ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ты делишься со мной, даешь мне половину того, что у тебя есть. Это проблизительно столько же, сколько было конфисковано у Анны.
Украдено, — поправил я.
Тарасов не придал моей поправке никакого значения.
А я в свою очередь постараюсь вытащить Анну из зоны. Хотя, конечно, это будет очень, очень трудно.
Согласен, — ответил я без раздумий, потому как у меня не было ни золота, ни каких-либо шансов вытащить Анну самостоятельно. — Только ты сначала освобождаешь ее, а потом получаешь половину.
Сначала ты платишь мне аванс — двадцать пять процентов от общей суммы, — тотчас откорректировал Тарасов. — А затем я начинаю действовать.
— Хорошо, — ответил я и встал. Мне не оставалось ничего другого, как сказать «хорошо» и встать. Я понятия не имел, где возьму золото для аванса, но даже если бы оно у меня и было, то я сделал бы все возможное, чтобы его не отдавать и оставить Тарасова в дураках. Впрочем, я не сомневался в том, что и Тарасов в свою очередь пытается меня надуть не менее старательно.
— Оставь мне свой телефонный номер, — сказал я. — Как буду готов, я позвоню.
Тарасов недолго думал, затем кивнул и вытащил из кармана пиджака визитную карточку.
— Я не могу тебе дать слишком много времени, — сказал он. — Максимум через три дня ты должен позвонить. На эти дни мои люди оставят тебя в покое. Единственное, чего ты должен остерегаться, так это милиции. Если ты попадешься к ним, то стоимость моей услуги значительно возрастет.
Мы откланялись друг другу. Тарасов протянул мне руку, но я сделал вид, что не заметил этого жеста, и быстро вышел из комнаты в холл, а оттуда — к стальной двери, обшитой кожей, с навешанными на нее громоздкими замками.

10

Едва дверь квартиры захлопнулась, и я подошел к лифту, как его створки, лязгнув металлом, разошлись в стороны, и из кабины вышла молодая женщина. Не ожидая столь решительного появления здесь человека, я отскочил в сторону, и от этого движения женщина вздрогнула, вскинула на меня красивые тревожные глаза, подошла к двери, из которой я только что вышел, на мгновение замерла перед ней, делая вид, что ищет в сумочке ключи. От ее расклешенной норковой шубки веяло свежестью мороза и запахом дорогих духов. Потрясенный появлением здесь человека, которого где-то совсем недавно видел, я сделал несколько замедленных шагов по ступеням вниз, остановился и вполоборота повернулся к женщине.
Она тоже посмотрела на меня через плечо, явно пытаясь вспомнить, где могла меня видеть. И тут до меня дошло, что эта та самая дама, которую я встретил в особняке, когда бродил по коридору в поисках бритвы, и разговор которой с Жоржем я подслушал через форточку. Значит, это жена Тарасова. Не только красивая, чертовка, но и умная, точно предугадала, что муж нажрется на презентации.
Добрый вечер, — сказал я, чувствуя, как мое лицо расплывается в глупой улыбке.
Добрый, — холодно ответила дама, снова опуская изящную руку в сумочку, но не рискуя повернуться ко мне спиной.
Черт меня дернул ввязаться с ней в разговор!
— А вам не кажется, что судьба нарочно скрещивает наши пути?
Не кажется, — все так же немногословно ответила дама и без особого любопытства добавила: — Что вы здесь делаете?
Вас жду, — ляпнул я.
Напрасно, — тотчас ответила дамочка и звякнула ключами. — У меня нет никакой необходимости встречаться с вами.
Труба, подумал я, она меня продаст. Сейчас спросит у мужа: зачем к тебе приходил Цончик? А Тарасов выпучит глаза и рявкнет: какой к чертовой матери Цончик! Это же был Вацура!..
Ноги сами понесли меня вниз. Я помахал дамочке рукой. Она уже поднесла ключ к замочной скважине, но опять повернулась ко мне и тихо сказала:
— Постойте!
И сама спустилась ко мне, взяла под руку и повела вниз. Сейчас я совсем не был настроен прогуливаться с женщиной, но воротник ее шубки так дразняще щекотал мне шею, дурманящий запах духов так кружил голову, что я мысленно наплевал на все опасности, расслабился и стал получать удовольствие.
