ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Вот несносный! Но ты, дружочек, если тебе и вправду придет на ум отметить в «Ангеле» последнее представление пьесы, не бойся, что он станет вам докучать. Там ведь будет Рекс, а уж он-то сумеет справиться с нашим Отелло.– Рекс Пентли? – Лаура улыбнулась, но в следующее мгновение на лицо ее набежала тень. – Конечно, он с кем угодно совладает. Знаешь, а я ведь понятия не имела, что Джереми питает ко мне нечто большее, чем дружеские чувства.– И не он один, милая. Можешь в этом не сомневаться. – После этих слов Селия буквально выбежала из гримерки.Проходя сквозь кулисы к сцене, она полной грудью вдохнула этот ни с чем не сравнимый запах театра. Сердце ее, как и всегда перед спектаклем, трепетало от восторга. Она понимала, что аншлаги последних двух недель – почти целиком заслуга Лауры. Хотя, будучи достаточно искушенной во всем, что касалось переменчивой в своих симпатиях публики, Селия нисколько не сомневалась, что интерес к скандальной славе любовницы Локвуда иссякнет так же быстро, как и возник. Что же до нее самой, она останется прежней Селией, талантливой актрисой и очаровательной охотницей за мужскими сердцами… и кошельками. И зрители, которые посещают театр ради нее, останутся навеки ей верны. И кто знает, если сцена ей наскучит, она и сама изменит преданным поклонникам своего таланта, сумев сделаться не любовницей, а законной женой кого-нибудь из вельмож…Селия поправила кружево на лифе своего костюма. Когда настал ее выход на сцену, она взяла коротенькую паузу, чтобы внимание публики сосредоточилось на ней целиком и полностью. Стоило ей выпорхнуть на сцену, как зал разразился бурными аплодисментами. Вот так-то! Все у нее получится. Все-все, что она задумала. Она сумела затаиться и дождалась своего часа, совсем как собака мясника.Водворив овечку Фебу в загон и угостив ее яблоком, Лаура поспешила л гримерку. На душе у нее было тоскливо. Спектакль близился к концу. Публика принимала ее великолепно. Она ни разу не сбилась, играла уверенно и раскованно, несмотря на присутствие в зале Локвуда. Но разговор с Джереми все никак не шел у нее из головы. Она чувствовала себя немного виноватой перед ним и потому решила, что попросит у Локвуда разрешения немного побыть с друзьями в «Ангеле», прежде чем они отправятся на очередной бал или прием.Рассеянно глядя на себя в зеркало, она сняла коротенькую пастушкину юбку, стянула лиф и хотела было снять с крючка собственное платье, но в этот момент послышался стук в дверь. О, неужто это его светлость? А на ней лишь нижняя сорочка и чулки! Она схватила платье и набросила его на себя спереди, уподобив его некоему щиту, а для верности прижала лиф ладонями к груди. Как неловко! Придется просить сэра Джулиана немного подождать ее в коридоре. Но в дверном проеме появился вовсе не Локвуд, а тот, кто в последние два года не раз являлся ей в ночных кошмарах.О, как она силилась забыть эту сухощавую фигуру, это узкое лицо, злые маленькие глазки под набрякшими веками. Лаура прижала руки к груди и сделала шаг к двери, чтобы проскользнуть мимо незваного гостя и выбежать в коридор. Но Обер Фортье – да, это был именно он – с кривой усмешкой заслонил ей дорогу.– Разве так приветствуют старинного друга, который проделал долгий путь, чтоб только повидать тебя, милая?– Убирайся вон из моей уборной! – дрожащим голосом потребовала Лаура.– И не мечтай! – В голосе Обера звучало торжество. – Дорогая, ты чудесно выглядишь даже в этом грубом гриме. Красота твоя за прошедшие два года нисколько не померкла. Твоя маман очень тревожится…Лаура поежилась, словно ее окатили ушатом холодной воды.– Это она тебя сюда прислала?– О нет! Я сам тебя нашел благодаря счастливой случайности.«Еще немного, – стала мысленно уговаривать себя Лаура, – и кто-нибудь сюда придет. Спектакль ведь вот-вот закончится. Селия или сэр Джулиан избавят меня от него».Обер, словно прочитав ее мысли, зловеще осклабился.