ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Схватив нападавшего, Конрад вытащил его во двор, чтобы хорошенько рассмотреть; там хотя бы не так сильно пахло мертвечиной.
Это был один из шахтеров, очевидно единственный, кому удалось спастись. Он был не больше пяти футов ростом и, наверное, был бы повыше, если бы не провел много лет в скрюченном положении. Его голова ушла глубоко в плечи, словно у него не было шеи, а волосы на голове, подбородке, груди и руках совсем поседели. Его кожа казалась серой из-за въевшейся в нее пыли. Человек нервно озирался, словно боясь, что сейчас откуда-нибудь выскочит монстр.
– Как тебе удалось спастись? – спросил Конрад. Меч он не убирал, не слишком доверяя шахтеру.
– Да спрятался, – ответил тот, покосившись на оружие в руке Конрада. – Честное слово, сэр, я принял вас за одну из тварей.
Сказав это, он левой рукой почесал нос. Правой у него не было, вместо нее была культя. Руку он потерял много лет назад, то ли несчастный случай, то ли таким было наказание.
Все, кого присылали на шахту, были каторжниками, как правило, пожизненными; выйти на волю удавалось очень немногим. Их не заковывали в цепи, поскольку бежать было все равно некуда. За поселком начинались бескрайние пустынные земли, где не было никого, кроме зверолюдей. Каторжники могли беспрепятственно удрать из поселка, но пробраться через эти земли было почти невозможно.
Конрад снова оглядел руины и трупы. Он все еще искал Кристен, втайне надеясь, что она спаслась. Шахтер заметил его взгляд.
Конрад все еще держал в руке безделушки Кристен, которые рассматривал, когда в него метнули нож. Выкопав концом меча ямку в земле, он бросил их туда и притоптал ямку ногой.
– Что здесь произошло? – спросил он.
– Было раннее утро, мы собирались на работу, сэр, и тут напали они. Их были сотни. Сотни и сотни. Мы не могли их остановить. Я никогда такого не видел и видеть больше не хочу. Стражники ничего не успели сделать. Тварей, сэр, было уж больно много. Это было ужас что такое, ужас. – Он поежился. – Они полезли через стену, лезут и лезут, орут, вопят, визжат и убивают всех подряд. Некоторые из наших похватали оружие убитых стражников, да куда там! А мне-то что делать без руки? Вот я и спрятался.
– А нож ты неплохо метнул, даром, что без руки, – заметил Конрад, подумав о том, что запросто мог погибнуть. Второе зрение подвело его и на этот раз.
За последние годы он все меньше полагался на свой левый глаз. Он не нуждался в предупреждениях об опасности; здесь, в Кислеве, опасность была повсюду.
И открытой атаки можно было не опасаться, поскольку местность далеко просматривалась со всех сторон.
Он стал настоящим воином, опытным солдатом и мог одолеть любого противника. Ему больше не требовалось видеть, какой маневр предпримет враг в следующее мгновение, он выработал в себе отличную реакцию; ему было нечего добавить к своим умениям.
– Хорошо метнул, да? Я всегда хорошо ножи метал, – усмехнулся шахтер, показывая редкие зубы.
Конрад подумал о том, кем мог быть этот человек и за что он попал на каторгу. Возможно, вор из какого-нибудь городка в Кислеве.
– Дальше, – приказал Конрад.
– А что дальше? – Шахтер пожал плечами. – Прячься, или тебя убьют. Многие так решили, сэр, да только это их не спасло. Нашли их всех и перебили. – Он посмотрел на трупы. – Убили, а то и чего похуже. А я вот залез под трупы и спасся. – Он потер кровавые пятна, которыми были перепачкана его рубашка. – Так и лежал несколько часов. А потом вас увидал и решил, что какая-то из тварей вернулась. И так мне тошно стало от всего, что я пережил, что я на вас и накинулся. Вот так, сэр. – Он бросил на Конрада внимательный взгляд. – А вы-то как остались живы, сэр?
Конрад смотрел на старика, не зная, верить ему или нет. Но, в конце концов, он сумел спастись, а это главное.
Шахтер его не узнал, впрочем, и он не знал всех каторжников в лицо; они для него ничем не отличались друг от друга. А для каторжника, скорее всего, все наемники были одинаковы.
