ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По всей Индии прокатывается волна митингов
в его поддержку, ему посылают многочисленные приветственные адреса.
И не случайно возвращение Вивекананды в Индию (15 января 1897 г.) стало
событием общенационального значения, подлинным триумфом. По словам "Индиан
нейшн", он оставил Индию как нищий, а вернулся как принц". И даже это яркое
сравнение лишь весьма относительно передает то, что произошло на самом
деле. По воспоминаниям одного из очевидцев этого события, "никакой принц,
магараджа или даже вице-король Индии никогда не встречали такого сердечного
приема и не получали столь искренних свидетельств любви, уважения,
благодарности и преклонения.
Люди ложатся на железнодорожные пути, по которым следует его поезд,
чтобы хоть ненадолго задержать его и выслушать от него несколько слов,
раджи впрягаются вместо лошадей в колесницу, в которой он едет, на пути
его следования воздвигаются десятки триумфальных арок.
По приезде в Индию Вивекананда развертывает весьма активную деятельность:
основывает Миссию Рамакришны (1 мая 1897 г.) и "обители" в Белуре (январь
1899 г.) и затем вместе с учениками, супругами Севье,- в Альморе (1899 г.)
выпускает ряд газет. Наиболее важное из этих начинаний - Миссия Рамакришны,
в уставе которой записаны следующие цели: 1) "приготовлять людей к
преподаванию знаний и наук, могущих служить к увеличению материального и
духовного благосостояни масс"; 2) "поощрять искусства и ремесла и оказывать
им поддержку". И наконец, 3) "внедрять и распространять" в массах
ведантистские и иные религиозные идеи в том виде, как они были разъяснены в
жизни Рамакришны. Миссия открывает ряд школ и больниц, а в 1898 - 1899 гг.
играет активную роль в борьбе с эпидемиями холеры и чумы (что весьма
способствовало росту ее популярности).
И все же самым важным, самым весомым в большой исторической перспективе
были не организационные начинания Вивекананды (хотя он и говорил порой о
своем увлечении "мисс организацией"), а его многочисленные выступления. в
которых он резко осуждал систему кастовых привилегий, отстаивал
необходимость всеобщего образования, призывал к прекращению религиозной
розни. к национальному единству, к широкому участию масс в общественной
жизни. к гражданскому мужеству и, если необходимо, самопожертвованию.
Вивекананда более чем кто-либо иной в эти годы способствовал тому
преобразованию традиционного религиозного идеала, которое так ярко
проявилось в начале XX в. в колоритных фигурах ряда радикальных
общественных деятелей Индии - мужественных политических борцов, обладавших
в то же время всеми атрибутами религиозных подвижников. Это хорошо уловила
одна из популярных индийских газет "Махратта", давша ему такую
характеристику: "Вивекананда - саньяси, но это не аскет старого типа, для
которого мир - ничто, а саньяси нового типа, следующий "Бхагавадгите", для
которого мир - все и кому его страна и народ дороже, чем все остальное".
Главный, ключевой мотив его философии - духовность не созерцательная, а
практическая. "Чтобы наводнить страну социальными и политическими идеями,
наводните ее идеями духовными",- говорит Свами. И это дает нам - в двух
словах - суть его философии и его патриотических устремлений.
Здоровье Вивекананды постепенно ухудшается, и 4 июля 1902 г. в возрасте
39 лет (еще в 90-е годы он предсказывал, что не доживет до 40) он умирает.
Смерть его овеяна легендами, его ученики не хотели верить в естественность
этого события и постарались окружить его ореолом таинственности. Но сам
Вивекананда в последние годы своей жизни, более чем когда-либо, был склонен
к реалистическим взглядам. Он заявлял: "Чем старше я становлюсь, тем глубже
я понимаю смысл индийской идеи, что самое высшее из существ - это человек!"
Таково было завещание Вивекананды.
