ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она бежала из Парижа во времена Террора, а как овдовела, снова туда вернулась. Она рвалась назад, к веселой, разгульной жизни, которая значила для нее куда больше, чем единственная дочь.– Вот, возьми-ка мятную конфетку. – Селия открыла бонбоньерку и чуть ли не силой втолкнула в рот подруге леденец. – Это мне душка Чарли подарил. Верь в Рекса, дорогая. Он все расчудесно устроит, и ты больше никогда в жизни не увидишь этого Фортье, будь он неладен.– Спасибо тебе. – Лаура вымученно улыбнулась. – Так хочется, чтобы все это поскорее осталось позади. А после я вернусь домой.Несколько минут подруги просидели молча. За окнами стемнело. Сквозь освинцованные стекла в комнату проникал дымчато-серый свет сумерек.– Выходит, ты все уже решила? – нарушила молчание Селия.– Насчет Рекса?– Да нет же, насчет Локвуда.– Не понимаю, о чем ты.– Прекрасно понимаешь, – усмехнулась Селия. – Ты ему небезразлична. Судя по всему, он тебе тоже. Так за чем же дело стало?– Ох, что ты все мучаешь меня такими вопросами? – Лаура со вздохом подошла к окошку и стала следить за снежинками, кружившимися в воздухе. – Граф женат.– Сто раз тебе говорила, это его достоинство, а вовсе не недостаток. Что тебя ждет в твоей Америке? Выйдешь там замуж за фермера, нарожаешь кучу детишек и станешь этакой клушей… Фу!В словах Селии звучала жестокая правда. Лаура понурилась.– Почему именно за фермера? – слабо улыбнулась она.– Ну за купца, какая разница. Главное, ты все время будешь вспоминать Локвуда и тосковать по нему. Ты будешь в ужасе ждать очередного шантажиста, который расскажет твоему благочестивому мужу правду о маман.Лаура подошла к шезлонгу, на котором полулежала Селия. Сев рядом с ней, она вполголоса произнесла:– Ты права, дорогая, тысячу раз права. В Америке меня никто не ждет. Там, где я выросла, все наверняка изменилось. Да и я сама стала другой. Но мысль о возвращении помогала мне выстоять, я с ней так свыклась. Она придавала мне сил все эти годы. Я только об этом и грезила.– А теперь мечтаешь о другом, – смеясь, заявила Селия. – И нынешняя твоя мечта вполне может сбыться. – Она плутовато подмигнула. – Он сейчас внизу, но скоро придет сюда. Не отталкивай его, уступи его и своим желаниям.Она выбежала из комнаты, и Лаура осталась одна, так ничего и не успев возразить подруге. Остаться с Джулианом Норклиффом, лордом Локвудом, для нее было столь же нереально, как и вернуться к прежней благополучной и беспечальной жизни в родной Виргинии.Джулиан направился на второй этаж, в комнату, которую делил с Лаурой. Уже совсем стемнело. Он выиграл в карты несколько сот фунтов, изрядно опустошив карманы гостей Белгрейва, и сам не мог понять, как это ему удалось. Играл он рассеянно, мысленно обращаясь к Лауре.Вот и теперь, остановившись у двери в спальню, он в который уже раз подумал, как несправедлива судьба, навязавшая ему в жены ту, которую он презирает. Элинор лишила его возможности назвать своей прелестную Лауру. Женщины эти несхожи между собой, как небо и земля. Элинор лжива, развратна и эгоистична, а Лаура правдива, целомудренна и великодушна. Даже Крэнфорду она пришлась по душе, а уж угодить напыщенному дворецкому мало кому удавалось.Джулиан открыл дверь. Лаура, стоявшая у камина, обернулась к нему. Отсветы пламени золотистыми искрами рассыпались по ее густым локонам, простое белое платье с вышитым лифом и золотистым поясом выгодно оттеняло матовую белизну ее кожи.– Вы довольны игрой? – спросила она, но голос ее заглушило биение его сердца.– Вы распустили волосы. – Голос его был хриплым от волнения. Ему безумно хотелось погрузить ладони в шелковый водопад этих волос, а после зарыться в них лицом.– У меня начиналась мигрень. Я вытащила шпильки, и все прошло… Вам нехорошо?– Напротив, я давно так великолепно себя не чувствовал. – Размашистым шагом он подошел к Лауре и заключил ее в свои объятия. Она запрокинула голову, пристально взглянув на него широко распахнутыми зелеными глазами, и едва слышно вздохнула. Казалось, она покоряется неизбежному.