– Я ушел патрулировать территорию, – ответил Конрад. – Когда увидел дым, сразу вернулся. Как тебя зовут?
– Меня?
– Да.
– Хайнлер, сэр.
Каторжник назвал свое имя с некоторой запинкой; возможно, он лгал, но Конраду было все равно. Они не доверяли друг другу. Один был каторжником, другой наемником, а разница, в сущности, состояла лишь в том, что одного вывели на чистую воду.
– Меня зовут Конрад. Кажется, мы с тобой единственные люди на много миль вокруг. И не называй меня «сэр».
– Простите, сэр. Когда проведешь на каторге столько лет, всех так начинаешь называть.
– Давай поищем воды, Хайнлер, и какой-нибудь еды.
Они обыскали все вокруг, но в колодце плавали трупы, а все кладовые были разграблены.
Лошадей в конюшне не оказалось, оружие исчезло, твари утащили даже запасы золота. Странно, поскольку раньше оно монстров не интересовало. Они убивали, но не грабили.
Конрад направился к трем скалам, и Хайнлер последовал за ним. Они поднялись по высеченным в скале ступенькам туда, где раньше находилась смотровая башня, а сейчас лежали лишь груды обломков и обгорелые трупы.
– Они ушли в том направлении? – спросил Конрад, и Хайнлер кивнул.
Вдали расстилалась пустынная земля. Видимо, монстры ушли в сторону Праага. Неужели все повторяется – нападение тварей на Империю двести лет назад и их нынешние набеги на деревню и шахту?
– Череп, – произнес Конрад.
– Что?
– Ты не видел среди тварей высокого человека? Лысого и худого как скелет? Это один из их предводителей.
– Э-э…
– Его легко заметить, потому что он не похож на остальных. Он выглядит как человек и не носит оружия. И может спокойно расхаживать среди бушующего огня. Ты его не видел?
– Да, да! Я его видел, видел!
Конрад с сомнением взглянул на Хайнлера – что-то уж больно быстро он вспомнил.
– Очень высокий, очень худой, лысый, да? – спросил тот. – Клянусь, я его видел!
Конрад подумал, что Хайнлер просто повторяет то, что только что услышал; но ему очень хотелось, чтобы все это было правдой.
Вчера бронзовый рыцарь; сегодня – Череп.
Конрад посмотрел на юг – там лежала Империя, Остланд, долина, где из него сделали воина.
– Он тут командовал! – продолжал Хайнлер. – Это он приказал прекратить резню, и тогда твари забрали с собой пленников.
– Пленников? – резко переспросил Конрад и, схватив Хайнлера за рубашку, притянул его к себе. – Они взяли пленников?
– Да. – Хайнлер попытался вырваться. – Честное слово, сэр.
– Кого? Сколько их было? Для чего?
Шахтер затряс головой:
– Не знаю. Очень много.
– Мужчины? Женщины?
– Да. Мужчины. Женщины. Все. Все, кто еще был жив.
Конрад разжал пальцы, и Хайнлер поспешно отошел в сторону.
О Кристен его можно было не спрашивать, шахтер говорил то, что хотел услышать Конрад. Но о пленниках он сказал сам, Конрад его не спрашивал. Среди мертвых он Кристен не нашел, значит, твари увели ее с собой.
Как ему хотелось, чтобы она была жива, чтобы он нашел ее, чтобы больше не мучил себя мыслями о предательстве! Но плен только отсрочит смерть, твари оставили ее для каких-то своих страшных целей.
– Кажется, впереди у нас долгий путь, Хайнлер, – сказал Конрад.
– Что?
– Если, конечно, ты не захочешь остаться здесь.
Хайнлер взглянул на трупы и поморщился.
– Куда мы пойдем? – спросил он.
Конрад махнул рукой в южную сторону.
– Туда, за ними, – ответил он.
Они вернулись в комнату Кристен и забрали оттуда ножи.
Нож Хайнлера был, скорее всего, самодельным: деревянная кривая рукоять, грубо заточенный клинок. И все-таки это было оружие, которым можно было убить – и которое, кстати сказать, едва не убило Конрада.
