ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И без того ясно, что в упаковке патроны. Какая польза от пушки без патронов? Дурья башка!
- А в сумочке есть деньги?
- Не знаю и знать не хочу. Есть места, где можно заимствовать деньги и где этого делать не следует.
- Ну, хоть десять центов или четвертак?
- Не выйдет. Не трогай, я сказал! Послушай, у нас патроны. Мы можем кое-что предпринять. Спрячь в карман, отдашь мне после уроков.
- Что предпринять?
- Покажу, когда придет время, а пока спрячь.
- Почему бы тебе не оставить их у себя?
- Твои карманы удобнее.
Если мы можем взять патроны, то почему нельзя брать деньги? - канючил рыжий.
- По кочану и по капусте! И нечего торговаться! - прикрикнул лопоухий на приятеля. - Спрячь патроны!
Рыжий с хмурым видом сунул упаковку в карман штанов.
Одобрительно кивнув, лопоухий сказал:
- Протри все тряпкой и положи сумочку на место. Не касайся дверной ручки, я сам открою дверь в нужный момент.
Щупая в кармане увесистую находку, рыжий мальчик угрюмо кивнул.
Четыре раза в неделю Делия проводила занятия в трех школах, но по вторникам она работала только в Пендлетонской школе и, закончив урок, села в автомобиль, проехала по Мейн-стрит, свернула налево, пересекла железнодорожное полотно и вскоре оказалась на Фресно-стрит, где остановилась перед двухэтажным домом с облупившимся фасадом, - здание явно требовало кисти маляра, хотя назвать его совсем запущенным было бы преувеличением.
Стену первого этажа занимала широкая витрина, в которой стояло чучело огромной бурой медведицы, лижущей медвежонка. Поднимаясь по четырем ступенькам крыльца, девушка даже мельком не взглянула в ее сторону. Толкнув дверь, она вошла в дом, держа под мышкой сумочку.
В помещении размером в половину того зала, в котором она недавно разучивала с ребятишками ритмические движения, также отсутствовала какая-либо мебель, но оно вовсе не пустовало. На протянувшихся вдоль стен полках застыли в живописных позах разнообразные представители местной фауны: более дюжины зайцев имитировали скачки и прыжки этих длинноухих вредителей посевов, а также орлы, совы, куропатки, дикие гуси, суслики, бурундуки, бобры; в одном углу стоял, подняв голову и раздув ноздри, чернохвостый олень с ветвистыми рогами, напротив, в окружении койотов, - годовалый лось. На подвешенной к потолку толстой ветке сидела великолепная рысь с оскаленной пастью.
Возле окна расправлял крылья пеликан и куда-то брел, косолапя, крутолобый медведь. На подставке посередине зала разместилось чучело кугуара пяти футов в длину, с прижатым к боку хвостом и пастью, вымазанной в крови; левой передней лапой зверь придерживал мертвого олененка.
Оглядевшись, Делия остановилась возле кугуара и крикнула: "Эй!" Никто не отозвался. Заглянув в мастерскую, где размещались рабочий стол, множество разнообразных инструментов, ящичков и коробочек, экземпляры неоконченных работ, и никого не увидев, девушка вернулась в зал и направилась к лестнице, ведущей наверх, в жилые комнаты. Она уже собралась подняться, когда до нее донесся звук открываемой входной двери. Делия моментально спряталась за висевшую на перилах оленью шкуру. Лишь приблизившись к лестнице, вошедший мог заметить ее, она же прекрасно видела всю комнату.
Вошел сутулый седоволосый мужчина средних лет в рабочем халате, надетом на рубашку, и без шляпы.
Лицо его блестело от пота. Сделав три шага, он окинул помещение прищуренными глазами и, погладив по спине годовалого лося, опустился на колени возле кугуара и принялся внимательно исследовать его брюхо. И в то же мгновение воздух потряс оглушительный вой. Старик подпрыгнул как ужаленный, причем его прыжку мог бы позавидовать и сам кугуар.
Какую-то секунду мужчина стоял неподвижно, а затем с подозрительной дрожью в голосе произнес:
- Черт возьми! Как тебе не стыдно! А ну-ка, вылезай!
Выйдя из укрытия, Делия приблизилась к нему и, встав на цыпочки, чмокнула в щеку.
