ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Выпей вина, Сюзанна.., тебе будет легче.., надень ночную сорочку, Сюзанна…» Чудовище, сладострастный монстр!И как она сразу не догадалась!И тут вдруг на глаза Сюзанны навернулись слезы. По дороге сюда муж рассказал ей об измене Кэтрин, доверил самое личное, самое тайное в надежде на то, что очень скоро и она доверит ему самое ценное из своих сокровищ — свою девственность. А теперь он собирается развестись с ней. Господи, как же все запуталось! Мальчики снова останутся с отцом, который с трудом выносит их присутствие, а она старой девой тихо угаснет в Сан-Франциско рядом с Меган и Беном. Да и Ангус почувствует себя полным идиотом оттого, что снова доверился женщине.Ну нет, она просто не имеет права допустить такое. Нужно сделать все, чтобы спасти их брак любой ценой, иначе главным виновником будет она сама. Ей необходимо принести эту жертву и отплатить Ангусу за его доверие. В результате их брак только укрепится.— Сюзанна?— О, Ангус! — Вскочив на ноги, Сюзанна стрелой помчалась на его голос, на бегу утирая ночной сорочкой градом катившиеся из глаз слезы. — Я.., я не слышала, как ты вернулся.— Мне не следовало кричать на тебя. — В его голосе звучало раскаяние. — Мне нет оправданий, кроме одного — я уже очень давно одинок. Когда мужчина, который долго жил один, вообразит, что женщина согласна.., э-э.., быть с ним, для него просто-таки нож острый, если она вдруг возьмет да и передумает. Я все это говорю тебе не для того, чтобы оправдаться, — хрипло добавил он, — просто ты должна понять, что со мной творится.— Тебе не нужно извиняться, — прошептала Сюзанна. — Это я все запутала. Если честно, я не нарочно, но так уж вышло. Поверь, мне очень жаль.— Только не плачь больше, хорошо? — попросил Ангус. — Можешь спать в постели Люка, если хочешь. И не волнуйся: утром я поговорю с судьей Уинстоном, и он подскажет, как все исправить.Поколебавшись, Сюзанна крепко сжала его руку.— Можно тебя попросить об одном одолжении, Ангус?— Надеюсь, ты не собираешься снова сделать мне предложение? — с притворным страхом застонал он.— Э.., ты почти угадал. Что-то в этом роде…— Сюзанна…— Нет, пожалуйста, послушай. Мне нужно знать. Если бы я сразу сказала тебе, что не собираюсь делить с тобой постель, что ты волен искать нужное тебе на стороне и я никогда не упрекну тебя за это — согласился бы ты жениться на мне? — По лицу Ангуса Сюзанна поняла, что он намерен снова объяснить ей, какой смысл вкладывает в слово «брак», поэтому торопливо добавила:— На этот раз я хотела сказать, что готова стать твоей женой по-настоящему, потому что никогда не смогу стать твоим мальчикам матерью, если не буду женой их отцу. Я все поняла и со всем согласна: если ты дашь мне слово, что речь идет только об этой ночи…Ангус подозрительно вгляделся в ее лицо.— О чем это ты толкуешь?— Я хочу сказать, что согласна провести с тобой ночь.Одну. Теперь понятно?Ангус на мгновение замер.— Уж не хочешь ли ты сказать, что согласна принадлежать мне — так же, как Меган будет принадлежать Бену?— Да. Только один раз. Этого достаточно?Суровое лицо Ангуса немного смягчилось.— Признайся честно, для чего ты все это затеяла, Сьюзи? Ради двух мальчишек, которые, в сущности, тебе чужие?Или ради подруги, которая скорее умерла бы, чем решилась принять от тебя подобную жертву? Что ты сама об этом думаешь?— Думаю, что и ради нас с тобой тоже — ничуть не меньше, чем ради них, — призналась Сюзанна. — Ты вовсе не был обязан рассказывать мне, что произошло между тобой и Кэтрин, и мог унести свою тайну с собой в могилу. Если хочешь знать, мне тоже казалось, что моя девственность останется при мне навсегда и я унесу ее с собой в могилу. Но ты.., ты поделился со мной своей тайной, Ангус, а значит, и я должна поделиться с тобой всем, что у меня есть. Так мы скрепим наш договор, понимаешь? Одна ночь в уплату за одну тайну, а после этого — вся жизнь, полная доверия. Ну как, такие условия тебе подходят?Сюзанна впилась взглядом в его лицо, уверенная, что муж просто раздавлен ее великодушным предложением; но вместо того чтобы преисполниться благодарности, он молча глазел на нее, словно сомневаясь, в своем ли уме его жена.