Мы вышли из подъезда на улицу. Дамочка потянула меня в сторону и кивнула на скамейку в кустах, почти полностью засыпанную снегом. Я обратил внимание, что она была в тонких туфлях-лодочках и тем не менее зашла в сугробы, остановилась и повернулась ко мне. Она меня заинтриговала. Во мне взыграло любопытство. Дамочка уже собиралась что-то сказать, как совсем некстати в моем нагрудном кармане запиликал телефон. Я сделал вид, что не услышал сигнала. Дамочка, приоткрыв ярко накрашенный рот, настороженно взглянула на мою куртку.
Кажется, у вас звонит телефон, — сказала она.
В самом деле, — пробормотал я и полез за трубкой.
Едва я нажал кнопку «TALK», как из микрофона, словно вода из душа, полился поток невнятного крика Тарасова:
— Черт тебя подери, Цончик! Почему не сразу отвечаешь? Ты спал? Он только что у меня был. Я не ожидал от него такой наглости. Немедленно к моему дому! Со скоростью света! Парни уже прочесывают район от станции вверх по Булатниковской. Ты перекрой дорогу от МКАД до моего дома! Взять его живым! Связать, как дурного пса, и ко мне на дачу! Выбить из него правду любыми способами!..
Я покосился на дамочку. Вряд ли она могла услышать словесный поток своего мужа — я достаточно плотно прижимал трубку к уху, да еще повернулся к ней боком.
— Будь осторожен, у него пистолет. Позвоню через полчаса. Из-под земли его достать!
«Говнюк, — подумал я. — Обещал три дня Вацуру не трогать. Хотя, наивно было надеяться на то, что он сдержит слово».
— Слушаюсь, шеф! — ответил я и отключил телефон. Дамочка закурила тонкую сигарету с золоченым ободком. Я вопросительно взглянул на нее, заталкивая трубку в карман.
Вы работаете у моего мужа? — спросила она. Я кивнул.
Значит, вы мой друг? На вас можно положиться?
— Во всей Москве вы не найдете более преданного вам человека, — ответил я, не понимая, почему так решил.
Дамочка внимательно посмотрела на мое лицо через матовую ленту сигаретного дыма.
— Это хорошо, — ответила она. — И потому я надеюсь, что вы… — Она очень трудно подбирала нужные слова. — Дело в том, что Павлу Григорьевичу будет очень неприятно узнать, что я сегодня была у Жоржа. Они хоть и друзья, но… Павел очень ревнив…
«Да ты же сама заглатываешь мой крючок!» — подумал я и театрально прижал руку к груди:
Кажется, вас зовут Вика?.. Я хочу вам сказать, Вика, что не в моих правилах рассказывать шефу о том, о чем меня не спрашивают. Теперь же я буду хранить вашу тайну, как свою собственную.
Это, собственно, не тайна, — Вика взмахнула тонкой рукой, обтянутой черной перчаткой. — Просто не хочется огорчать близкого мне человека.
Я все понимаю.
Вы мне нравитесь, — сказала Вика, взяла мою ладонь и вдруг, к моему удивлению, поднесла ее к своим губам и поцеловала мой указательный палец.
— Мой муж, оказывается, скрывал от меня такого красивого и сильного мужчину… Вы замерзли?
Она меня шокировала, и я не знал, что ответить. В итоге пожал плечами и кивнул.
— Я вас согрею…
Она прижала мою ладонь к своей груди, и я почувствовал сквозь шубу ее тело.
— Я жалею только о том, — с трудом вымолвил я,
— что у меня сейчас нет времени.
— А послезавтра будет? — недвусмысленно спросила Вика.
Наверное… Скорее всего, будет… Да конечно же будет! — поправился я.
Тогда я позвоню вам на мобильный. Ближе к вечеру. Договорились?
Договорились. Только я не знаю, какой у меня номер. Ваш муж…
— Я позвоню, — перебила меня Вика. — Все, расстаемся. Целуйте!