В теоретическом наследии Вивекананды центральное место, несомненно,
занимают его четыре работы о йоге. Именно здесь излагается ряд духовных
установок, внедрение и распространение которых составляет одну из самых
важных задач созданной им Миссии Рамакришны.
Все издания, выпускаемые в свет Миссией Рамакришны, снабжены причудливой
эмблемой, идея которой принадлежит Вивекананде: подернутую рябью поверхность
озера освещают лучи восходящего солнца, в этих лучах ясно видны цветок
лотоса и белый лебедь, картину в целом завершают обрамляющие ее контуры
гигантского змея. Лебедь в центре - символ "высшего Я".
Все остальные элементы символизируют различные виды йоги: подернутые
рябью воды озера - карма-йогу (йогу действия), лотос - бхакти-йогу (йогу
любви), восходящее солнце - джняна-йогу (йогу знания) и, наконец,
гигантский змей - раджа-йогу ("царственную йогу" Патанджали, о которой
иногда говорят просто как о "йоге", имея в виду ее особую значимость - это
и весьма детально разработанная система психофизических упражнений, и
одновременно одна из шести ортодоксальных философских школ Древней Индии).
То, что Вивекананда придает столь большое значение йогической практике,
далеко не случайно. Здесь он опирается на одну из самых важных традиций
классической индийской философии. Все главные системы этой философии - и
ортодоксальные, и неортодоксальные (за исключением лишь одной, а именно
локаяты) - строятся так, что центральное место в них занимает учение о
соотношении "высшего" и "низшего", "подлинного" и "неподлинного",
"свободного" и "зависимого" "Я". Соответственно кардинальное значение
приобретает вопрос о путях духовного совершенствования, преодолени
"неподлинности", обретения свободы. Эти пути и указывает йога в широком
смысле слова (и в этом смысле мы можем говорить о ведантистских видах йоги,
"йогической практике" в джайнской или буддийской традициях и т.д.) И тут не
так-то просто дать всеобъемлющую классификацию, если учесть, что порою с
одной религиозно-философской традицией в ходе ее развития связывалось
несколько видов упомянутой "практики" (и наоборот, один вид последней
использовалс в нескольких традициях). Характерно, что Вивекананда даже
пишет иногда о "бесконечном" числе путей йоги. И в самом деле, йога как
феномен индийской культуры не менее многообразна, чем сама эта культура.
Почему же Вивекананда избрал именно четыре упомянутые выше йоги? Тут
сыграли роль несколько обстоятельств. Во-первых, о трех из них (йогах
действия, знания и любви) речь идет в "Бхагавадгите", этом Евангелии
индуизма, поэме, с которой миллионы индийцев, отнюдь не только из числа
принадлежащих к высшим кастам или отличающихся особой ученостью, сверяются
как с одним из важнейших жизненных ориентиров. Вивекананда же, равно как и
созданна им Миссия, обращается прежде всего именно к массам, а не к элите
индийского общества. Да и за пределами Индии легче было популяризировать
идеи этой поэмы, нежели идеи более эзотерических памятников (хотя
Вивекананда, как сможет убедиться читатель, умел блестяще справляться и с
этой последней задачей). Во-вторых, три упомянутые йоги связаны с
ведантистской традицией, на которую преимущественно и опирается
Вивекананда, четвертая же (раджа-йога) развивает ряд идей, которые
используются и другими ортодоксальными школами Древней Индии (исключая
пурва-мимансу). В-третьих, Вивекананда постоянно подчеркивает, что основные
"йогические пути" соответствуют особенностям главных психологических типов
людей, характеризующихся преобладанием познания, эмоций или волевых
импульсов в общей динамике их психической жизни. Добавим, что к первому из
перечисленных типов обращена не только джняна-йога, но и раджа-йога,
особенность которой состоит в устремленности на познание не только
сознательных, но и подсознательных состояний психики (что и сделало ее в
нашем веке предметом особого внимания в различных школах психоанализа).
