ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Angelbooks
«Леди Алекс»: ACT; Москва; 1998
ISBN 5-237-00718-Х
Оригинал: Catherine Creel, “Lady Alex”
Перевод: М. М. Кобрин
Аннотация
Жестокий каприз судьбы забросил Александру Синклер, невинно осужденную знатную леди, на австралийскую каторгу. Но именно там, в этом кошмаре, где нет места надежде, неожиданно встретила леди Алекс мужчину, предназначенного ей свыше, — американца Джонатана Хэзэрда, который не только подарил ей свободу, но и открыл целый мир обжигающей страсти, нежности и наслаждения…
Кэтрин Крилл
Леди Алекс
Глава 1

Австралия, Новый Южный Уэльс, 1820 год
— Ничего не скажешь, капитан, лучшего денька, чтобы привезти невесту домой, и представить себе невозможно.
— Да поди ты к черту, старый ирландский негодяй.
— Есть, капитан.
— И скажи Бакстеру, чтобы к моему приезду он вычистил конюшню.
— Есть, капитан.
Финн Малдун, не чувствуя за собой никакой вины, широко ухмыльнулся, придерживая лошадей, пока его хозяин усаживался на сиденье фургона.
Можно было не сомневаться в том, что капитан Хэзэрд пребывает в крайне дурном расположении духа. Он больше походил на беднягу, которому предстояла дуэль, чем на человека, собирающегося нанять себе новую экономку.
Даже у святых не могло оставаться никаких сомнений, что в голове у седовласого коротышки Малдуна, бывшего моряка, царила такая неразбериха, что всякая его попытка хоть немного сблизиться с дочерьми Евы, особенно с теми, которых держали под замком тюрьмы Параматты, неизменно приводила к бурной стычке.
— Говорят, капитан, что эти фабричные девчонки — просто стая диких кошек. — В его устах это предупреждение прозвучало до комичности серьезно, даже покровительственно.
— Я это учту, будь спокоен. — Резкие, поброн-зовевшие на солнце черты лица Джонатана Хэ-зэрда слились в суровую маску, а его зеленые глаза, отражая неудовольствие, еще больше потемнели. — Но выбор у меня очень невелик.
— То есть как это? — откровенно усомнился Малдун, позволяя себе маленькую фамильярность и пользуясь преимуществом своего возраста и давним знакомством с капитаном. — По-моему, проще было бы спуститься по реке до Сиднея и приглядеть в бинокль кого-нибудь из новых каторжников, когда они будут сходить с корабля. Да любой из них согласится на что угодно.
— Перестань болтать. У меня нет времени! — недовольно проворчал в ответ Джонатан, но тем не менее впервые за все утро позволил некоему подобию улыбки коснуться своих губ. В его золотисто-изумрудных глазах засветились искорки неудержимого смеха, и он, чтобы скрыть их, поспешно опустил поля шляпы. — Я ничуть не сомневаюсь, что женщина, которую я найму к себе на работу, будет рада «согласиться на что угодно», как ты говоришь. У нее еще меньший выбор, чем у меня.
— Вот именно поэтому, капитан, вы и должны будете проявить большую осторожность, — сказал ирландец, нежно поглаживая холеную шею одной из лошадей. — Весьма вероятно, что у такой женщины будет единственное желание: как бы скорее вернуться в Сидней и потрясти там юбками. Многие местные распутницы, точно библейская Иезавель, используют свои чары — если они, конечно, таковыми располагают, — с тем, чтобы получить пропуск на свободный проход и тут же забыть своего благодетеля. — Он сдвинул брови, покачал головой и добавил: — Они, капитан, нахальны. Нахальны и вульгарны. Ну а если у них появится возможность вырвать сердце из груди мужчины, то, поверьте мне, они ее не упустят.
— Я буду иметь это в виду, — холодно ответил Джонатан, поставив обутую в высокий сапог ногу на переднюю перекладину фургона. — Однако, поскольку женитьба в мои планы не входит, я сомневаюсь, что моему сердцу что-либо угрожает. — Он резко кивнул, и его старший по возрасту собеседник послушно выпустил из рук поводья и отступил в сторону. — Я вернусь намного раньше полудня. Если на то будет Божья воля, то сегодня вечером нам предстоит славный ужин.