Потом, к вящему смущению Сюзанны, Ангус закинул голову назад и оглушительно захохотал.— Ангус!— Как-как? Унести девственность с собой в могилу? — давясь смехом, пробормотал он и снова залился хохотом. — Боюсь, сдержать клятву тебе вряд ли удастся!— Это еще почему?— Пойдем, я тебе кое-что покажу.— Это просто глупо! — Сюзанна попыталась придать своему взгляду свирепость, но из этого ничего не вышло. — Может, ты окажешь мне любезность и перестанешь смеяться надо мной?— Честное слово, я стараюсь, но это твое нелепое предложение.., настолько смешно, что я просто не мог удержаться. — Шагнув к ней, Ангус положил руки ей на плечи и крепко прижал к себе. — Как ты себе все это представляешь, интересно знать? Каждую ночь будешь ложиться вместе со мной в постель и спокойно спать?— Почему нет? Порядочная девушка вроде меня должна вначале полюбить человека, а уж потом думать о подобных вещах. Конечно, у мужчин все по-другому…— Неужели?— А разве нет?Ангус пожал плечами:— Было время, когда мне тоже казалось, что можно связать судьбу только с той, которую полюбил; но, как видишь, оба раза я женился совершенно по другой причине.Что ж, по крайней мере сейчас я хотя бы знаю, на что мне рассчитывать. — Обхватив ладонью затылок Сюзанны, он нежно погладил пальцами ее шею. — Я не стою тебя, Сьюзи, и не стою твоей щедрости, однако провести с тобой ночь… Боже, я хочу этого, как ничего никогда не хотел!Ты мне веришь?— Только одну ночь, — слабеющим голосом напомнила она, — чтобы подтвердить наш брак. После этого можешь искать удовольствия где угодно — с моего полного благословения.— Только на одну, — эхом откликнулся он, — а после этого я и пальцем тебя не трону.., разве что ты сама попросишь.— Никогда.— Что ж, посмотрим.Сердце Сюзанны глухо заколотилось в груди.— Только не смейся надо мной, хорошо? И никогда-никогда — слышишь? — не вспоминай об этом, сколько бы лет ни прошло. Ты обещаешь, да?— Да, можешь мне верить.Она чувствовала, как все начинается снова: он хотел ее, хотел получить с ее помощью то, к чему стремился, и она хотела того же, только по другой причине. Благодаря ночи, проведенной в его объятиях, она станет его женой, частью его семьи, и не только в глазах закона, но и в глазах мужа.Как бы он ни смеялся, эта ночь свяжет их неразрывными узами. Это был своего рода договор — его тайна в обмен на ее девственность.— Ты хочешь поцеловать меня, Ангус?— Да. На этот раз, надеюсь, ты не станешь возражать?Сюзанна смущенно улыбнулась и тут же покраснела, вспомнив, как по-дурацки вела себя, даже не догадываясь, что ему на самом деле нужно. Теперь она твердо намеревалась дать ему все, что он потребует от нее.— Ты можешь делать со мной все, что пожелаешь. Считай, что это мой свадебный подарок.— Все, что только пожелаю? — Ангус игриво вскинул бровь. — Ты серьезно?Сюзанна молча кивнула. Чтобы заставить его поверить, она сама потянула его руку к вырезу свадебного платья.— Да, все, что хочешь. Я тебе доверяю.Шутливое настроение исчезло без следа: пальцы Ангуса осторожно гладили гладкую горячую кожу, а в глубине его темно-синих глаз разгоралось пламя.— Пойдем в спальню.— Как скажешь. Но.., может, мне лучше сначала снять платье и переодеться в ночную сорочку?— Даже не думай об этом!Наклонившись, он подхватил Сюзанну на руки. Ее сердце сжалось от страха, но она не посмела возражать, а обняла его за шею и попыталась улыбнуться. Ей стало немного легче, когда она взглянула в лицо человека, которого когда-то любила больше жизни. «Вспомни, как это было, — сказала она себе, — и не забудь, ради чего ты сегодня так поступила». Глава 7 Ей показалось, что все произошло мгновенно.Ангус взлетел по лестнице, словно на крыльях; Сюзанна и опомниться не успела, как муж уже внес ее на руках в спальню и осторожно опустил на кровать. Она еще гадала, что ей делать: лечь или лучше сесть, а он уже сорвал с себя рубашку, обнажив широкую, бронзовую от загара грудь и руки с мощными узлами мускулов, игравших при каждом его движении. Ангус был так красив, что Сюзанна с удовольствием любовалась бы им и дальше, но в этот момент его пальцы легли на застежку брюк, и ей ничего не оставалось, как только, слабо пискнув от смущения, поспешно юркнуть под одеяло прямо в розовом свадебном платье.