– Не беспокойся, у нас будет вдоволь времени, чтобы побыть вдвоем. Несколько минут нас уж точно никто не потревожит, ведь это последнее представление пьесы, где ты выступала с таким успехом. Режиссер после спектакля произнесет небольшую прочувствованную речь. – Он уверенным движением затворил дверь, не сводя с нее торжествующего взгляда своих пронзительных черных глаз.– Говори, что тебе от меня нужно, и убирайся прочь!– На сей раз не ты сама, – хихикнул он. – Надеюсь, хоть это тебя утешит. Я нынче питаю к твоей персоне интерес совсем иного рода…– Мне нет никакого дела до твоих интересов.– Не горячись, храбрая маленькая курочка. – Он потер ладони, блеснув алчно глазами. – Ведь тебе будет неприятно, если я сообщу кое о чем его светлости.Из груди Лауры вырвался Вздох досады. С нескрываемым презрением она передернула плечами.– Не думала, что ты настолько глуп. Явился сюда в надежде меня запугать? Мне нечего бояться.– Напрасно ты в этом так уверена. – Он протянул руку и попытался коснуться тощими пальцами ее подбородка. Когда она отпрянула, брезгливо поморщившись, он так и прыснул со смеху. – Скажи-ка, тебе совсем не любопытно, как поживает твоя маман?– Не сомневаюсь, с ней все в порядке. Она всегда умела о себе позаботиться. – Лаура не понимала, куда он клонит. В душе ее росла тревога.– О да, она умеет пользоваться моментом, не то что некоторые. – Обер многозначительно покосился на нее, и Лаура вспыхнула.– Вот что… немедленно говори, зачем ты сюда явился. Пора заканчивать этот фарс. Мне недосуг болтать с тобой о пустяках, я нынче очень занята. – В душе она не чувствовала и сотой доли той уверенности и отваги, какие прозвучали в ее словах. Но она была актриса и умела не выказывать своих истинных чувств.– Нисколько в этом не сомневаюсь. – Он окинул ее оценивающим взглядом с головы до ног, и у Лауры возникло отвратительное ощущение, как если бы по ней проползла змея. – И очень понимаю Локвуда, который сделался твоим покровителем. Так вот, можешь обратиться к нему с просьбой о некоей сумме. Уверен, он тебе не откажет. Мой драгоценный родитель в последнее время стал ко мне слишком строг, а я как назло поиздержался и наделал карточных долгов здесь, в Лондоне. Вот ты и добудешь для меня денег.– Ты сошел с ума! – Лаура вымученно улыбнулась. – Ничего подобного я не сделаю.– Две тысячи фунтов для начала, – поджав губы, отчеканил Фортье, – а после по пятьсот ежемесячно, иначе его светлость узнает все о твоем прошлом.Все это было так нелепо, что Лаура невольно рассмеялась, но тотчас же об этом пожалела. В глазах Обера сверкнуло бешенство.– Вряд ли его светлость сильно удивит или огорчит, что моя мать куртизанка. Я ведь и сама недалеко от нее ушла, – произнесла она как можно более безразличным тоном.– Согласен, – к немалому ее удивлению, кивнул Обер. – Но представь, каково ему будет, если в «Тайме» появится сообщение, что маман его дамы сердца является любовницей одного из приближенных Людовика? Ведь политическая ситуация весьма нестабильна, а противники Локвуда, эти вездесущие виги, только и ждут случая подставить ему подножку. Угадай, ухватятся ли они за возможность объявить одного из самых заметных представителей лагеря тори в шпионаже в пользу враждебной державы? Ведь не исключено, что ты, мой цыпленочек, обмениваешься письмами со своей маман-француженкой, в которых сообщаешь ей сведения, полученные из бесед с Локвудом…У Лауры потемнело в глазах. Она с беспощадной отчетливостью осознала, что находится в руках этого негодяя. Все обстояло именно так, как он говорил. Она невольно могла стать причиной краха политической карьеры Локвуда…– Я… У меня столько нет, – пролепетала она, с мольбой взглянув на своего мучителя. – Быть может, несколько сотен фунтов?– Для начала довольно будет и этого, – неожиданно легко согласился Фортье. – Я пришлю за ними человека на Фрит-стрит, в твой хорошенький домик. Но учти, если ты вздумаешь хитрить со мной, «Тайме» получит подробнейшее описание всей ситуации. А на то, чтобы раздобыть для меня две тысячи, у тебя не больше пары недель. Не хочу, чтобы Локвуд страдал по твоей вине. – Услышав шум в коридоре, он злорадно ухмыльнулся, отворил дверь и переступил порог. – Уверен, ты все правильно поняла, дорогуша.