— Есть, капитан, — откликнулся Малдун. Правда, особой уверенности в его голосе не прозвучало. — Да будет на то воля Божья…
Джонатан, легко поддернув вожжи, дал сигнал лошадям. Фургон тронулся с места и вскоре выехал из густой тени пышно разросшихся деревьев, окружавших дом.
Безоблачное летнее небо сверкало солнечными лучами, а воздух был напоен пахучей смесью запахов эвкалиптов и жимолости. Листья лениво колыхались от легкого дуновения ветерка. Клекот ку-кабар, австралийских зимородков, напоминающий хохот человека, сливался с нежным щебетанием ярко окрашенных тропических пташек. Все предвещало наступление еще одного знойного дня, которыми так печально знаменита Австралия. Бесчисленные рои жужжащих насекомых уже спрятались от надвигающейся жары в глубину потайных щелей в растрескавшейся почве.
Красивый молодой хозяин плантации Бори бросил быстрый, раздраженный взгляд на небо. Меньше всего ему сейчас хотелось ехать на фабрику. До сих пор он избегал ее, как будто это место было зачумленным. Но, как он уже сказал Малдуну, выбора у него почти не было. Либо он попытает счастья на фабрике, либо рискнет потерять целый день на поездку в Сидней. К тому же и в этом случае не было никаких гарантий, что он сможет подыскать себе там более подходящую женщину. Совсем никаких.
Он вполголоса выругался и еще раз подстегнул лошадей, заставляя их быстрее бежать по весьма скверной, но, впрочем, типичной для этой части страны дороге. Взгляд его стал еще более мрачным, как только он задумался о стоящей перед ним задаче и о превратностях судьбы, побудивших его на этот шаг.
До сих пор, его попытки нанимать свободных женщин на должность домоправительницы не увенчались ни малейшим успехом. Три последних одна за другой спешили взамен с таким трудом завоеванной свободы связать себя узами брака. Одну из них, Нэри, даже самый непритязательный мужчина не назвал бы молодой или привлекательной. И тем не менее ни одна из них отнюдь не страдала от отсутствия ухажеров. Поскольку в этих местах число мужчин намного превышало количество женщин, тот факт, что в конце концов природа брала свое, удивления ни у кого не вызывал.
— Природа… — презрительно пробормотал он. — Будь она проклята, эта природа.
Неожиданным, полным злости движением эн сорвал со своей головы шляпу и забросил ее в глубь фургона. Солнечные лучи, отвесным потоком прорываясь сквозь сомкнутые кроны деревьев, заливали ослепительно золотистым светом его густые темно-каштановые волосы. Навязчивое стрекотание цикад звоном отдавалось в ушах, но, дав волю своему раздражению, он едва ли сейчас слышал его. Чертыхаясь, он пытался поудобнее устроиться на деревянном, лишенном какой-либо обивки сиденье, находя его тряским как никогда. Решительно все вызывало у него сегодня досаду — даже шелковый галстук, который он в конце концов одним рывком сорвал с шеи, всячески понося светское общество, к которому он неохотно причислял себя, за то, что оно в угоду условностям требует носить так много лишней одежды в столь знойном климате.
Посмотрев на запад, он увидел вдали очертания Голубых гор. Их тяжелые, бесплодные, образованные песчаником пики четко вырисовывались на зелени предгорий. «Страна контрастов», — рассеянно отметил он про себя. Расстилавшийся вокруг пейзаж резко отличался от того, что ему приходилось видеть до сих пор, и, конечно же, он был совсем иным, чем плоские и болотистые равнины, тянувшиеся вдоль побережья американского штата Мэриленд.
Джонатан почувствовал, что его охватил приступ ностальгии. На несколько мгновений его мысли вернулись на родину.
Родина…
Лицо его вновь приобрело напряженно-замкнутое выражение, но теперь он обратил свои проклятия на себя. Минуло уже два года с той поры, как он волею судьбы перебрался в Австралию. Какой теперь смысл вспоминать о прошлом?
Он двинулся дальше, заставляя себя думать о других вещах. К тому моменту, когда он въехал в поселение Параматта — аборигены называли его «скопищем угрей» — и замедлил бег лошадей, настроение его нисколько не улучшилось.
