ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я хмуро закончил:— Если не удастся, советую предупредить местных гробовщиков, что их ожидает уйма работы. Передайте Юлеру, что я постучусь в дверь ровно через час с фейерверком или без оного. Выбор за ним. Глава 8 Я повесил трубку, и мы еще некоторое время стояли рядом с будкой. Рабочий с заправочной станции закончил наполнять огромный бак фургона. Теперь бензина должно было хватить на три или четыре сотни миль, самой трудной из которых обещала быть первая миля перед мексиканской границей.— Я и не подозревала, что стала заложницей, — заявила Кларисса, с укором глядя на меня.— Раз уж вы поехали со мной, почему не воспользоваться вашим присутствием? Естественно, вы вольны уйти, когда пожелаете. Как вы слышали, дело может оказаться рискованным. Решайтесь. — Я повернулся к Коутису. — Я иду рассчитываться за бензин, держитесь ко мне поближе. Миссис О’Херн, если вы отправляетесь с нами, можете садиться за руль и заводить мотор.Кларисса заколебалась. Потом ее плечи под желтым вельветом изящного пиджака беспомощно приподнялись и она медленно зашагала в сторону фургона — крупная, но привлекательная молодая женщина. Она была бы совершенно неотразимой, если бы ходила прямо, а не сутулилась, стремясь выглядеть меньше. Я так и не понял, что побудило ее остаться со мной; думаю, она и сама не слишком это понимала. Я отэскортировал Коутиса к кассовой машине, а через несколько минут мы отъехали.Последовали томительные минуты ожидания. Я сидел на заднем сидении, удерживая под прицелом Коутиса, то и дело поглядывая на часы и мысленно пытаясь поставить себя на место Юлера. В последнем я не слишком преуспел, потому как почти не знал этого человека. Если характером он не уступал Маку, жить мне осталось недолго: Мак никому не позволяет разыгрывать спектакль с взятием заложников, и нам тоже даны на этот счет соответствующие указания. Нельзя сказать, чтобы я испытывал особую гордость от содеянного. Подобные истории всегда дурно пахнут. Меня оправдывало лишь то, что один из заложников согласился на свою роль добровольно, а второй не заслуживал снисхождения с моей стороны, после того, что сделал с моим коллегой. Тем не менее, это представлялось не лучшим способом оказывать давление на человека, пусть даже этим человеком был Эндрю Юлер, и я никогда бы на это не пошел, будь у меня хоть какой-то выбор.Я в последний раз взглянул на часы — шестьдесят пять минут. Времени у него было достаточно. Так или иначе встречу нам подготовили...— На следующем перекрестке сверните направо, — обратился я к Клариссе. — Если начнутся неприятности, сразу бросайтесь на пол. А вы, мистер Коутис, держите себя в руках и не пытайтесь доказать, что я свихнулся и у меня ничего не выйдет. Лучше надейтесь, что все-таки выйдет— За меня не беспокойтесь, — заверил сотрудник БВБ. — Но вы-таки ненормальный. Вам это известно?Сказано это было весьма смело, причем довольно спокойным голосом. Агент по нашим критериям он был никудышный, но все же не совсем пропащий человек.Я одарил его улыбкой.— Все мы слегка помешаны, Коутис. Возможно, когда-нибудь вы обнаружите это и в себе... Миссис О, поезжайте, пожалуйста, в этот тоннель. Теперь сверните направо. Итак, мы вышли на финишную прямую. До места встречи каких-то два квартала. Будем надеяться, мистер Коутис, что ваш шеф высоко ценит своих сотрудников и не станет подвергать опасности вашу жизнь.Мужчина впереди меня прочистил горло.— Спросите об этом у него. Вон он.Мы приближались к пограничному шлагбауму. Рядом с ним стоял мужчина и не сводил с нас глаз. Я тяжело вздохнул и взвел боек револьвера.— Нет! — поспешно бросил Коутис, заслышав щелчок. — Смотрите, он один. Он показывает, что все в порядке.Шлагбаум приближался. Действительно, вокруг не было видно никого, кроме застывшей в ожидании фигуры. Я не тешил себя иллюзиями, что расчистить путь, если он и вправду был чист, помогла моя находчивость. За меня постарался Роджер. Когда камикадзе выкрикивает проклятья в изрыгающие пламя стволы пистолетов — это производит сильное впечатление. Недавний пример Роджера, видимо, вынудил Юлера отказаться от мысли помериться силами с еще одним дикарем из команды Мака. Именно на это я и рассчитывал.