В самом деле, эмоции, воля, разум - важнейшие компоненты психики в традиционной
индийской психологии (впрочем, существенно не отличающейся в этом пункте
и от психологии европейской), А значит, система воздействий на волевую,
эмоциональную и познавательную стороны личностных установок исчерпывает
возможные средства переориентации индивидов; сущность же такой переориентации,
с точки зрения Вивекананды, должна состоять в достижении "духовного равновесия"
(самата) и "непричастности страстям" (вайрагья). Каждая из
йог достигает этой переориентации по-своему, то побуждая волю к отказу
от эгоистических и эгоцентрических устремлений (карма-йога), то направляя
все эмоции на один высший объект (бхакти-йога), то показывая разуму незначительность
преходящего по сравнению с вечным (джняна-йога). Как отмечал впоследствии
Ауробиндо Гхош в своих трудах по йоге, можно провести любопытную параллель
между данными методами "самоконтроля" и методами достижения "бесстрастия"
в трех основных школах эллинистической философии, также ориентированных
на  позновательный (скептики), волевой (стоики), эмоциональный (эпикурейцы)
компоненты личностных установок. Коренное различие заключается, конечно,
в том, что индийские методы самоконтроля прямо связаны с религией.
Но единство основных йог состоит, по Вивекананде, не только в общности
их конечной цели (достижение свободы) и одинаковости производимой ими духовной
переориентации. Они переплетаются друг с другом, помогают друг другу; совместное
действие основных йог сравнивается Вивеканандой с координацией двух крыльев
и хвоста при полете птицы - здесь уже намечается, по существу (правда,
именно только намечается), идея единой и "полной" йоги - пурна-йоги, котора
была развита впоследствии в трудах Ауробиндо Гхоша.
В связи с такого рода "синтетическим" подходом Вивекананде в общем чуждо
характерное для средневековых ведантистских комментаторов стремление построить
незыблемую "иерархию" йог (в которой обычно отдавалось предпочтение то
ли йоге знания, то ли йоге любви). Это, конечно, не означает и полного
"уравнивания" значимости йог: в разных плоскостях рассмотрения то одна,
то другая из них может иметь определенные преимущества. Так, йога любви,
по Вивекананде, - самый легкий путь, а йога действия - путь, наиболее пригодный
для настоящего времени. Характерно, что в отличие от иных путей Вивекананда
считает его вполне приемлемым и для атеистов. Характерно также, что свои
лекции по йоге перед американской аудиторией он начинает именно с карма-йоги.
Работы Вивекананды, посвященные четырем йогам, дают возможность читателю
познакомиться не только с классическими представлениями о главных путях
"йогического совершенствования", не только с идеями преимущественно связанных
с ними древних систем философии, но и с философскими убеждениями самого
автора этих работ. Истоки этих убеждений многообразны. Подобно крупнейшим
представителям классической ведантистской традиции - Шанкаре, Раманудже,
Мадхве - Вивекананда ассимилирует и взгляды отличных от веданты систем
(в особенности санкхьи). Более того, он стремится примирить и согласовать
друг с другом главные направления в самой веданте (адвайта, вишишта-адвайта,
двайта). К вековым спорам их сторонников, с новой силой вспыхнувшим в XIX
в., он нередко относится иронически (в одной из своих работ даже называ
такого рода диспуты пандитов "регулярно устраиваемыми боями быков в Бенаресе").
И все же он не скрывает своих симпатий преимущественно к одному из этих
направлений. "Я - Шанкара!" - заявляет он с гордостью. И в самом деле,
Вивекананда, несомненно, исходит прежде всего из основоположений адвайтистской
философии, хотя интерпретация их у него весьма своеобразна и отражает все
главные тенденции развития индийской философии в Новое время (не случайно
уже современники Вивекананды называли его философию неоведантой). Но, чтобы
понять специфику этой интерпретации, надо прежде всего обратиться к классическим
истокам.
1 2 3 4 5 6
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...