Отбросив привычную сдержанность, он позабыл о самоконтроле и дал волю чувствам, крепко прижав ее к себе и впившись губами в ее губы. Она не противилась его ласкам. От нее исходил упоительный аромат роз и мяты. Он раздвинул языком эти полные, мягкие, податливые губы и стал нежно ласкать ее небо, десны, внутреннюю поверхность щек. Осмелев, Лаура коснулась своим языком его губ. Ладонями она поглаживала его спину, потом скользнула вниз и обхватила его за талию. Не без труда подавив желание овладеть ею прямо на полу, он подхватил ее на руки и понес к кровати.Распростершись на пуховой перине, она протягивала к нему руки и смотрела на него так призывно, ласково и кротко, что у него защемило сердце. Он хриплым шепотом проговорил:– Я постараюсь не сделать тебе больно.– Я знаю, – кивнула она.От этих простых слов, произнесенных с нежной улыбкой, глаза его увлажнились. Она вручала ему свой дар с безграничным доверием и со столь же безграничной любовью. Помедлив, он наклонился и прижался лбом к ее высокому лбу, погрузив ладони в струящийся шелк медно-рыжих локонов. Затем рука его скользнула вниз. Он подтянул вверх подол белого платья и осторожно лег на нее сверху опираясь на локти. Тела их утонули в мягкой перине. Они словно очутились на огромном темно-синем облаке, поверх которого разметались волнистые пряди ее волос. Именно такой он и представлял Лауру в своих мечтах.Ему стоило немалого труда сдерживать свое вожделение и медленно, осторожно ласкать ее упругое тело, одновременно освобождая от одежды, вместо того чтобы стремительно взять ее. Слегка отстранившись от нее, он провел ладонью по ее груди, по плоскому животу и стройным ногам, облаченным в белые чулки (они были перехвачены над коленями розовыми подвязками). Чтобы совладать со стремительно растущим возбуждением, он прикрыл глаза, а когда снова их открыл, Лаура обняла его за шею и притянула к себе.Губы их снова соединились в страстном поцелуе. Он больше не сдерживался, его ласки стали смелее и настойчивее. Лаура отвечала ему с не меньшей страстью.Все еще сжимая в ладонях пряди ее волос, он раздвинул ей ноги и снова лег на нее сверху. Острое наслаждение пронизало все его тело, хотя получить желанное он тотчас не мог – мешала одежда.Это была сладчайшая из всех пыток.С огромным трудом заставив себя отстраниться от нее, он сел на кровати по-турецки, чтобы освободить ее от оставшихся одеяний. Осторожно распустив узлы подвязок, он стянул с ее изящных ног чулки и залюбовался маленькими розовыми ступнями. Лаура прерывисто вздохнула. Он поднял голову и едва не лишился чувств – так прекрасно было зрелище, представшее перед его глазами. Она приподнялась на локте, глядя на него сквозь полуопущенные длинные ресницы, почти скрыв под ними свои зеленые глаза. Лицо ее обрамляли роскошные мягкие локоны медно-рыжих волос, спускавшихся на плечи водопадом. Грудь ее плавно вздымалась, а при каждом вздохе под тонкой тканью сорочки вырисовывались отвердевшие крупные соски. Немного припухшие после поцелуев губы были влажные и слегка полуоткрытые. Греческая сирена…Не отводя от нее взгляда, он соскользнул с кровати, чтобы сбросить с себя ставшую ненужной одежду. Камзол, шейный платок, сорочка, панталоны – все полетело на пол. Но куда же запропастился проклятый зажим для сапог?!Ей следовало бы испытывать жгучий стыд, но Лаура чувствовала лишь жар и холод. Жар, поднимавшийся откуда-то из глубины тела, затопил ее без остатка, от кончиков пальцев до корней волос. А снаружи повеяло холодом, так что кожа у нее покрылась пупырышками. Она следила за Джулианом, который в этот момент отыскал непристойного вида зажим для сапог и принялся стаскивать с ног тугие ботфорты. Покончив с этим, он направился к ложу, и все его движения были исполнены силы и грации. Он был похож на хищника, вышедшего на охоту. По телу Лауры пробежала дрожь. Ведь жертвой этого опасного дикого зверя должна была стать она…Но вот он снова очутился рядом, склонился над нею. Блики света от пламени свечей покрыли причудливым узором его мускулистую спину, его широкие плечи и стройный торс. В его густых темных волосах стали заметны пряди с багрово-красным отливом.