Тем не менее, следовало отдать должное этому человеку. Не всякий решится лично выйти навстречу противнику. Ведь судя по телефонному диалогу, он имеет дело с совершенно непредсказуемым безумцем, вбившим себе в голову при первой же возможности отомстить за Роджера, невзирая на последствия. И все-таки Юлер спокойно стоял у шлагбаума, ожидая нашего приближения.— Остановитесь рядам с ним, — попросил я Клариссу.— Мэтт, я... меня, кажется, вот-вот вырвет.— Не вырвет, — заверил я. — Ты большая смелая девочка. Просто слегка перевозбудилась и волнуешься.— Причем здесь мой рост? — возмутилась она, но уже более спокойным голосом. Коутис молчаливо замер на переднем сиденье рядом с ней.Фургон подкатился и стал рядом с ожидающим мужчиной. Я не замечал ни малейших признаков засады. На площадке к северу от границы остановился полный детворы пыльный фургон, видимо, возвращающийся после приятной семейной поездки в Мексику. Американский таможенник уже приступил к своим обязанностям. В нашу сторону он даже не глянул. Обычно их совершенно не волнует то, что вывозится из страны — это забота мексиканцев.Конечно, не исключено, что для меня подготовили ловушку с часовым механизмом — какое-то время назад наделала много шума история с возвращением в Штаты армейскими чинами дезертира, который уже успел пересечь канадскую границу. Возможно, Юлер надеялся, что по пересечении критической линии границы, я, решив, что опасность миновала, ослаблю бдительность, и тогда он захлопнет мышеловку.Я окинул взглядом раскинувшуюся за шлагбаумом Агуа Приэта. Слева протянулся ряд обшарпанных мелких лавок, cantinas и контор, предлагающих мексиканскую страховку американским туристам. Справа располагалось здание таможенной и эмиграционной службы с небольшой стоянкой. Прямо на виду остановился грузовик, полный мексиканских солдат. Какой-то сержант — на таком расстоянии мне не удалось разглядеть его регалии — стоял неподалеку от шлагбаума, переговариваясь с мужчиной в темном штатском костюме и больших солнцезащитных очках.Штатский не спеша снял очки и принялся полировать их большим, безупречно белым платком, которым предварительно небрежно встряхнул. Потом повернулся и бросил взгляд в мою сторону.Я облегченно выдохнул удерживаемый воздух и слегка расслабил руку, сжимающую револьвер. Я знал этого человека. Напрашивалось предположение, что белый цвет платка — традиционный символ доверия, должен был продемонстрировать мне, что к югу от границы я буду в безопасности, и ситуация надежно контролируется умелыми руками сеньора Рамона Солана-Руиса, который однажды спас мне жизнь и теперь при необходимости не замедлит прийти на помощь. Разумеется, я тоже оказывал ему некоторые услуги.Юлер спокойно ждал. Я опустил разделяющее нас стекло.— Вы опоздали на десять минут, — сказал он. — Обещали быть через час.— Я хотел, чтобы вы успели полностью закончить или отменить свои приготовления, — отозвался я.— Могу вас поздравить, мистер Хелм. Ваша террористическая акция удалась. Вам не станут мешать. — Голос его звучал горько и укоризненно.Это был человек плотного телосложения, среднего роста, в строгом коричневом костюме и розовой рубашке с темно-красным галстуком. Галстук был достаточно темным, чтобы сойти за консервативный в наших кругах, но рубашка не соответствовала всему остальному. Конечно, есть люди, которым нравится розовый цвет, но судя по тому немногому, что мне было известно об этом человеке, я не ожидал, что он из их числа. Что ж, если цвет рубашки мистера Юлера моя единственная ошибка, это я переживу.Сквозь его жесткие волнистые черные волосы начала пробиваться седина. Бакенбарды побелели почти полностью, придавая ему вид пожилого заслуженного государственного деятеля. Ничего не выражающее лицо покрывала сеть глубоких морщин — особых морщин, свойственных людям, проводящим большую часть времени в закрытом помещении. Глаза производили странное впечатление. Карие глаза с проблесками нерешительности, не соответствующей образу этого человека, тому его образу, который сложился у меня в сознании, как и розовая рубашка. Ярого крестоносца обычно отличает безоговорочная уверенность в себе. Ему и в голову не придет, что он способен ошибиться. Этот человек явно не так давно пережил сильнейшее потрясение, и я догадывался, когда. Однако, когда он заговорил, в голосе его не было неуверенности.