- Наверное, уже больше двух лет назад я в последний раз играла с тобой в прятки, - заметила она. - Не знаю, что на меня нашло. Услышала твои шаги и спряталась. Все-таки приятно сознавать, что я еще не разучилась подражать вою койота. Уходя, ты не запер дверь.
- Я только на минутку выбежал, чтобы позвонить из автомата на углу, пояснил он, вынимая носовой платок из кармана халата и вытирая вспотевшее лицо. - Мне давно надо установить телефон, да все денег не хватает, не могу себе позволить. Значит, уходя, следует запирать дверь. Нервы уже не те. До сих пор поджилки трясутся. Сердце чуть не лопнуло, - добавил он, вновь вытирая лицо.
- Прости, дядя Куин. Неудачная шутка. Я уже достаточно взрослая, чтобы это понимать. Что случилось с кугуаром? Шерсть выпадает? Между прочим, тебе необходимо взглянуть на койота, выставленного в аптеке Килборна. У него правое плечо лысеет.
- Нет, шерсть у этого красавца в порядке, - ответил Куинби, выразительно посмотрев на кугуара. - Я проверял надежность шва. Нужно взглянуть на койота в аптеке Килборна, говоришь? Хорошо, я проверю. А ты явилась сюда только для того, чтобы до смерти напугать меня?
- Нет, я хочу кое о чем спросить тебя.
- Может быть, пройдем наверх?
- Здесь прохладнее.
Делия присела на краешек подставки кугуара, сняла шляпку и вместе с сумочкой положила рядом с чучелом олененка. Некоторое время она сидела молча, нахмурившись и уставясь на свои туфли.
Пристроившись рядом, Куинби Пеллетт продолжал медленно вытирать носовым платком лицо.
- Я все еще очень переживаю из-за мамы, - начала Делия.
- Разумеется. Как же иначе!
- Каждое утро хожу на кладбище.
- Да-да. Тебе пора это прекратить.
- Но ты ведь тоже ходишь, не правда ли?
- Конечно. - Он взглянул на девушку и быстро вновь отвел глаза. - Мне уже почти пятьдесят лет, и для меня естественно цепляться за прошлое. Она моя единственная сестра, и у меня никого не было ближе ее. Ты еще очень молода, а я - старый брюзга; для таких, как я, самое подходящее место - кладбище. Тебе нельзя так часто ходить на могилу мамы, ты и без того слишком взвинчена, да и всегда легко возбуждалась.
- Вероятно, как и мама. Потому на нее так подействовало то, что произошло с отцом. Но ее смерть ужаснее, чем гибель отца. Ты когда-нибудь пытался поставить себя на место человека, которому становится настолько невыносимо жить, что он решается на самое страшное: покончить с собой? Хоть когда-нибудь пытался? А ведь это случилось с моей мамой, моей родной, любимой мамой!
Их взгляды встретились, и оба отвели глаза.
Через некоторое время Делия снова заговорила:
- У меня тоже есть сестра, мужественная и веселая. Теперь она лишилась работы: Джексон уволил ее.
- Да неужели?! Когда?
- Вчера. В эту субботу у нее последний рабочий день. Просто уму непостижимо! Он разбогател благодаря усилиям нашего отца, который снабжал старателей всем необходимым в обмен на право получения доли от добытого золота. Разве не так?
- Думаю, ты права. Главная забота по поддержанию контактов с перспективными золотоискателями лежала на его плечах. За что же Джексон уволил Клару?
По его словам, он сделал это ради ее же пользы - дескать, в его фирме у Клары нет будущего. Обычная отговорка! Я собираюсь сходить к нему и выяснить, в чем, собственно, дело. На четыре часа у Клары назначена ознакомительная беседа в конторе Аттерсона, пока она будет там, я хочу поговорить с Джексоном. А ты не сходишь к нему вместе со мной?
- К Джексону?
-Да.
- И что же ты собираешься ему сказать?
- Хочу напомнить ему общеизвестные факты и объяснить, что он не может уволить Клару.
- Ему известны все твои факты, - покачал головой Пеллетт. - А поскольку он и Лем Саммис владеют фирмой, то Джексон имеет право в любой момент уволить любого из своих служащих, в том числе и Клару.
- Вопиющая несправедливость! Во всяком случае, у Джексона нет на это никаких оснований!