Едва дверь за ним захлопнулась, как Лаура без сил опустилась на табурет. Она была в отчаянии.– Любопытно было бы узнать, кому пришло в голову назвать «Ангелом» этот паб. Если уж на то пошло, он скорее напоминает преисподнюю, – весело проговорил Джулиан, окидывая взглядом задымленный зал.– Нам нет нужды здесь задерживаться, милорд, – мягко ответила Лаура.Совсем недавно, во время спектакля, она была бойкой и веселой, а теперь выглядела расстроенной и вела себя на удивление скованно. Джулиан, взглянув на нее с некоторым беспокойством, пожал плечами:– Как вам угодно. Мне думается, успех пьесы все же следует отметить, ведь вы немало этому способствовали.– Вы мне льстите, – бесцветным тоном отозвалась она. – Публику, валом валившую в театр в последние недели, привлекала вовсе не моя игра…Она опустила голову. Локвуд хотел было спросить, чем она так озабочена, но в этот миг их окликнула Селия. Та пробивалась к подруге сквозь тесную толпу актеров, заполонивших зал, а следом за ней, пыхтя, тащился господин, с которым Джулиан был хорошо знаком. При встрече оба они испытали некоторое смущение.– До чего же здесь многолюдно, – просипел Белгрейв, промокая белоснежным платком капли пота, выступившие у него на лбу и щеках. – Но Селия так любит театр и все, что с ним связано, – прибавил он, объясняя этим свое присутствие в столь низкопробном заведении. Глаза его, слегка заплывшие жиром, обратились к подруге. Они излучали добродушие.– Да и публика тут прелюбопытная, – подхватил Джулиан.– Но если вникнуть глубже, – почти серьезно, – заявил Белгрейв, – весь этот народ мало чем отличается от гостей, что собираются в моем охотничьем домике. Если бы тут подавали мои любимые вина, я чувствовал бы себя как дома, поверьте.Джулиан вежливо улыбнулся, и они перешли к обсуждению достоинств лошадей, охотничьих собак и тонкостей зимней охоты. Оба сошлись на том, что самое лучшее место для нее – это окрестности Мелтона в Лестершире.– Кстати, Локвуд, – спохватился Белгрейв, – на следующей неделе в моей хижине как раз собираются друзья. Вы сделаете мне честь, если согласитесь к нам примкнуть. Как раз после второго дня Рождества и перед началом заседаний в парламенте.Джулиан сразу обратил взгляд в сторону двух подруг, погруженных в беседу.– Конечно же, и ее с собой возьмите, если пожелаете, – улыбнулся Белгрейв. – Селия там будет.– Вот как?– Представьте, мне просто не терпится вырваться хоть ненадолго из семейных пут, – поспешно пояснил Белгрейв. – Удрать от многочисленной родни.Джулиан вспомнил, сколь докучливы бывали иные из родственников, гостивших в рождественские дни в гостеприимном доме его отца, и с сочувствием кивнул.– Значит, решено? – спросил Белгрейв. – Парадней на свежем воздухе с лошадьми, собаками и лисами никому еще не повредили.Джулиан согласился, не будучи, однако, уверен, что Лауре эта идея также покажется заманчивой.– Лаура, что с тобой? Ты так бледна, нервничаешь? Это из-за Локвуда, да?– Нет, его светлость безупречен, как всегда. У меня просто голова разболелась.Отчасти это было правдой. После разговора с Обером Фортье она и впрямь чувствовала себя скверно.– Вот, возьми. – Селия протянула ей флакончик с нюхательной солью.– Нет, лучше выпью бокал вина.– Конечно, дорогая. Скажи, ты расстроилась из-за того, что осталась без роли? Но Роско даст тебе другую, вот увидишь!– Тогда я буду счастлива, – кивнула Лаура, силясь улыбнуться.– Чепуха на постном масле, – заявила Селия, – ты лжешь, дорогая, а ведь мы подруги! Хватит скрытничать, выкладывай-ка все начистоту!Лаура не знала, как поступить. Ей хотелось разделить хоть с кем-то бремя тяжкой заботы, обрушившейся на ее плечи, но она сомневалась, имеет ли право втягивать во все это Селию. Та огорчится, попытается помочь, а ведь у нее хватает и своих проблем.Пока она раздумывала, что ответить подруге, к ним неслышно подкрался Рекс Пентли.– Милашка Лаура, самая роскошная роза Ланкастеров! – кривляясь и подмигивая, произнес он нараспев, а потом вручил Лауре пышную красную розу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...