— Вы прогнивший человек, Хелм, — заявил он. — Мир не намерен больше выносить таких, как вы и ваши дружки. Эта страна не станет отныне потворствовать вашей деятельности, к каким бы методам ни прибегали наши враги. Мы не сможем победить, опускаясь до их уровня.— Совершенно верно, мистер Юлер, — согласился я. — Когда увижу в следующий раз своего друга Джека Селтера по кличке Роджер, обязательно расскажу, как вы относитесь к убийству, используемому в качестве инструмента государственной политики. Думаю, на него это произведет сильное впечатление.Странное выражение в глазах Юлера усилилось, и ответил он уже голосом, дрожащим от гнева:— Этот человек вел себя, как взбесившийся волк! Мы не ожидали... Он вынудил нас применить силу. Мы защищались.Я насмешливо улыбнулся.— Примите поздравления от еще одного взбесившегося волка, сэр. Вы растете на глазах. Подобные вещи всегда делаются ради защиты. Вы этого не знали?Юлер глубоко вздохнул и заговорил уже более спокойным голосом.— Вы изменник, Хелм. У нас есть доказательства. Попробуйте только показаться на территории Соединенных Штатов. Мы будем ждать.— Разумеется. Ладно, если мы все обсудили, позвольте откланяться. Я отпущу вашего мальчика сразу, как только мы окажемся в безопасности. Вижу, вы серьезно переживаете за него. Так и засыпали меня вопросами.Юлер бросил на мужчину на переднем сиденье странный, испуганный взгляд. Казалось, он успел позабыть о существовании Грегори Коутиса. Затем оглядел женщину за рулем.— А дама? — поинтересовался он. Поскольку вооруженных людей и баррикад поблизости не наблюдалось, а Солана-Руис со своей крошечной армией поджидал сразу по ту сторону границы, заложники, настоящие или мнимые, были мне больше не нужны. Поэтому я решил сразу внести ясность, чтобы в дальнейшем избежать отчаянных попыток спасения жены миллионера с чьей бы то ни было стороны.— Спросите у нее, — посоветовал я. — Давайте, миссис О’Херн, скажите ему.Кларисса заколебалась, но потом отчетливо произнесла:— Человек, которого вы арестовали на основании вымышленных улик, а потом убили, был моим братом, мистер Юлер. Я не заложница и нахожусь здесь по доброй воле. Я намерена и дальше отправиться с мистером Хелмом. Он, по крайней мере, не фарисействует в вопросах насилия.На мгновение в подвижных глазах Юлера промелькнула искра сильного чувства и то был не просто гнев, вызванный тем, что его провели. Тут за мной остановился потрепанный пикап с мексиканскими номерами. Мгновение спустя водитель нетерпеливо просигналил.— Hasta lavista, мистер Юлер, — сказал я. — Миссис О’Херн, вы задерживаете движение. Поезжайте вперед, скажите мексиканскому чиновнику у шлагбаума, что мы остановимся на таможне и направляйтесь туда. Это здание по правую сторону. Остановитесь рядом с военным грузовиком.Последовал короткий промежуток напряженного ожидания, а затем мы оказались в Мексике. Кларисса остановила вездеход на стоянке и устало откинулась на сидении.— Господи, я чувствую себя как выжатая половая тряпка, — промолвила она, — если вы постоянно зарабатываете себе на жизнь подобным образом, я вам не завидую.— Знаете, икра тоже поначалу не нравится, — сказал я. — Послушайте, Коутис, не вздумайте выкинуть какую-нибудь глупость. Вы же не хотите умереть после того, как война закончилась...— Теперь это не понадобится, амиго...Рамон Солана-Руис приблизился ко мне сзади, когда я осторожно вылезал спиной вперед из машины, сжимая в руке револьвер.— Теперь он тебе больше не нужен, — сказал он. — Можешь отправить его домой.Нам предстояло многое сказать друг другу, в том числе и слова благодарности, но все это не предназначалось для ушей сотрудника Юлера.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...