ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Как ему хотелось знать об этом побольше! Конрад никогда не был религиозен. В Империи и Кислеве была уйма разных богов и их почитателей, но он никогда особенно этим не интересовался. Лучше других он знал Сигмара Молотодержца, которого многие считали богом. Вольф тоже из всех богов почитал только Сигмара и обычно перед боем возносил ему молитвы.
Шёлк встала. В то же время Конрад услышал, что наступила полная тишина. Последняя жертва была умерщвлена.
Последняя, кроме одной – или двух…
Дева сбросила сандалии, накидку, отбросила в сторону ожерелье и распустила свои кроваво-красные волосы. Она стояла голая, держа в руке нож; она приготовилась убивать. Затем что-то сказала. Конрад понял: она велела ему подняться, но он не послушался. Подскочив к нему, она прижала к его горлу острие ножа. Потекла тонкая струйка крови.
Дева повторила приказ.
Конрад понимал, что сейчас она его не убьет, но он знал и другое: она может сделать очень больно. Шёлк умела вызывать мучительнейшую боль. Однако дева переключила свое внимание на мальчика и внезапно ударила его ножом в плечо. Тот вскрикнул от боли. Знаком она велела ему встать, и он повиновался. Она быстро разрезала на нем одежду, и мальчик стоял голый, со связанными за спиной руками.
Глядя в глаза Конраду, она провела кончиком ножа по груди мальчика, оставив на ней красную полосу. Тот закричал, по его телу потекла кровь. Дева снова провела ножом по его груди, в другую сторону. «Она вырезает на его груди знак Кхорна, – подумал Конрад, – и будет мучить мальчишку, пока я не встану». Тогда он выполнил ее приказ: он встал. Но Шёлк не прекратила пытку. Двумя быстрыми движениями она закончила рисунок. Грудь мальчика была залита кровью.
Он пошатнулся, едва не потеряв сознание, но не упал. Он уже не кричал, а только всхлипывал. Он не был серьезно ранен. Шёлк не хотела, чтобы он умер. Пока не хотела.
Она подошла к Конраду, сверкнул нож, и по его щеке потекла кровь. Шёлк наказала его за непослушание. Снова заработал нож, и с Конрада упала одежда. Дева что-то прохрипела, и он медленно двинулся к алтарю. Она подтолкнула мальчика, и тот пошел вслед за Конрадом.
Вокруг алтаря уже собрались монстры; их темные тени плотным кольцом окружили трон и сидящие на нем доспехи. Одна из теней вышла вперед.
– Рад, что ты принял приглашение, – сказал Кастринг. – Это и есть твой гость?
Мальчик стоял неподвижно, словно загипнотизированный, не сводя глаз с алтаря, черепов и кучи отрезанных голов у ног бронзовой фигуры.
– Я убью тебя, Кастринг, – сквозь стиснутые зубы процедил Конрад.
– Ты, кажется, не совсем понимаешь ситуацию, – ответил тот. – Ты действительно убьешь, но только не меня, а вот этого юного джентльмена. И вообще, ты выбрал очень неподходящее время для угроз. Это я могу тебе угрожать. И, как я уже говорил, заставлю тебя подчиняться.
Шёлк перерезала его путы, Кастринг протянул ему кинжал, рукоятью вперед. Конрад взял его в руки и тут же почувствовал, как в шею ему уперся кончик ножа. Кастринг отступил назад, Шёлк тоже.
Конрад и мальчик остались стоять перед алтарем. Земля под их ногами была мокрой от крови.
Мальчик посмотрел на алтарь, на нож, затем взглянул Конраду в лицо.
– Я знал, что ты один из них, – тихо сказал он и опустил голову.
Конраду хотелось сказать ему, что он убьет быстро, тогда как монстры убивали бы его долго и мучительно, но что толку в пустых разговорах? Он говорил бы сам с собой, а не с мальчиком.
Монстры запели свой гимн крови.
– Давай! – приказал Кастринг, перекрывая голоса поющих.
Конрад взглянул на темную фигуру, выкрикнувшую этот приказ, удобнее взялся за кинжал и взвесил его в руке, прежде чем метнуть в ночную тьму – прямо в горло Кастринга.
И вдруг кинжал был выбит из его руки. Шёлк, молча метнувшись к Конраду, сильно ударила его плечом. Не устояв на ногах, он упал в грязь и мгновенно откатился в сторону, думая, что сейчас кровавая дева набросится на него. Но ее целью был юноша из Остланда.
