ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Абэ Кобо
Призраки среди нас

Кобо Абэ

Призраки среди нас
Пьеса в трех действиях, восемнадцати картинах

Действующие лица

Призрак – его не видно.
Кэйскэ Фукагава.
Санкити Оба.
Мисако Оба – его дочь.
Тосиэ Оба – его жена.
Иосикадзу Хакояма – репортер.
Кубота – мэр.
Торий-старший – банкир.
Торий-младший – владелец газеты.
Марутакэ – глава строительной компании.
Иосида – старушка, мать Фукагава.
Подлинный Фукагава.
Манекенщицы и манекенщики.
Жительницы города.
Жители города.
Первый и второй рабочие-грузчики.

Действие первое


Картина первая

Под виадуком. Дождь. Вереница прохожих под зонтами. Санкити Оба, лысоватый, лет пятидесяти, в обтрепанном костюме, настоящий бродяга с виду, греется у маленького костра под навесом виадука. В одной руке он держит зеркальце, в другой ножницы, которыми он подравнивает свою бородку. Эта бородка плохо вяжется с его внешностью.
Вверху, по виадуку, устало волоча ноги, проходит оборванец лет тридцати. Это Кэйскэ Фукагава. Он останавливается прямо над головой Оба, смотрит на небо, сокрушенно щелкает языком. Кругом – непролазная грязь. Фукагава, стараясь не потерять равновесия, стаскивает с ноги сапог и выливает из него воду.
Оба (смотрит наверх). Эй ты, скотина!
Фукагава (испуганно). Ой, извините! (Перегибается через перила и показывает сапог.) Понимаете, сапог прохудился. Нет ничего хуже дыры в сапоге. Не сапог, а насос так и качает воду!..
Оба. А ты просверли вторую дырку – вот и будет сток для воды.
Фукагава (совершенно серьезно). Действительно! Неплохая идея.
Оба. Чего-чего?
Фукагава (еще больше перегибаясь через перила, смотрит вниз). Гм, а местечко-то недурное…
Оба. Чего-чего?..
Фукагава. Погреться, что ли? (Надевает сапог и, не дожидаясь согласия Оба, спускается по каменным ступенькам боковой лестницы.)
Оба. Ну и нахал. Давай выкладывай, что у тебя в наличии.
Фукагава. Что такое?
Оба. Я спрашиваю, есть ли у тебя что-нибудь пожрать?
Фукагава. Только аспирин.
Оба. Что-о?..
Фукагава. Аспирин.
Оба. Вот болван! По-твоему, я жалуюсь на простуду? (Внезапно передумав.) Впрочем, ладно… Давай сюда.
Фукагава (достает из кармана коробочку). Не обязательно при простуде. Аспирин хорошо помогает и при нервном расстройстве… Тут много, почти полная коробка…
Оба (берет коробочку, рассматривает, прячет в карман). Ладно, грейся…
Фукагава. Как, всю коробку?..
Оба (тоном, не допускающим возражения). Так и быть, можешь греться сколько душе угодно. Я разрешаю…
Фукагава (нерешительно устраивается у огня. Внезапно замечает в руке Оба зеркальце). Ой, у вас зеркало!..
Оба. Ну и что?
Фукагава (смущенно). Если вам не трудно, нельзя ли его куда-нибудь убрать?
Оба. Однако ты изрядный чудак! (После некоторого колебания прячет в карман зеркало и ножницы. Потом вытаскивает огромный ярко-зеленый платок, сморкается.)
Фукагава. Прошу прощения! (Садится напротив Оба, затем немного подвигается в сторону и обращается к кому-то невидимому.) Сюда, сюда. Садись ближе… (Делает движения, как бы устраивая место для этого невидимого спутника.)
Оба (смотрит на него с удивлением). Что это ты?
Фукагава (удивленно). А разве вы его не видите?
Оба. Кого?.. (Ошеломленно.) А разве тут… кто-то есть?
Фукагава (спокойно, как ни в чем не бывало). Конечно… Правда, это всего лишь дух, призрак, но все же…
Оба (пораженный, вздрагивает). Призрак?.. Чей призрак?..
Фукагава. Моего приятеля. Да вы не бойтесь. (Призраку.) Погрей ноги, знаешь как славно! (Снимает сапоги, кладет их на землю подошвами вверх и вытягивает ноги поближе к огню.) Апрель на дворе, а погода ни к черту!
Пауза.
Оба. Ты сам откуда?
Фукагава (смеется). Очень жаль, но как раз этого-то я вам сказать не могу…
Оба (с запинкой). А что, он знает меня, этот твой Призрак?
Фукагава (бросает взгляд на Призрак). Призраки, видите ли, вообще ничего не помнят из своей прошлой жизни.
Оба обескуражен. Вынимает из-за уха окурок сигареты, закуривает.
А-а, понимаю… Вы, наверное, думаете, что мы сбежали из сумасшедшего дома?
Оба. Нет, почему же…
Фукагава. Да вы не церемоньтесь…
Оба. Ну что вы…
Фукагава. Нет, по-честному – вы ведь не верите, что он здесь?
Оба молчит.
Ничего. Он за это не в обиде. (Призраку.) Правда?
Призрак что-то говорит.
