ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Некоторые люди тоже сразу выпустили полено из рук, но большинство
вцепились в него, ожидая, что будет дальше. Тогда я стал припоминать речь,
которую собрался произнести, - сказать, чтобы люди ударили первыми, не
дожидаясь, пока Енси взмахнет гаечным ключом.
Но уж очень я засмущался. Чудно как-то было. Все люди мира смотрели
на меня в упор, и я стал такой стеснительный, что рта не мог раскрыть. В
довершение всего дедуля завопил, что у меня осталась ровно секунда, так
что о речи уже мечтать не приходилось. Ровно через секунду я вернусь в
нашу кухню, а там старый Енси уже рвется в машинку и размахивает гаечным
ключом. А я никого не предупредил. Только и успел, что каждому дал по
полену.
Боже, как они на меня глазели! Словно я нагишом стою. У них аж глаза
на лоб полезли. И только я начал истончаться по краям, на манер блина, как
я... Даже не знаю, что на меня нашло. Не иначе, как от смущения. Может, и
не стоило так делать, но...
Я это сделал!
И тут же снова очутился в кухне. В мезонине дедуля помирал со смеху.
По-моему, у старого хрыча странное чуйство юмора. Но у меня не было
времени с ним объясняться, потому что Енси шмыгнул мимо меня - и в
машинку. Он растворился в воздухе, также как и я. Как и я, он расщепился в
столько же людей, сколько в мире жителей, и стоял теперь перед всеми нами.
Мамуля, папуля и дядя Лес глядели на меня очень строго. Я заерзал на
месте.
- Все устроилось, - сказал я. - Если у человека хватает подлости бить
маленьких детей по голове, он заслуживает того, что... - я остановился и
посмотрел на машинку, - ...что получил, - закончил я, когда Енси опять
появился с ясного неба. Более разъяренной гадюки я еще в жизни не видал.
Ну и ну!
По-моему, почти все население мира приложило руку к мистеру Енси. Так
ему и не пришлось замахнуться гаечным ключом. Весь мир нанес удар первым.
Уж поверьте мне, вид у Енси был самый что ни на есть жалкий.
Но голоса Енси не потерял. Он так орал, что слышно было за целую
милю. Он кричал, что его надули. Пусть ему дадут попробовать еще разок, но
только теперь он прихватит с собой ружье и финку. В конце концов мамуле
надоело слушать, она ухватила Енси за шиворот и так встряхнула, что у него
зубы застучали.
- Ибо сказано в священном писании! - возгласила она исступленно. -
Слушай, ты, паршивец, плевок политурный! В Библии сказано - око за око,
так ведь? Мы сдержали слово, и никто нас ни в чем не упрекнет.
- Воистину, точно, - поддакнул дедуля с мезонина.
- Ступайте-ка лучше домой и полечитесь арникой, - сказала мамуля, еще
раз встряхнув Енси. - И чтобы вашей ноги тут не было, а то малыша на вас
напустим.
- Но я же не расквитался! - бушевал Енси.
- Вы, по-моему, никогда не расквитаетесь, - ввернул я. - Просто жизни
не хватит, чтобы расквитаться со всем миром, мистер Енси.
Постепенно до Енси все дошло, и его как громом поразило. Он
побагровел, точно борщ, крякнул и ну ругаться. Дядя Лес потянулся за
кочергой, но в этом не было нужды.
- Весь чертов мир меня обидел! - хныкал Енси, обхватив голову руками.
- Со свету сживают! Какого дьявола они стукнули первыми? Тут что-то не
так!
- Заткнитесь. - Я вдруг понял, что беда вовсе не прошла стороной, как
я еще недавно думал. - Ну-ка, из Пайпервилла ничего не слышно?
Даже Енси унялся, когда мы стали прислушиваться.
- Ничего не слыхать, - сказала мамуля.
- Сонк прав, - вступил в разговор дедуля. - Это-то и плохо.
Тут все сообразили, в чем дело, - все, кроме Енси. Потому что теперь
в Пайпервилле должна была бы подняться страшная кутерьма. Не забывайте, мы
с Енси посетили весь мир, а значит, и Пайпервилл; люди не могут спокойно
относиться к таким выходкам. Уж хоть какие-нибудь крики должны быть.
- Что это вы все стоите, как истуканы? - разревелся Енси. - Помогите
мне сквитаться!
