ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Держится с ней подчеркнуто вежливо и несколько отстраненно. И тем не менее… он был на званом вечере в доме мадам Деверо, куда джентльмены приходят с единственной целью – найти себе содержанку. Столь явное противоречие в его действиях не могло не заинтриговать Лауру.Верный своему слову, он остановил наемный экипаж и помог ей подняться на ступеньку. Когда она уселась на скамью, он приказал кучеру отвезти ее, куда она прикажет, сунул в его ладонь монету, отступил на шаг и с вежливым поклоном проговорил:– Доброй ночи, мадемуазель.Карета тронулась. Лаура выглянула из окошка, но Локвуда уже и след простыл. Это показалось ей столь же интригующим, как и все, что было с ним связано. Глава 4 – Розы… зимой!С чувством, близким к благоговению, Лаура взглянула на желтовато-кремовые полураспустившиеся бутоны. От них исходил волнующий аромат, который наполнил всю крошечную гримерку. Букет стоял в простой стеклянной вазе на столике у зеркала. Лаура залюбовалась не только самими цветами, но и их отражением.– Да они же стоят целое состояние! Розы посреди зимы. Кто их прислал, дорогая?Лаура пожала плечами:– Не знаю. Карточки в букете не было, а лакей, который его доставил, успел уйти до моего прихода. Джереми его видел. Говорит, на нем была зеленая с золотым ливрея.– Свидетельство одной из твоих побед на балу у мадам, – ухмыльнулась Селия.Лаура молчала, погрузившись в свои мысли. С того памятного вечера миновала неделя. Мадам Деверо переслала ей несколько визитных карточек мужчин, с которыми Лаура встретилась в ее доме, но ни на одной из них не значилось имя лорда Локвуда. Да и могла ли она ожидать иного? Он был всего лишь вежлив с ней, как истинный джентльмен вызволил ее из затруднительного положения и наказал обидчиков. И принял ее за куртизанку, имея для этого все основания. Ему и в голову не придет, что она просто никому не известная актриса маленького театрика.Зажмурившись, она вдохнула пленительный запах роз и мысленно перенеслась в родной Лонгэйкр, в Виргинию. Ей чудилось, что над головой у нее сияет щедрое солнце, а из дома доносится пение бабушки.Мечтаниям ее положила конец Селия. Будничным тоном она произнесла:– Мадам справлялась о тебе. Велела передать, что рада будет принять тебя назад. Чего ты ждешь, дорогая? Ведь твое положение нисколько не изменилось – ты по-прежнему на мели.– Не могу! – ответила Лаура, нахмурившись. – Я желала бы стать такой, как ты, Селия. Отважной, решительной, практичной. Но у меня ничего не получается.– Ты себя недооцениваешь, утеночек. Мадам все мне рассказала о твоих подвигах. В первый же вечер ты пленила нескольких знатных господ, в числе которых был и лорд Локвуд, загадочный и неприступный.– Неприступный?.. – Лаура ничем не выказала своего волнения.– Неуловимый, как сам сатана в гостиной у викария. Его жена перебралась в Европу, где продолжает вести себя в высшей степени скандально. Он же, по слухам, ужасно по ней тоскует и страдает в одиночестве. А еще ходят сплетни, что он завел интрижку с собственным секретарем. Представляешь? Но тогда зачем бы ему посещать салон мадам Деверо, а?– Совершенно незачем, – машинально кивнула Лаура, силясь представить себе лорда Локвуда, каким он ей запомнился, страдающим из-за неверности жены. Из этого ровным счетом ничего не вышло, потому что она не могла поверить, что есть на свете женщина, способная променять его на кого-либо другого.– Лаура, – Селия хлопнула ладонью по столу, – ты просто не представляешь себе, какого успеха могла бы добиться, если бы только захотела! Ведь на балу у мадам за тобой стали увиваться несколько знатных и богатых вельмож. Не считая сосунка Стокли, разумеется. Взять хоть того же Локвуда. Он тебе не какой-нибудь жалкий баронет, он…– Женат.Селия сердито фыркнула:– Нуда, нуда. И это одно из его достоинств, глупая! Вспомни, я же тебе говорила: с женатыми легче.Лаура лишь слабо улыбнулась. В душе она была категорически не согласна с подругой.