ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Правда, дедуля умеет предвидеть
будущее, хоть в этом нет ничего хорошего, потому что оно то и дело
меняется. Я еще не умею предвидеть. Для этого надо вырасти. Но я нутром
чуял что-то неладное, пусть даже ничего пока не случилось.
Я совсем было решился разбудить дедулю, так встревожился. Но тут у
себя над головой я услышал шум. Поднялся в кухню, а там Енси распивает
кукурузный самогон (мамуля поднесла). Только я увидел старого хрыча, как у
меня опять появилось дурное предчувствие.
Енси сказал: "ух ты", поставил кувшин и спросил, готовы ли мы. Я
показал на свою машинку и ответил, что вот она, как она ему нравится.
- Только и всего? - удивился Енси. - А сатану вы не призовете?
- Незачем, - отрезал дядя Лес. - И тебя одного хватит, галоша ты
проспиртованная.
Енси был страшно доволен.
- Уж я таков, - откликнулся он. - Скользкий, как галоша, и насквозь
проспиртован. А как она действует?
- Да просто делает из одного тебя много-много Енси, вот и все, -
ответил я.
До сих пор папуля сидел тихо, но тут он, должно быть, подключился к
мозгу какого-нибудь прохвессора, потому что вдруг понес дикую чушь. Сам-то
он длинных слов сроду не знал.
Я тоже век бы их не знал, от них даже самые простые вещи
запутываются.
- Человеческий организм, - заговорил папуля важно-преважно, -
представляет собой электромагнитное устройство, мозг и тело испускают
определенные лучи. Если изменить полярность на противоположную, то каждая
ваша единица, Енси, автоматически притянется к каждому из ныне живущих
людей, ибо противоположности притягиваются. Но прежде вы войдете в аппарат
Сонка и вас раздробят...
- Но-но! - взвыл Енси.
- ...на базовые электронные матрицы, которые затем можно копировать
до бесконечности, точно так же как можно сделать миллионы идентичных копий
одного и того же портрета - негативы вместо позитивов. Поскольку для
электромагнитных волн земные расстояния ничтожны, каждую копию мгновенно
притянет каждый из остальных жителей Земли, - продолжал папуля как
заведенный. - Но два тела не могут иметь одни и те же координаты в
пространстве-времени, поэтому каждую Енси-копию отбросит на расстояние
полуметра от каждого человека.
Енси беспокойно огляделся по сторонам.
- Вы забыли очертить магический пятиугольник, - сказал он. - В жизни
не слыхал такого заклинания. Вы ведь вроде не собирались звать сатану?
То ли потому, что Енси и впрямь похож был на сатану, то ли еще по
какой причине, но только невмоготу мне стало терпеть - так скребло на
душе. Разбудил я дедулю. Про себя, конечно, ну, и малыш подсобил - никто
ничего не заметил. Тотчас же в мезонине что-то заколыхалось: это дедуля
проснулся и приподнялся в постели. Я и глазом моргнуть не успел, как он
давай нас распекать на все корки.
Брань-то слышали все, кроме Енси. Папуля бросил выпендриваться и
закрыл рот.
- Олухи царя небесного! - гремел разъяренный дедуля. - Тунеядцы! Да
будет вам ведомо: мне снились дурные сны, и надлежит ли тому удивляться? В
хорошенькую ты влип историю, Сонк. Чутья у тебя нет, что ли? Неужто не
понял, что замышляет этот медоточивый проходимец? Берись-ка за ум, Сонк,
да поскорее, а не то ты и после совершеннолетия останешься сосунком. -
Потом он прибавил что-то на санскрите. Дедуля прожил такой долгий век, что
иногда путает языки.
- Полно, дедуля, - мысленно сказала мамуля, - что такого натворил
Сонк?
- Все вы хороши! - завопил дедуля. - Как можно не сопоставить причину
со следствием? Сонк, вспомни, что узрел ты в том бульварном журнальчике. С
чего это Енси изменил намерения, когда чести в нем не больше, чем в старой
сводне? Ты хочешь, чтобы мир обезлюдел раньше времени? Спроси-ка Енси, что
у него в кармане штанов, черт бы тебя побрал!
- Мистер Енси, - спрашиваю, - что у вас в кармане штанов?