Она приподняла подбородок. Я поцеловал ее холодные губы, с трудом сдерживая деформацию лица
— уж очень дамочка вела себя лихо. Вика, ступая по своим следам, быстро пошла к подъезду и скрылась за дверью. «Вот же хитрая баба! — подумал я, все еще ощущая во рту вкус губной помады. — Кажется, она намерена сделать меня своим любовником, чтобы отбить у меня желание рассказывать Тарасову о ее связях с Жоржем».
Удовлетворенный этим выводом, я пошел через кусты на дорогу, но не успел выбраться из сугроба, как меня ослепил свет автомобильных фар. Машина на скорости вырулила с переулка и понеслась прямо на меня. Я почувствовал пустоту внизу живота, как бывает, когда поднимаешься на большую высоту. Войти в роль Цончика оказалось гораздо проще, чем выйти из нее. Увлеченный мыслями о Вике, я словно забыл о том, что не я ищу Вацуру, а меня ищут, чтобы «связать, как бешеного пса».
Не дожидаясь, когда машина вылетит на тротуар и прижмет меня к кустам, я круто развернулся и кинулся к детской площадке, окруженной, как забором, занесенными снегом машинами. Я удирал слишком явно, и у тех, кто сидел в машине, уже не могло быть сомнений. Подскочив на сугробе, машина взревела мотором, плеснула светом фар по стене дома, перевалилась на тротуар и, набирая скорость, помчалась мне наперерез.
Я пригнулся, прячась за автомобилями, но в таком положении уже не мог бежать быстро, и шустрая «дэу нексия», проскочив вдоль подъездов, остановилась как раз напротив меня. Она еще скользила на заблокированных колесах по наледи, а из дверей уже вываливались рослые парни и тяжелой трусцой бежали в мою сторону.
Пистолет в такой ситуации вряд ли бы помог, а быть может, спровоцировал бы ответную стрельбу, и я понял, что пришло время для спринтерского бега. Подтянув полы курки повыше, я рванул через двор с такой скоростью, словно финишировал на лыжной дистанции. Хрупкий наст не успевал ломаться под моими ногами, смерзшиеся комки снега отлетали в стороны, ветки хлестали меня по рукам и лицу, в ушах свистел ветер. Мне казалось, что с такого старта я оставлю своих преследователей далеко позади, но когда я забежал за соседний дом и обернулся на ходу, то увидел недалеко от себя рослую тень и услышал тяжелое частое дыхание. Я полез за пистолетом, но не успел коснуться пальцами рукоятки, как услышал сзади себя выстрел.
Не знаю, куда стрелял детина, бегущий за мной. Если в меня — то грош ему цена, как стрелку. И все же ощущение оружия, направленного тебе в спину, — одно из самых неприятных. Чувствуя, что меня догоняют и что сейчас прогремит очередной выстрел, я круто свернул в подъезд, взлетел на второй этаж и там замер, с трудом сдерживая дыхание и медленно вытаскивая «макаров» из-за пояса.Я услышал, как захрустела наледь под колесами машины, как хлопнула дверь. Нажал кнопку вызова лифта, и она засветилась красным огоньком. Загудел мотор. Кабина заскользила вниз с ритмичным лязгом, словно в ней кто-то ударял молотком в рельс. Раскрылись створки. Я заскочил в кабину и нажал кнопку последнего этажа.
Лифт тащился вверх, как улитка по камышу. С такой скоростью я бы не торопясь поднялся по лестнице. Понимая, что наверху меня уже наверняка встречают, я ударил по кнопке «СТОП», а затем послал кабину на первый этаж.
— Что у вас случилось? — раздался голос диспетчера из динамика. — Почему нажали «СТОП»?
Я молчал. Хорошо проинструктированный диспетчер повысила голос:
— Алло, в лифте! Почему остановились между этажами? Кабину качнуло. Я лег спиной на пол, ногами к двери, словно изготовился выполнить упражнение «велосипед». Створки двери дрогнули и поползли в стороны. Тот, кто ожидал увидеть меня стоящим, с сильного замаха послал свой кулак в пустоту. Не найдя цели, рука пошла крюком вправо и с грохотом обрушилась на боковую перегородку кабины. Парень стоял надо мной, широко расставив ноги, и более удобное положение трудно было придумать. Я распрямил ногу в колене, словно отбивал мяч «свечкой», vn въехал кроссовкой в пах своему преследователю.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...