(Повторяет слова Призрака.) Он тоже считает, что вы вправе не верить. Он говорит, что только примитивные люди, стоящие на самой низкой ступени развития, легко и просто допускают существование духов…
Оба (настороженно). А вы его видите?
Фукагава. Конечно. (Призраку.) Что ты сказал?
Призрак что-то говорит.
Фукагава. Он говорит, можете до него дотронуться, если хотите.
Оба (испуганно). Нет, зачем же, не надо…
Фукагава. Да вы не бойтесь… Все равно ничего не почувствуете… Да вот смотрите… (Силой берет Оба за руку.) Вот его лицо…
Оба (боязливо шевелит пальцами). О-о!..
Фукагава. Вот нос…
Оба (шевелит пальцами, как будто пробуя температуру воды в ванне). А здесь, выходит, его живот?
Фукагава. Ну, что? Наверное, ничего не чувствуете?
Оба. Угу…
Пауза.
Ну, и что же вы теперь намерены делать?
Фукагава. Да планов-то у нас множество… Во-первых, надо выплатить ему долг…
Оба. Какой такой долг?
Фукагава (решительно). Все люди должники по отношению к умершим…
Оба. Да-а?..
Фукагава (вздыхает). Одно лишь плохо… За что ни возьмись, везде прежде всего нужны деньги. Беда, да и только… Без денег ничего не выходит.
Оба. А для чего? Допустим, кто-нибудь даст тебе деньги…
Фукагава (обрадованно). У вас есть, да? Я тотчас же начал бы скупать фотографии мертвых…
Оба. Как-как?..
Фукагава (с жаром). Скупать фотографии мертвых. То есть, иначе говоря, расследовал бы прежнюю жизнь призраков. Конечно, лучше всего было бы прямо фотографировать призраки, но ведь это невозможно… Никак не удается.
Оба. Не удается?
Фукагава. Да, это невозможно… (Как бы опомнившись.) Но вы и в самом деле сможете одолжить мне деньги?
Оба. Да что ты! Откуда у меня деньги!
Фукагава (разочарованно). Ах, вот что… Значит, нет… Вот так всегда… А они-то, вот эти все, тоже уж было воспряли духом…
Оба. Они?.. Кто – они?..
Фукагава. Да призраки. Ведь их тут уйма… Я, правда, могу видеть только его одного… (Как бы повторяя жесты Призрака.) И здесь, и там, и вот там… И еще двое, за вашей спиной… Слушают нашу с вами беседу…
Оба (окончательно сбитый с толку, кивает, однако он несколько обеспокоен). Так-так, понятно… Понятно… Ну, раз такое дело, мы с тобой, возможно, поладим…
Фукагава. Поладим?
Оба (с достоинством). Вообще-то, из деловых соображений, Я предпочитаю не называть своего имени. Но на сей раз представлюсь. Я… меня зовут Санкити Оба, я из города Китахама.
Фукагава (просто). Ах вот как?.. А я – Кэйскэ Фукагава.
Оба. Видать, ты меня не знаешь? Не доводилось обо мне слышать?
Фукагава. А что?
Оба. А то, что ты не смотри на мой вид. Насчет коммерции я кое-что разумею. Стоит мне захотеть, в два счета добуду деньги, и сто иен и двести, хотя бы вот из этого камня… Только имей в виду – я мелким жульничеством не занимаюсь, терпеть этого не могу. Я люблю дела солидные, крупные. Сейчас у меня вид, возможно, неважный – я немножко, как бы это сказать… не в форме, но, если хочешь знать, это просто своего рода передышка…
Фукагава. Так, значит, вы изобретатель?
Оба (смеется). Хе-хе, забавно! Это ты ловко выразился… Впрочем, ты, кажется, тоже – даром что еще молод, – похоже, изобретатель. Призраки… Фотографии… Нет, видно, ты – голова! Это наверняка прибыльная затея…
Фукагава (с сомнением). Прибыльная?
Оба. Вот именно, прибыльная.
Фукагава. Мне, право, странно. Вы, верно, что-то не так поняли…
Оба. Ладно, брось притворяться. Я тебя понял… Мы с тобой могли бы, например, выступать в цирке. Получится замечательный номер…
Фукагава. В цирке?!.. (Оглядывается на Призрак и смеется.)
Оба. Знаешь эти трюки – передвигать в темноте предметы или, например, запираешь в ящик чистый лист, а достаешь весь исписанный…
Фукагава. Что вы такое говорите!
Оба (рассердившись). Ну, а у тебя что за планы? Да не темни, я ведь все понимаю.
Фукагава (Призраку). Нам, пожалуй, лучше уйти. Да и дождь, кажется, перестал… (Хочет встать.)
Оба (поспешно). Постой-постой! Немножко денег я, может, и смог бы раздобыть…
Фукагава (обрадованно). Правда?
Оба. Ладно уж… Как говорится: «В пути дорог спутник, а в жизни сочувствие…»
Фукагава (растроганно). Спасибо! (Призраку.) Вот здорово! Повезло нам-напали на доброго человека… (К Оба.) Никогда, знаете ли, не следует судить о людях по первому впечатлению.
Уходят вместе.