- А? - он запустил лапу в карман и вытащил оттуда здоровенный ржавый
гаечный ключ. - Ты об этом? Я его подобрал возле сарая. - А у самого морда
хитрая-прехитрая.
- Зачем он вам? - быстро спросила мамуля.
Енси нехорошо так на нас посмотрел.
- Не стану скрывать, - говорит. - Я намерен трахнуть по макушке всех
и каждого, до последнего человека в мире, и вы обещали мне помочь.
- Господи помилуй, - только и сказала мамуля.
- Вот так! - прыснул Енси. - Когда вы меня заколдуете, я окажусь
везде, где есть хоть кто-нибудь еще, и буду стоять у человека за спиной.
Уж тут-то я наверняка расквитаюсь. Один человек непременно будет тот
малый, что мне нужен, и он получит с меня должок.
- Какой малый? - спрашиваю. - Про которого вы рассказывали? Которого
встретили в Нью-Йорке? Я думал, вы ему деньги задолжали.
- Ничего такого я не говорил, - огрызнулся Енси. - Долг есть долг,
будь то деньги или затрещина. Пусть не воображает, что мне можно
безнаказанно наступить на мозоль, тридцать там лет или не тридцать.
- Он вам наступил на мозоль? - удивилась мамуля. - Только и всего?
- Ну да. Я тогда надравшись был, но помню, что спустился по каким-то
ступенькам под землю, а там поезда сновали в оба конца.
- Вы были пьяны.
- Это точно, - согласился Енси. - Не может же быть, что под землей и
вправду ходят поезда! Но тот малый мне не приснился, и как он мне на
мозоль наступил - тоже, это ясно как божий день. До сих пор палец ноет.
Ох, и разозлился я тогда. Народу было столько, что с места не сдвинуться,
и я даже не разглядел толком того малого, который наступил мне на ногу.
Я было замахнулся палкой, но он был уже далеко. Так я и не знаю,
какой он из себя. Может, он вообще женщина, но это неважно. Ни за что не
помру, пока не уплачу все долги и не рассчитаюсь со всеми, кто поступил со
мной по-свински. Я в жизни не спускал обидчику, а обижали меня почти все,
знакомые и незнакомые.
Совсем взбеленился Енси. Он продолжал, не переводя духа:
- Вот я и подумал, что все равно не знаю, кто мне наступил на мозоль,
так уж лучше бить наверняка, никого не обойти, ни одного мужчины, ни одной
женщины, ни одного ребенка.
- Легче на поворотах, - одернул я его. - Тридцать лет назад нынешние
дети еще не родились, и вы это сами знаете.
- А мне все едино, - буркнул Енси. - Я вот думал-думал, и пришла мне
в голову страшная мысль: вдруг тот малый взял да и помер? Тридцать лет -
срок немалый. Но потом я прикинул, что даже если и помер, мог ведь он
сначала жениться и обзавестись детьми. Если не суждено расквитаться с ним
самим, я хоть с детьми его расквитаюсь. Грехи отцов... Это из священного
писания. Дам раза всем людям мира - тут уж не ошибусь.
- Хогбенам вы не дадите, - заявила мамуля. - Никто из нас не ездил в
Нью-Йорк с тех пор, как вас еще на свете не было. То есть я хочу сказать,
что мы там вообще не бывали. Так что нас вы сюда не впутывайте. А может,
лучше возьмете миллион долларов? Или хотите стать молодым, или еще
что-нибудь? Мы можем вам устроить, только откажитесь от своей злой затеи.
- И не подумаю, - ответил упрямый Енси. - Вы дали честное слово, что
поможете.
- Мы не обязаны выполнять такое обещание, - начала мамуля, но тут
дедуля с мезонина вмешался.
- Слово Хогбена свято, - сказал он. - На том стоим. Надо выполнить
то, что мы обещали этому психу. Но только то, что обещали, больше у нас
нет перед ним никаких обязательств.
- Ага! - сказал я, смекнув, что к чему. - В таком случае... Мистер
Енси, а что именно мы вам обещали, слово в слово?
Он повертел гаечный ключ у меня перед носом.
- Вы превратите меня ровно в стольких людей, сколько жителей на
земле, и я встану рядом с каждым из них. Вы дали честное слово, что
поможете мне. Не пытайтесь увильнуть.