– Поторапливайтесь, леди! – хохоча, выпалил Джереми, который, как всегда, ввалился в уборную без стука. – Публика неистовствует. Шерман позабыл слова. Его уже забросали гнилыми яблоками, сбили с головы парик, а тот угодил в оркестровую яму.Селию этот волнующий рассказ нисколько не впечатлил. Она пожала плечами, прилаживая тесемку к подолу своего платья, и презрительно бросила:– Хорошо бы он и сам туда свалился. Никогда не знает своей роли!Лаура в последний раз глянула на себя в зеркало, взяла пастушеский посох, вынула из корзины маленького ягненка и выскользнула из уборной следом за Селией.Роль у нее была небольшая, но публике она нравилась. К тому же изображать пастушку было куда приятнее, чем злую ведьму, роль которой ей приходилось играть в предыдущем спектакле. Зрители не скупились на аплодисменты.Отыграв свою последнюю сцену и получив заслуженное одобрение аудитории, она скрылась за кулисами. Ягненок, с которым она, согласно своей роли, ни на миг не расставалась на сцене, оглушительно блеял. Лаура бегом припустилась к маленькому загончику, где невинное существо проводило свободные от представлений часы.– Научись вести себя как подобает, а не то превратишься в рагу, – напутствовала она его. Ягненок затих и с удовольствием принялся жевать сено, которое было припасено в загончике. А еще ему довелось полакомиться яблоком, одним из тех, которые публика метала в беднягу Шермана. Лаура погладила малыша по курчавой головке, поднялась с корточек и… остолбенела.У стены коридора стоял не кто иной, как лорд Локвуд. Улыбаясь, он уже давно наблюдал за ней. Она так громко беседовала с ягненком, что не расслышала его шагов. Он кивнул ей и с улыбкой проговорил:– По-моему, этот малыш играл куда лучше, чем недотепа, который лишился своего парика.Кровь прилила к щекам Лауры. Она не нашлась что ответить.– Я бы посоветовал вашему директору хорошенько подумать, кого из них лучше пустить на рагу.Лаура все еще никак не могла собраться с мыслями. Сердце ее отчаянно стучало в груди, стук этот отдавался у Нее в ушах.– Я не напугал вас, мисс Ланкастер?Только теперь к ней вернулся дар речи.– О нет, милорд. Просто я никак не ожидала встретить вас здесь.– Разве к вам за кулисы не заглядывают почитатели вашего таланта? – Он слегка изогнул бровь.– Такое случается, но все они – люди иного положения, чем вы, милорд.– Вот как. – Губы его тронула улыбка.– Откуда… как вы узнали, что я служу здесь?Джулиан развел руками, давая понять, что ответ очевиден.– Ах, ну разумеется. Это несложно для человека с вашим…– Положением. – В голосе его звучала едва уловимая насмешка, но Лаура ее проигнорировала и молча кивнула. Здесь, в полутемном загоне для театральных животных, он показался ей еще более красивым, чем в бледно-желтой гостиной мадам Деверо. Яркий свет ламп ложился красно-багровыми отсветами на его густые темно-каштановые волосы, а карие глаза отливали золотом. Полуослепленная этим светом, она едва удержалась, чтобы не вытянуть вперед ладони и не посмотреть, запляшут ли и на них блики.– Это оказалось совсем нетрудно, – пояснил он. – Я навел о вас справки у мадам Деверо.– Вот как.– Простите меня, мадемуазель, но нельзя ли нам с вами перебраться куда-нибудь из этого загона для театральных животных? Куда угодно. Здесь… попахивает.Лаура смущенно кивнула:– Разумеется, милорд. Мы можем пройти в мою уборную. В уборную Селии.– Селия… Милейшее создание. Как талантливо она играет, особенно в третьем акте. Замечательно! Ведите же меня в вашу гримуборную, мадемуазель.Лаура ощущала его присутствие каждой клеточкой своего тела. По спине пробежали мурашки. Стоило ему появиться, как она тотчас же почти утратила контроль над собой: краснела, как нашкодившая девчонка, не могла найти слов для ответов на его вопросы. Руки и ноги плохо повиновались, в голове стоял туман… Ей стало досадно.Но вот они миновали длинный коридор, лестницу и очутились в уборной. И дело приняло совсем уж скверный оборот. Он заполнил собой все крошечное помещение с низким потолком, которого едва не коснулся макушкой.– Мне никогда еще не доводилось бывать в актерских уборных, – сказал он, с любопытством обводя взглядом комнату. – Здесь довольно мило.