыщик. - Так, теперь о хозяине. Вы говорите, он за границей?
- В Австрии, - подтвердила Даниловна.
- А вчера вроде был в Австралии, - улыбнувшись, сказал Муравьев.
- Да? - удивилась Даниловна. - Я их путаю без конца. Да и какая тут разница?
- Разница в самом деле невелика, - задумчиво произнес Муравьев. - И зачем он туда поехал - тоже пока неважно. Важно то, что он скоро вернется. Вернется, вызовет милицию, те детально пощупают... Так что не будем трогать компьютер, поскольку на клавишах могут остаться чьи-то отпечатки... А если он не будет в милицию заявлять? - Муравьев резко повернулся к Даниловне. - Может такое быть? Вот вы. Почему вы не обратились в милицию? Почему вообще так поздно спохватились?
- Потому что Соловьев запретил.
Я сразу позвонила на фирму, там мне сказали, что не надо раньше времени панику поднимать. А Соловьев так и сказал, чтоб до приезда Блинова я ни о какой милиции и не думала! И потом, он сказал, что там меня и слушать не будут. Кто я такая? Заявление от мужа потребуют.
- Тогда зачем к нам обратились?
Даниловна долго не отвечала, отвернулась, прикладывала платочек к глазам.
- Так ведь никто ничего не делает! - наконец вырвалось у нее. - Надо же что-то делать, ведь человек среди бела дня бесследно исчез! И одна я, как на грех. Даже посоветоваться не с кем...
- Софи в отпуске, вы говорили? А охрана?
- Охрана, как всегда при отъездах хозяина, снимается.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...