Даже в это время дня на улицах царило необычайное оживление. Городок заметно разросся, но с Сиднеем его, разумеется, сравнить никак было нельзя, и это радовало Джонатана.
Он рассеянно оглядел необычный конгломерат построек, раскинувшихся по берегам реки. Величественное здание, в котором размещалась администрация, увенчанное классическим портиком, казалось чуждым среди окружавших его незатейливых лавок и таверн. Возвышавшаяся двумя своими башнями церковь святого Иоанна, казалось, могла быть перенесена сюда из любой английской деревни. Сам же городок с его аккуратно спланированными улицами, причудливыми коттеджами, выдержанный в безмятежно зеленом колорите, нес на себе отпечаток английского стиля и в то же время был явно не английским. Как и другие города Австралии, Параматта была странной смесью старого и нового.
Отвечая молчаливыми, рассеянными кивками на адресованные ему приветствия, Джонатан продолжал спускаться по выложенной брусчаткой мостовой главной улицы городка. Его окончательный путь лежал к раскинувшемуся впереди расчищенному участку, который отстоял на весьма приличном расстоянии от более респектабельных районов Параматты. С каждым поворотом колес фургона он испытывал все большее стремление отказаться от своей затеи.
Но теперь он уже не мог позволить себе повернуть назад. Остановив лошадей, он закрепил тормоза, захватил шляпу и соскочил с фургона. Перед ним оказалась «Женская фабрика», названная так потому, что именно здесь женщины-заключенные изготавливали грубую ткань, шедшую на зимнюю одежду для осужденных.
Брачный рынок…
Его губы сжались в тонкую линию, когда он бросил взгляд на пользующийся дурной славой уголок города. Главное здание представляло собой на удивление красивую трехэтажную постройку в стиле одного из королей Георгов, словно похваляющуюся башенкой с куполом и установленными на ней часами. Весь район был окружен каменной стеной, предназначенной скорее для того, чтобы не допустить в поселок мужчин, нежели удержать внутри него женщин.
При всем том что и в нынешнем виде это была все-таки тюрьма, Джонатан напомнил себе, сопроводив свою мысль гримасой отвращения, что теперь она выглядела гораздо лучше своей предшественницы. Еще несколько мясяцев назад фабрика представляла собой не что иное, как отвратительное, запущенное, грязное строение. Не менее двух третей женщин-заключенных вынуждены были искать временное пристанище у местных поселенцев. Поскольку же этим женщинам нечем было расплачиваться за кров, они вынуждены были добывать деньги методом, именовавшимся у них «сыграй на моей заднице». Их клиентура состояла в основном из заключенных мужчин, и когда те оказывались неспособны заработать на нищенское существование честным путем, то они обращались к воровству. Так и складывался, как можно было с уверенностью предположить, порочный круг… Удивительно ли после этого, что Параматта получила прозвище «современных Содома и Гоморры»?
Теперь, слава Богу, все изменилось. Каким бы унижениям все еще ни подвергались женщины, у них по крайней мере была крыша над головой. А также и шанс на лучшую жизнь.
Подготавливая себя к неприятной задаче, которую ему придется вот-вот решить, Джонатан напялил шляпу и двинулся вперед. Он постучал в тяжелые, окованные железом двери. Через несколько секунд они распахнулись, и перед ним появилась здоровенная, неопрятно одетая женщина, один внешний вид которой, как подумал он с внутренним содроганием, мог бы остановить движение стрелок на башенных часах.
— Что надо? — требовательно спросила внушительная надзирательница. Ее глаза обшарили его с хорошо оплаченной бдительностью. Она была почти одного роста с ним и в случае необходимости смогла бы защитить свою честь. Правда, он сомневался, потребуется ли ей это.
— Я приехал, чтобы подобрать себе женщину, — сняв шляпу, коротко сказал Джонатан.
— Вы имеете в виду невесту?
— Нет. — «Боже упаси!» — подумал он при этом. — Моя цель найти работницу, а не вступить в брак.
— Работницу? — Ее серые ястребиные глаза подозрительно сузились. — И какая же предполагается работа?
— Мне нужна экономка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...