Картина вторая

Кабинет главного редактора газеты «Китахама-Симпо» в городе Китахама. В центре – стол, несколько стульев, у задней стены – шкафы с картотекой и большой план города Китахама.
Главный редактор Торий-младший развалясь сидит за столом и ковыряет в ухе специальной палочкой. Поспешно входит Марутакэ, глава крупнейшей в городе строительной фирмы. Внешность провинциального джентльмена.
Торий-младший (сразу встает). А, кого я вижу, господин Марутакэ!..
Марутакэ (чрезвычайно озабочен; заикаясь от волнения). Новости, у меня новости, господин газетчик!..
Торий-младший (с напускной важностью). А я, знаете ли, занимался сейчас изучением вот этого труда… «Экономическая теория инвестиций». Написано трудновато, но весьма, доложу вам, любопытная книга…
Марутакэ. Нет, вы послушайте, господин Тории… Как известно, сегодня наш мэр должен был вернуться из Токио поездом в пять пятьдесят… Ну, я и пошел его встречать на вокзал…
Торий-младший. Отлично, отлично… Так вот, я хочу сказать – чем интересна эта книга? По мере развития городов земля в окрестностях дорожает. И тут как раз дается объяснение, каким образом растут эти цены. Нет, в самом деле прелюбопытная штука! Оказывается, существует определенная закономерность можно заранее рассчитать, где, когда и насколько вырастут цены на землю…
Марутакэ. Вы мне еще расскажете об этом, а сейчас…
Торий-младший. Погодите, погодите… Все дело в том, кто определяет эту закономерность… По-вашему, кто?
Марутакэ. Откуда же мне знать?..
Торий-младший. Мы с вами, вот кто! (Смеется.) Тут прямо написано, что люди, которые управляют городом, то есть, иначе говоря, руководящие политикой в городе, эти люди и определяют. Поэтому города, естественно, растут в том направлении, где находятся земли, принадлежащие зажиточным людям… Ученые, оказывается, тоже не дураки, соображают.
Марутакэ (с кислой миной). Да это и так яснее ясного… Нет, вы послушайте, господин Торий… И кого же, по-вашему, я там встретил, на вокзале?
Торий-младший. Вашу любовницу?
Марутакэ. Бросьте шутить, дело серьезное… Представляете, стою я вот этак и жду… И вдруг вижу – идут по платформе двое: старый, худой такой оборванец и молодой… Постойка, думаю, да ведь я его знаю… Старого-то… Кто бы это мог быть? Проходит он мимо меня, я смотрю ему вслед и вдруг соображаю… Знаете, кто это? Тот самый, убийца!
Торий-младший. Убийца?.. Санкити Оба?!
Марутакэ. Именно.
Пауза.
Торий-младший. Он вас видел?
Марутакэ. Нет, было много народу…
Торий-младший (кивая). Гм… Но вы могли обознаться, и потом, иногда бывает такое сходство…
Марутакэ. Нет, это точно. Да разве мыслимо его не узнать! Он отрастил бородку на такой манер (показывает жестом) , что поначалу несколько сбило меня с толку, но этот зад и голова луковицей… Других таких не бывает… Да… И тут как раз прибыл господин мэр. Я ему говорю: «Смотрите-ка, узнаете?» К этому времени они отошли уже довольно далеко, и все же господин мэр сразу его узнал и сказал (подражая голосу мэра) : «Позвольте, да ведь это Санкити Оба!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

загрузка...