В его грудь вонзился нож, и паренек издал долгий, пронзительный, душераздирающий крик. Он упал, а Шёлк склонилась над ним, продолжая орудовать своим страшным ножом. Через несколько секунд она отпрыгнула в сторону. В одной руке она держала нож, а в другой – кусок человеческой плоти. Это было сердце мальчика.
Которое продолжало биться!
Со стороны монстров раздался одобрительный рев, а дева почтительно положила сердце к ногам бронзовой фигуры.
Конрад попытался найти вылетевший из его руки кинжал, но не нашел и встал, заметив, что к нему решительно приближается темная фигура. Было слышно, как из смазанных маслом ножен с легким шорохом выходит меч.
Конрад медленно отступил, глянув через плечо, не подкрадывается ли со спины еще один убийца. Но когда он вновь повернулся к Кастрингу, между ними стояла тонкая стройная фигурка. Это была Шёлк, угрожающе занесшая над головой окровавленный нож, но угрожала она не Конраду, а своему господину.
Кастринг остановился и что-то сказал. Шёлк не ответила и не двинулась с места.
– Нет, ты действительно ей нравишься, – сказал Кастринг.
Делано засмеявшись, он вложил меч в ножны и ушел.
Шёлк обернулась к Конраду, их глаза встретились. Почему она не дала ему убить мальчика, а потом защитила от ярости Кастринга? Почему спасла Кастринга, в последний момент выбив кинжал из руки Конрада? Он не мог ответить на эти вопросы. Впрочем, какой бы ни была причина ее поступка, они оба были обречены.
Тени, окружавшие алтарь, растворились во тьме, оставив Конрада и деву возле тела мальчика и трупов пленников, лежавших у бронзового алтаря Кхорна.
Взглянув на Шёлк, Конрад неожиданно понял, кем она была когда-то: человеком.
А еще он понял, что наступил момент, которого он так долго ждал. Настало время пробуждения.
Конрад пошел в сторону, Шёлк последовала за ним. Над рекой возвышался небольшой утес, и Конрад направился туда. Остановившись, он увидел, что дева занесла нож, замер – но нож полетел в поваленное дерево, лежавшее рядом с ним. Вонзившись в ствол, нож завибрировал. Начала всходить Маннслиб, бросая из-за горизонта серебристый свет и освещая все вокруг гораздо ярче, чем мрачная Моррслиб. Где-то внизу, в долине, тихо шумела река. Краем глаза Конрад заметил, что на ее берегу что-то поблескивает. Это в лунном свете блестел металл.
Теперь он знал, что ему делать.
Тесно прижавшись к нему, дева заглянула ему в глаза. Он ненавидел ее, ненавидел люто, но сейчас он вспомнил о том, что подумал, когда впервые увидел ее и Атлас: что женщин прекраснее он не видел ни разу в жизни.
До сих пор Конрад не думал о ее теле; однако этой ночью он решил отдать последнюю дань существу, которое когда-то было человеком и давно забыло, что значит быть женщиной.
Тело танцовщицы, к удивлению Конрада, оказалось теплым и нежным. Он старался не замечать, что оно выпачкано в крови, не замечать ее дикого взгляда, раздвоенного языка и хвоста. Он опустился на землю, позволив ей лечь сверху, словно продолжая исполнять свою роль подчиненного.
Она перестала быть животным, а он им стал. Когда она закричала, это не был леденящий душу крик мутанта, это был крик женщины в момент наивысшего наслаждения. А он только зарычал, хрипло и примитивно, как животное.
Так начиналась любая жизнь, и Конрада, и самой Шёлк до того, как Хаос исказил ее тело, украл и извратил ее душу.
Конрад потянулся, протянул руку за спину девушки и впервые позволил ей припасть губами к его губам.
Они тоже были теплыми и нежными. Они поцеловались – и это был поцелуй смерти.
Шёлк издала тихий вздох, когда клинок вошел ей в спину и пронзил сердце. Их глаза встретились в последний раз – в глазах девушки стояли слезы. Откинувшись назад, она улыбнулась и умерла так быстро, словно была человеком.
Осторожно уложив ее на землю, Конрад встал. Вытащив нож, взглянул на берег реки, стараясь разглядеть то, что заметил несколько минут назад, – блеск доспехов.
Бронзовых доспехов.