Лаура подняла руку и несмело коснулась его лба, затем провела пальцами по скуле и щеке, по линии подбородка.«Странно, – подумала она, – у него успела отрасти щетина, а ведь он брился так недавно, ранним утром…»Осмелев, она очертила указательным пальцем контуры его рта и с испугом отняла руку, когда он сделал вид, что хочет схватить ее палец губами. В глазах его плясали золотые искры. Он улыбался ей так нежно, так пристально на нее смотрел, словно опасался, что она может удариться в бегство. Мысль о том, что это и впрямь возможно, отчего-то придала ей уверенности в себе. Она принялась ласкать его грудь, покрытую короткими курчавыми волосами, упругий живот… Рука ее вдруг замерла. Она почувствовала, как весь он напрягся. А потом неожиданно для него и себя дотронулась до возбужденного члена, который оказался гораздо крупнее и тверже, чем ей представлялось, когда она несмело бросала на него взгляды. От неожиданности она отдернула руку с такой поспешностью, как если бы коснулась раскаленного железа.Он негромко рассмеялся, взял ее за руку и поместил ее на прежнее место, а потом прошептал ей в зардевшееся ухо, что ничего зазорного в этом нет, что оба они всего лишь покоряются воле природы.Лауру несказанно удивило, что он тоже дрожал. И хотя губы его улыбались, по телу пробегали судороги. В этот миг она ощутила всю полноту своей власти над ним. Пальцы ее снова коснулись его члена, кончиками их она несколько раз провела взад и вперед по всей его длине.Джулиан издал хриплый стон и взмолился:– Довольно! Теперь настал твой черед, моя ненаглядная зимняя роза.Ей оставалось одно – сдаться под его натиском. Он лег на нее сверху, и они снова утонули в мягкой перине. Покрыв ее лицо и грудь быстрыми страстными поцелуями, он приподнялся и раздвинул ее бедра коленом. А потом ухватился за подол сорочки, стащил ее с прекрасного тела и швырнул на пол. Взгляд его скользнул по совершенным формам ее фигуры. Лауру охватила сладкая истома. Она чувствовала, что буквально тает под его пламенным взглядом, как кусок льда под солнечными лучами. Он поднял голову, и глаза их встретились. В глубине его больших темных зрачков переливались искры. Его призывный взгляд, исполненный восхищения, выражал столь многое…Он словно проник в самые потаенные глубины ее существа, пробудив чувства такой неистовой силы, что ей на миг стало трудно дышать. На глаза ее навернулись слезы. О, как она любила его, Джулиана Норклиффа, шестого графа Локвуда! Только поэтому она уступила его страстному порыву, поэтому решила не возвращаться в Виргинию…Но ей не удалось додумать эту мысль до конца. Он склонился к ней, своим горячим дыханием пощекотал ей висок и шею. Снова прошептал, что не сделает ей больно, что жаждет лишь одного – доставить ей наслаждение. И она снова почувствовала огненные прикосновения его мягких губ и языка. Он целовал и ласкал ее шею, грудь, соски. Какая-то неведомая сила заставляла ее выгибать тело дугой навстречу его ласкам. Закрыв глаза, она стонала от вожделения, которое все нарастало, грозя испепелить ее. Он приподнялся на локтях и впился губами в ее губы. Интимные части их тел соприкоснулись. Лаура всхлипнула от острого наслаждения. Но вот его упругий член скользнул внутрь влажных складок между ее ног, и она почувствовала давление. Кожа в преддверии ее лона натянулась, нежная тонкая плоть противилась слиянию их тел, но преграда эта была слишком слаба, чтобы предотвратить или даже просто отсрочить неизбежное, Вдруг все тело ее пронзила резкая, острая боль. Лаура вскрикнула и открыла глаза. Джулиан замер. Во взгляде его угадывались нежность и изумление.– О Боже, Лаура… – хрипло прошептал он и бережно коснулся губами ее лба.Лишь когда она расслабилась, отдавшись его нежным поцелуям, он начал осторожно приподнимать и опускать бедра. Его член ритмично двигался в ее лоне. И хотя прежней острой боли она не ощущала, но не испытывала также и наслаждения, о котором грезила и которое было ей обещано… Издав протяжный стон, Джулиан снова замер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...