Стилет Кристен имел тонкий четырехгранный клинок – отличная штука, чтобы протыкать шкуру зверочеловека. Когда-то этот стилет принадлежал одному очень молчаливому наемнику, который даже не назвал своего имени и страны, в которой родился. Он ушел патрулировать местность вместе с четырьмя другими стражниками и больше не вернулся. Потом Конрад нашел то, что от них осталось: четыре человеческих трупа и огромное количество дохлых тварей, которые подстерегли патруль. От молчаливого наемника остался лишь его стилет, Конрад нашел кинжал немного в стороне от места битвы, его окровавленное острие показывало на север.
Потом он отдал его Кристен, а теперь стилет вернулся к нему.
Конрад и Хайнлер покинули поселок.
Солнце склонялось к горизонту, но было еще жарко. Конрад всегда считал, что у него был только один близкий человек – Элисса, но теперь получалось, что это не так. Всю дорогу он думал о Кристен.
Самих монстров нигде не было видно, но их следы обнаруживались повсюду. На дороге то и дело попадались трупы тварей, умерших от ран. Многие из них выглядели так, словно погибли уже много дней назад и давно начали разлагаться; они гнили и расползались, над ними кружили мухи, в плоти копошились черви и личинки.
Армия монстров двигалась так, словно намеренно отмечала свой путь, бросая по дороге ненужный груз, сдирая кору деревьев, – потерять ее след было невозможно. Земля была испещрена следами колес, отпечатками ног, копыт, лап. Здесь прошли тысячи монстров, которые двигались бы значительно быстрее, если бы их не задерживали пленники.
Конрад вновь чувствовал себя так, словно остался единственным живым существом во всем мире, хотя сзади за ним следовал Хайнлер. Они были просто попутчиками и объединились только потому, что оба принадлежали к расе людей.
Конрад быстро шел вперед. И шахтер не отставал. Он оказался крепким, что было немудрено: с одной рукой ему приходилось тяжелее, чем его товарищам. Хайнлер шел босиком, его ступни кровоточили, к тому же он немного прихрамывал. Впрочем, Конраду тоже было не слишком удобно – его сапоги были предназначены для верховой езды. И все же он упорно шел вперед, решив не обращать внимания на мозоли и натруженные ноги. Пока враг идет, он будет следовать за ним.
Наконец к вечеру впереди показалось облако пыли – это двигалась вражеская армия.
Монстры должны сделать привал, не могут же они идти бесконечно. Или могут?
Расстояние между двумя путниками и армией сокращалось. От края до края, с востока на запад, куда хватало глаз, равнину покрывали темные марширующие фигуры. Присмотревшись, Конрад заметил, что армия начала разделяться: одна колонна свернула влево, другая вправо, третья продолжала двигаться вперед. Значит, твари собираются напасть на Кислев с нескольких сторон.
В стране было три главных города: Прааг, Эренград и столица, Кислев. Захватить хорошо укрепленные и охраняемые города монстрам вряд ли удастся, поэтому, скорее всего, они будут нападать на маленькие городки и деревни, чтобы сеять панику и страх.
А может быть, эта армия – всего лишь авангард, высланный вперед, чтобы разведать обстановку; за ним двинутся тысячи, десятки тысяч тварей…
Однако сейчас Конрада занимала только судьба Кристен.
Через несколько минут марширующие легионы остановились. Расстояние между колоннами составляло мили три, и вряд ли они разделились лишь для того, чтобы сделать привал. Скорее всего, утром они двинутся каждая в своем направлении. А пока монстры развели костры и остановились на ночь.
Наконец-то Конрад тоже позволил себе остановиться. Он тяжело опустился на землю, чувствуя, как ломит все тело. Рядом, тяжело дыша, плюхнулся Хайнлер, его ноги сильно кровоточили. Конрад не стал снимать сапоги, в которых что-то подозрительно хлюпало.
– Подождем, когда стемнеет, – сказал он. – Потом подойдем поближе.
– И что?
Шахтер, как видно, до сих пор не понимал, зачем Конрад преследует армию монстров, хотя, может быть, и догадывался. Он не мог не заметить волнения Конрада, когда сказал ему, что монстры увели с собой пленников. И все же Хайнлер последовал за ним, не задавая лишних вопросов; они вообще почти не разговаривали друг с другом. Им было не о чем говорить.
– И тогда мы выясним, нет ли у них излишков продовольствия и воды, – ответил Конрад.
Он собирался обследовать каждый из трех лагерей монстров, чтобы найти то, что он искал.
Солнце садилось, наступала ночь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...