Что же до Лауры, то никогда еще она не чувствовала себя так неловко. В уборной повсюду были разбросаны предметы дамского туалета, на столике в беспорядке громоздились баночки с гримом, вдобавок Селия нечаянно просыпала на столешницу белоснежную пудру. Роскошные розы выглядели здесь совершенно неуместно. Розы…Лаура подозрительно покосилась в сторону своего незваного гостя. Он стоял у стены с непроницаемым выражением лица и продолжал разглядывать уборную. Лаура так и не осмелилась спросить, не он ли прислал ей цветы. Стряхнув с рукава своего камзола невидимую пылинку, он с полупоклоном осведомился:– Не окажете ли вы мне честь, мадемуазель Ланкастер, согласившись поужинать со мной?Лаура насторожилась. Что могло крыться за этим предложением? Лорд Локвуд в отличие от Эмори и многих ему подобных вел себя безукоризненно вежливо. А вдруг он преследует те же цели, что и остальные?– Ужин с вами, милорд?– Да-да. Это, знаете ли, вечерний прием пищи, состоит обыкновенно из нескольких перемен. Как правило, к блюдам подаются и вина.– Я знаю, что такое ужин. – Лаура засопела от негодования. Не зная, чем занять руки, она погладила один из роскошных бутонов.– Итак, – насмешливо произнес он, – вы уже догадались, чего я от вас хочу. Вероятно, вы успели себя убедить, что я не из тех, кто нападает на спутниц в темных закоулках?– Право, не знаю, что и подумать, – честно ответила она. – Вот если бы вы сами соблаговолили открыть мне причины вашего интереса к моей персоне…– Вы удивительное создание, мисс Ланкастер, – мягко проговорил он, после того как долго молча изучал ее взглядом. – Речь ваша правильна, несмотря на колониальный акцент. Вы безупречно владеете французским. Впрочем, трудно было бы ожидать иного от той, чья мать француженка и кому довелось несколько лет прожить в Париже. В Лондон вы прибыли в составе небольшой театральной труппы, а прежде чем получить роль здесь, у мистера Роско Трогмортона, вы несколько месяцев выходили на подмостки театра Грина, пока владелец не обанкротился. Проживаете вы на Карриер-стрит, в одном из самых нездоровых районов Лондона. Делите комнату с тремя другими женщинами, которые работают белошвейками, выполняя заказы одного небольшого магазинчика на Бонд-стрит. Из сказанного следует, что вы сильно нуждаетесь в деньгах. Не это ли побудило вас прибегнуть к услугам мадам Деверо?Лаура смотрела на него, полуоткрыв от удивления рот. Откуда он столько о ней узнал? И что еще ему известно? Вдруг он выяснил, кто такая ее мать? От этой мысли в глазах у нее потемнело. Он молча ждал ответа. Лаура пробормотала, пряча глаза:– Не представляю, где вам удалось раздобыть все эти сведения. И теряюсь в догадках, чем я могла так вас заинтересовать.– Мисс Ланкастер, вы не знаете обо мне не только это, но еще очень и очень многое. Согласитесь поужинать со мной, а потом я, так и быть, просвещу вас на сей счет.А он, оказывается, на редкость самонадеян!– Вы окажете мне этим огромную честь, – прибавил Джулиан. – Но если вы откажете, то так никогда и не узнаете, стоили ли все мои откровения вашего внимания.– Хорошо, – кивнула Лаура, игнорируя насмешку, звучавшую в его словах. – Я принимаю ваше приглашение, но с условием: я сама выберу ресторан.Джулиан широко улыбнулся:– Согласен.Лаура вдруг почувствовала себя так, словно спрыгнула с высокой скалы и падает, падает вниз, в черную бездну…
– Очаровательное местечко. – Обведя взглядом тесный полутемный зал «Ангела», лорд Локвуд повернулся к Лауре и слегка приподнял бровь. – И часто вы здесь бываете?Лаура подавила смешок. Наверняка граф впервые в подобном заведении, где после спектаклей собирается шумная актерская братия, где царит непринужденное, порой слишком буйное веселье и эль течет рекой.– Да, довольно часто, – солгала Лаура. Ей было не по карману проводить вечера даже в этом скромном пабе. Она заглядывала сюда, лишь когда Джереми настойчиво приглашал ее составить ему компанию и угощал элем или ромом.Она нетерпеливо заерзала на длинной щербатой скамье. В дверях появилась служанка, которая несла поднос, уставленный тарелками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...