— По-моему, на вас слишком много всего надето, миссис Йейтс, — насмешливо заметил он, взобравшись на постель и вытянувшись поверх одеяла. — Вы позволите?— Я сама, — дрожащим голосом пробормотала она; ее непослушные пальцы еще долго дергали бы кружева, если бы горячая рука мужа не отодвинула их в сторону.Расстегивая пуговки корсажа, он ласкал ее шею, и горячие прикосновения его губ заставляли Сюзанну вздрагивать и ежиться от удовольствия. Неожиданно раздался шепот над самым ее ухом:— Не возражаешь, если для начала я тебя поцелую?Она благодарно кивнула; теперь по крайней мере она знала, что ее ждет, и готова была доставить удовольствие мужу.Как и во время свадьбы, Ангус вначале лишь слегка коснулся ее губ, словно пробовал их на вкус. Постепенно поцелуй становился более настойчивым, и вот уже его язык жадно ворвался в ее полуоткрытый рот. На этот раз руки Ангуса не лежали на ее плечах, они как бы жили собственной жизнью.Сюзанна и ахнуть не успела, как он высвободил из корсажа ее груди. Его искусные пальцы осторожно потирали чувствительные бутоны сосков, пока те не затвердели от желания.Оторвавшись от ее губ, Ангус припал к напрягшейся груди, нежно покусывая соски, будто ароматные лесные ягоды.Сюзанне казалось: еще немного, и она сойдет с ума от охватившего ее наслаждения.Но вот он снова припал к ее губам, и на этот раз Сюзанна не осталась безучастной. Язык ее встретился с языком мужа в вечной, как сама жизнь, чувственной игре, пальцы запутались в его густых волосах. Обхватив ладонью затылок Ангуса, Сюзанна неосознанным движением прижала его к себе. Никогда в жизни она еще не испытывала ничего подобного. Ей хотелось, чтобы поцелуй длился вечно, но она уже догадывалась, что Ангус вряд ли удовлетворится одним лишь поцелуем, — достаточно было посмотреть, с каким яростным нетерпением его руки дергают и тянут вниз ее платье, и ей все стало ясно. Ее припухшие соски терлись о его обнаженную грудь, и Сюзанна едва не вскрикивала от наслаждения. Она подумала, не попросить ли, чтобы он остановился, но опоздала. Одна рука Ангуса уже пробралась ей под платье, осторожно раздвинула ноги и, несмотря на ее испуганный крик, коснулась влажных складок ее потайного местечка.— О нет! — взмолилась она. — Только не сейчас.Ангус тотчас же убрал руку и внимательно посмотрел на жену. С сильно бьющимся сердцем Сюзанна подняла на него испуганные глаза, ожидая гнева или раздражения, но увидела лишь лицо мужа, искаженное желанием и одновременно преисполненное такой нежности, что у нее защемило сердце.В темно-синих глазах Ангуса вдруг появилось извиняющееся выражение.— Надеюсь, тебе было хорошо?Сюзанна мучительно покраснела.— Да.., очень хорошо. Просто я не ожидала, что ты дотронешься до меня.., там, то есть, я хочу сказать, — поправилась она, — дотронешься рукой. Про то.., про другое мне известно, но, — глаза ее молили, — я еще не готова, понимаешь?Ангус улыбнулся, и Сюзанна вздрогнула, увидев ту самую улыбку, которую она помнила столько долгих лет. Так улыбается человек, уверенный, что в его распоряжении вечность.На душе у нее внезапно стало тепло и спокойно, как в детстве.— Мне понравилось целоваться с тобой…— Откровенно говоря, мне тоже. Единственное, что меня раздражает, это твое платье, по-моему, оно здорово мешает…Сюзанна молча кивнула. Не отрывая от него глаз, она натянула одеяло до подбородка и на ощупь сначала избавилась от роскошного туалета, потом так же под одеялом стянула с себя белье и отшвырнула в сторону ворох шелковых тряпок. После этого она провела языком по губам, подняла на мужа глаза и робко улыбнулась:— Ну вот.., платья больше нет.— Чудесно. А теперь иди сюда и поцелуй меня еще раз.— Я бы с радостью, но… — Сюзанна замялась, гадая про себя, будет ли он смеяться, если она признается, что до жути боится — боится почувствовать, как соприкоснутся их обнаженные тела, ведь теперь на ней нет ничего, даже крошечного клочка ткани.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...