- Да я и не пытаюсь, - говорю. - Надо только внести ясность, чтобы вы
были довольны и ничему не удивлялись. Но есть одно условие. Рост у вас
будет такой, как у человека, с которым вы стоите рядом.
- Чего?
- Это я устрою запросто. Когда вы войдете в машинку, в мире появятся
два миллиарда двести пятьдесят миллионов девятьсот пятьдесят девять тысяч
девятьсот семнадцать Енси. Теперь представьте, что один из этих Енси
очутится рядом с двухметровым верзилой. Это будет не очень-то приятно, как
по-вашему?
- Тогда пусть я буду трехметровый, - говорит Енси.
- Нет уж. Какого роста тот, кого навещает Енси, такого роста будет и
сам Енси. Если вы навестили малыша ростом с полметра, в вас тоже будет
только полметра. Надо по справедливости. Соглашайтесь, иначе все
отменяется. И еще одно - сила у вас будет такая же, как у вашего
противника.
Он, видно, понял, что я не шучу. Прикинул на руку гаечный ключ.
- Как я вернусь? - спрашивает.
- Это уж наша забота, - говорю. - Даю вам пять секунд. Хватит, чтобы
опустить гаечный ключ, правда?
- Маловато.
- Если вы задержитесь, кто-нибудь успеет дать вам сдачи.
- И верно. - сквозь корку грязи стало заметно, что Енси побледнел. -
Пяти секунд с лихвой хватит.
- Значит, если мы это сделаем, вы будете довольны? Жаловаться не
прибежите?
Он помахал гаечным ключом и засмеялся.
- Ничего лучшего не надо, - говорит. - Ох, и размозжу я им голову.
Хе-хе-хе.
- Ну, становитесь сюда, - скомандовал я и показал, куда именно. -
Хотя погодите. Лучше я сам сперва попробую, выясню, все ли в исправности.
Мамуля хотела было возразить, но тут ни с того ни с сего в мезонине
дедуля зашелся хохотом. Наверное, опять заглянул в будущее.
Я взял полено из ящика, что стоял у плиты, и подмигнул Енси.
- Приготовьтесь, - сказал я. - Как только вернусь, вы в ту же минуту
сюда войдете.
Я вошел в машинку, и она сработала как по маслу. Я и глазом моргнуть
не успел, как меня расщепило на два миллиарда двести пятьдесят миллионов
девятьсот пятьдесят девять тысяч девятьсот шешнадцать Сонков Хогбенов.
Одного, конечно, не хватило, потому что я пропустил Енси, и, конечно,
Хогбены ни в одной переписи населения не значатся.
Но вот я очутился перед всеми жителями всего мира, кроме семьи
Хогбенов и самого Енси. Это был отчаянный поступок.
Никогда я не думал, что на свете столько разных физиономий! Я увидел
людей всех цветов кожи, с бакенбардами и без, одетых и в чем мать родила,
ужасно длинных и самых что ни есть коротышек, да еще половину я увидел при
свете солнца, а половину - в темноте. У меня прямо голова кругом пошла.
Какой-то миг мне казалось, что я узнаю кое-кого из Пайпервилла,
включая шерифа, но тот слился с дамой в бусах, которая целилась в кенгуру,
а дама превратилась в мужчину, разодетого в пух и прах, - он толкал речугу
где-то в огромном зале.
Ну и кружилась же у меня голова.
Я взял себя в руки, да и самое время было, потому что все уже успели
меня заметить. Им-то, ясное дело, показалось, что я с неба свалился,
мгновенно вырос перед ними, и... В общем, было с вами такое, чтобы два
миллиарда двести пятьдесят миллионов девятьсот пятьдесят девять тысяч
девятьсот шешнадцать человек уставились вам прямо в глаза? Это просто
тихий ужас. У меня из головы вылетело, что я задумал. Только я вроде будто
слышал дедулин голос - дедуля велел пошевеливаться.
Вот я сунул полено, которое держал (только теперь это было два
миллиарда двести пятьдесят миллионов девятьсот пятьдесят девять тысяч
девятьсот шешнадцать поленьев), в столько же рук, а сам его выпустил.
1 2 3 4
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...