ГЛАВА ШЕСТАЯ
Сжимая в руке нож, Конрад помчался вниз, во тьму. Ему наконец-то удалось вырваться из плена, и теперь он преследовал таинственного бронзового рыцаря.
Вот почему он пробыл у Кастринга так долго – он почти видел, что с ним что-то случится, только не знал, что именно, поскольку до этого события было слишком далеко.
Закованный в доспехи всадник скрылся из виду, но это не означало, что он исчез, просто в этом месте было темно и густо росли деревья.
Он убил Шёлк, она умерла в тот миг, когда почувствовала, что снова становится человеком.
Конрад сожалел лишь об одном; что не успел убить Кастринга. Но у него уже не было времени возвращаться в лагерь и мстить. Едва заметив бронзового рыцаря, он забыл обо всем и бросился за ним. Он должен его догнать, прежде чем вновь потеряет его след.
Конрад спотыкался, скользил, падал и натыкался на деревья, но, не обращая внимания на боль, продолжал бежать, чтобы в следующий миг снова кубарем покатиться по земле, зацепившись за ветку. Вылетев очертя голову на вершину холма, он снова споткнулся и полетел по скользкому склону.
Его спасла река – с громким плеском он упал в воду, совсем рядом с острым камнем. Вынырнув, Конрад попил ледяной воды, затем подплыл к каменистому берегу.
Присев передохнуть, он принялся рассматривать свои синяки, ссадины и царапины. Кинжал он не потерял, как и в тот день, когда спасался от монстров, напавших на деревню. Кинжал был его единственным оружием.
Но как он может сражаться с бронзовым рыцарем, если остался совершенно голый и с одним кинжалом? Впрочем, его это почему-то не волновало. Сначала нужно найти этого загадочного всадника. Но тут Конрад услышал шум погони.
Монстры бежали, вопя и завывая, рыча и издавая воинственные кличи, пронзающие ночную тишину, как кинжалы, которые станут пронзать его тело, если он снова попадет в плен.
Конрад оглянулся по сторонам и вдруг заметил, как слева что-то блеснуло.
Он бросился в ту сторону, стараясь бежать вдоль реки. Рядом бурлила вода, он с ходу перескакивал через лежащие на берегу ветки, опережая своих преследователей всего на несколько минут. Они будут спускаться к реке гораздо осторожнее, чем он; скорее всего, они разделятся, и другой отряд попробует найти путь в обход, чтобы не дать ему выбраться из долины. Но прежде чем его загонят в ловушку, он должен найти бронзового всадника.
Конрад бежал сквозь ночную тьму, судорожно вдыхая холодный воздух и слушая, как шумит река. За его спиной уже чувствовался мерзкий запах тварей – а он видел, видел…
Внутреннее чутье не говорило ему, что впереди опасность; в данную минуту ему ничто не угрожает. Если только оно снова его не обманывает…
Конрад нырнул за ближайший ствол, и впереди, совсем рядом, в лунном свете блеснул металл. Конрад осторожно выглянул. В ста ярдах от него стояла лошадь, сплошь закованная в бронзовые доспехи. Но самого рыцаря видно не было.
Прячась за деревьями, Конрад начал подбираться к лошади, осторожно, бесшумно спускаясь по склону холма. Вскоре он оказался совсем рядом с животным.
Несомненно, это была та самая лошадь, которую он видел пять лет назад. Он узнал богато украшенные доспехи, закрывающие ее от ушей до копыт. На бронзовых пластинах, закрывающих голову лошади, виднелись два острых и длинных рога, как и на шлеме рыцаря. К седлу был привязан щит, рядом с ним – копье.
Бронзовыми были стремена и даже седло.
Седок спешился, а это означало, что он стал более уязвим. Учитывая, что на нем доспехи, он не может быстро двигаться. Если Конрад нападет внезапно, он сможет повалить его и вонзить кинжал в щель под шлемом, в горло.
С другой стороны, зачем ему убивать всадника? По правде говоря, Конрад и сам не знал толком, что ему нужно от рыцаря. Неужели он и в самом деле брат-близнец Вольфа?
Однако рыцаря нигде не было видно. Он не мог уйти далеко. Конрад осмотрел берег реки. Вновь глянув на лошадь, он заметил в ней что-то странное. Она не шевелилась, не делала ни единого движения. Конь стоял у воды, словно статуя, напоминая собой конные памятники великим правителям, только без седока.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...