- С моральной точки зрения - да, но не с юридической. Закон на его стороне. С подобными аргументами к Дану Джексону лучше не соваться, если он уже принял решение. И мое присутствие вряд ли поможет. Я должен встретиться с ним сегодня по другому вопросу и, пользуясь случаем, поговорю о Кларе. Между прочим... уж не Джексона ли ты собралась застрелить?
Делия резко повернулась к дяде:
- Кто тебе сказал?
- Молодой партнер Фила Эскотта, Диллон, кажется, - нехотя ответил Куинби с кислой миной. - Он заходил ко мне и просил отговорить тебя от опасной затеи. По его мнению, у тебя вполне серьезные намерения. Но он не знает тебя так хорошо, как я. Револьвер у тебя в сумочке?
-Да.
- По словам Диллона, он когда-то принадлежал твоему отцу.
- Верно.
- И ты по-прежнему настроена воинственно?
- Да, - твердо ответила Делия; ее глаза горели тем же нестерпимым огнем, как и тогда, во время разговора с Марвином Хопплом. - Ты считаешь, что знаешь меня, дядя Куин?
- Уверен в этом. Я столько раз наблюдал за тобой в самых различных ситуациях. Диллон спросил меня, не думаю ли я, что ты прикидываешься, ломаешь комедию, и я ответил: не может быть. Никогда не замечал, чтобы ты откровенно фиглярничала.
Загнать себя в угол, подобно безрассудному старателю, лезущему в незнакомую старую шахту, - на это ты способна. Но, в отличие от заблудившегося золотоискателя, которому грозит голодная смерть в заброшенной штольне, все твои затруднения заключены в твоей собственной голове. Словно загипнотизированная, каждый раз сама себя вгоняя в транс.
Однако человек под гипнозом не в состоянии совершить преступление или вообще какой-нибудь акт насилия. Так и ты. Внушила себе, что тебе необходимо иметь револьвер в сумочке, купить патроны и нагнать страху на молодого адвоката, но, когда наступит момент нажать на спусковой крючок, у тебя сведет указательный палец, и он откажется повиноваться.
- Поживем - увидим, - ответила Делия спокойно, с едва уловимым металлом в голосе.
Куинби Пеллетт согласно кивнул:
- Потому-то тебе и удается порой вводить людей в заблуждение относительно серьезности твоих намерений: ты не кричишь, не размахиваешь руками, а просто и спокойно заявляешь о своих планах. Ты чаще убеждаешь глазами, чем языком. Представляю маленькое доказательство, что я действительно хорошо тебя знаю. Мне известно, кого ты собираешься убить.
- Ты уже сказал - Джексона.
- Это я так, для красного словца. На самом деле ты нацелилась на священника Руфуса Тоула.
Секунду Делия сидела неподвижно, не спуская с Пеллетта горящего взгляда, затем вскочила и, задыхаясь, крикнула:
- Ты... ты разболтал... ты разболтал!
- Успокойся и сядь.
- Ты все разболтал Таил еру Диллону... - не унималась Делия.
- Я назвал это имя только тебе, и никому больше. Когда несчастья обрушились на нашу семью, сплетни и пересуды достаточно долго занимали первые страницы газет, и я не собираюсь вновь выставляться на всеобщее обозрение.
- Откуда тебе известно?..
- Что ты нацелилась на Тоула? - Пеллетт лишь пожал плечами. - Кто еще мог претендовать на роль твоей мишени? Я ведь тоже замечал, что происходило с твоей матерью за два месяца до смерти. Может, меньше, чем ты, но вполне достаточно, чтобы во всем разобраться. Я прекрасно понимал, что творилось в твоей бедной головке, почему ты настояла на своем, не позволив Тоулу совершить заупокойную службу.
Правда, я не думал, что дело дойдет до покупки патронов, но я видел, как в тебе зрело намерение осуществить возмездие. Когда же Диллон пришел ко мне и рассказал о том, что с тобой происходит, я ни секунды не сомневался, о ком идет речь.
- Ты не намекнул Диллону о своих предположениях? - спросила Делия, нисколько не смягчившись.
- Нет. Только пообещал при первой же возможности поговорить с тобой.
- Ну что же, ты выполнил свое обещание.
Наклонившись, Делия подобрала шляпку и сумочку и направилась к двери.
Куинби Пеллетт, не поднимаясь, воскликнул с отчаянием в голосе:
1 2 3 4 5 6
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...