Я не обратил на него внимания. Подошел к машинке и внимательно ее
осмотрел. Через минуту я понял, что в ней не все в порядке. Наверное,
дедуля понял это так же быстро, как и я. Надо было слышать, как он
смеялся. Надеюсь, смех пошел ему на пользу. Ох, и особливое же чуйство
юмора у почтенного старикана.
- Я тут немножко маху дал с этой машинкой, мамуля, - признался я. -
Вот отчего в Пайпервилле так тихо.
- Истинно так, клянусь богом, - выговорил дедуля сквозь смех. - Сонку
следует искать убежище. Смываться надо, сынок, ничего не попишешь.
- Ты нашалил, Сонк? - спросила мамуля.
- Все "ля-ля-ля" да "ля-ля-ля"! - завизжал Енси. - Я требую того, что
мне по праву положено! Я желаю знать, что сделал Сонк такого, отчего все
люди мира трахнули меня по голове? Неспроста это! Я таки не успел...
- Оставьте вы ребенка в покое, мистер Енси, - обозлилась мамуля. - Мы
свое обещание выполнили, и хватит. Убирайтесь-ка прочь отсюда и остыньте,
а не то еще ляпнете что-нибудь такое, о чем сами потом пожалеете.
Папуля мигнул дяде Лесу, и, прежде чем Енси облаял мамулю в ответ,
стол подогнул ножки, будто в них колени были, и тихонько шмыгнул Енси за
спину. Папуля сказал дяде Лесу: "раз, два - взяли", стол распрямил ножки и
дал Енси такого пинка, что тот отлетел к самой двери.
Последним, что мы услышали, были вопли Енси, когда он кубарем катился
с холма. Так он прокувыркался полпути к Пайпервиллу, как я узнал позже. А
когда добрался до Пайпервилла, то стал глушить людей гаечным ключом по
голове.
Решил поставить на своем, не мытьем, так катаньем.
Его упрятали за решетку, чтоб пришел в себя, и он, наверно, очухался,
потому что в конце концов вернулся в свою хибарку. Говорят, он ничего не
делает, только знай сидит себе да шевелит губами - прикидывает, как бы ему
свести счеты с целым миром. Навряд ли ему это удастся.
Впрочем, тогда мне было не до Енси. У меня своих забот хватало.
Только папуля с дядей Лесом поставили стол на место, как в меня снова
вцепилась мамуля.
- Объясни, что случилось, Сонк, - потребовала она. - Я боюсь, не
нашкодил ли ты, когда сам был в машинке. Помни, сын, ты - Хогбен. Ты
должен хорошо себя вести, особенно, если на тебя смотрит весь мир. Ты не
опозорил нас перед человечеством, а, Сонк?
Дедуля опять засмеялся.
- Да нет пока, - сказал он. Теперь я услышал, как внизу, в подвале, у
малыша в горле булькнуло, и понял, что он тоже в курсе. Просто
удивительно. Никогда не знаешь, что еще ждать от малыша. Значит, он тоже
умеет заглядывать в будущее.
- Мамуля, я только немножко маху дал, - говорю. - Со всяким может
случиться. Я собрал машинку так, что расщепить-то она меня расщепила, но
отправила в будущее, в ту неделю. Поэтому в Пайпервилле еще не поднялся
тарарам.
- Вот те на! - сказала мамуля. - Дитя, до чего ты небрежен!
- Прости, мамуля, - говорю. - Вся беда в том, что в Пайпервилле меня
многие знают. Я уж лучше дам деру в лес, отыщу себе дупло побольше. На той
неделе оно мне пригодится.
- Сонк, - сказала мамуля. - Ты ведь набедокурил. Рано или поздно я
сама все узнаю, так что лучше признавайся сейчас.
А, думаю, была не была, ведь она права. Вот я и выложил ей всю
правду, да и вам могу. Так или иначе, вы на той неделе узнаете. Это просто
доказывает, что от всего не убережешься. Ровно через неделю весь мир
здорово удивится, когда я свалюсь как будто с неба, вручу всем по полену,
а потом отступлю на шаг и плюну прямо в глаза.
По-моему, два миллиарда двести пятьдесят миллионов девятьсот
пятьдесят девять тысяч девятьсот шешнадцать - это все население Земли!
Все население!
По моим подсчетам, на той неделе.
До скорого!

1 2 3 4
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...