ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 




Майкл Грей
Комната ужасов


Комната ужасов Ц 1

Майкл ГРЕЙ
КОМНАТА УЖАСОВ

Глава 1

Рыжий комочек грязи застрял в жесткой зеленой щетине искусственной травы. Джейми тронул его носком своего черного ботинка и затаил дыхание: комок завис на самой кромке черного провала. Там, в яме, ничего еще нет. Пока.
Священник все бубнил.
Два черных носика изящных туфелек смотрели на Джейми. Горячее августовское солнце зажгло на одном зайчик. "Интересно, – подумал юноша, – виден владелице туфельки зайчик? Нет, конечно! Солнце за спиной".
"И прах прахом станет". К концу дело идет. Где-то за спиной Джейми прокашлялись, зашаркали. "Работяги, наверное, могильщики, – подумал юноша. – Кто еще осмелится нарушить тишину? А могильщики на похоронах как у себя дома. Готовятся гроб опускать. Надо опускать, наверное, очень ровно, чтоб покойник внутри не соскальзывал. Хотя ... какая разница? Кого волнует, в какой позе он там будет гнить".
Взгляд Джейми медленно поднялся от туфелек вверх по лодыжкам, еще выше. Край черного платья. Молодежная модель. Лица не видно. Большая черная шляпа с огромными полями. От них – густая тень. "Может, эта девушка – моего возраста, – думал он. – А вдруг она вернется в Дом, на "чтение"? Об этом неприлично думать. Похороны. Случай серьезный. Если сам я сроду не видел дяди, или двоюродного дяди, или кем мне доводится усопший Эфраим, то из этого еще не следует, что незнакомка в черной шляпе находится в таком же отдаленном родстве покойному. Может, она там, под шляпой, рыдает. Мне, кстати, тоже не мешало бы всплакнуть. Не выходит что-то. Мама, интересно, плачет сейчас или нет? Огорчилась хотя бы? Не поговоришь с ней..." Его мысли вернулись к девушке, стоящей напротив. Что это именно девушка, а не зрелая женщина, Джейми был совершенно уверен. Воображал, как подает ей руку – поддержать. Она поднимает на него карие (синие? зеленые?) глаза, полные сладко-соленых, слез, и он осушает их поцелуем.
Кто-то тронул Джейми сзади за локоть. Он взглянул: пальцы с корявыми ногтями, морщинистые, грязные, жилистое запястье, рукав спецовки. Джейми отпрянул к брату Рону. Четверо внесли большой белый гроб, с непристойной ловкостью расположили свою ношу над ямой. Большая белая колыбель тихонько покачивалась на полотняных ремнях. "Спокойной ночи, малыш, – пожелал Джейми. – Глубина два метра. Почему два? Чтоб легко копать было, – догадался он. – Пошвыряй-ка землю с двух с половиной. Трудновато. И во всем они так. Делай, пока идет. А полтора? Или метр? Запах? Да нет, через полтора метра глины запах не пройдет. Понадежней хоронить. Чтоб в гости не ходили посреди ночи. Два метра глины, а потом тяжелая плита. "Помним и любим". Чушь! Лежать, ублюдки недогнившие! Лежать, где положено! Вот. Это уже ближе к истине".
Джейми повернулся. Солнце ударило в глаза. Прослезился. И сразу почувствовал себя лучше: создалась видимость, что КАК БУДТО он скорбит. Может, девушка увидит, как слезы блеснули у него на ресницах, и почувствует К НЕМУ симпатию.
Рон держался сзади, Джейми тоже не хотелось оставаться у всех на виду. Священник и провожающие в последний путь, как пчелиный рой вокруг матки, сдвинулись к выходу. А прямоугольная дыра, могильщики, здоровенный ящик остались там, в другом кино, на другой сцене. Всем только бы отгородиться как-то от ящика с трупом. Неприятная какая-то тишина, как шерсть на голое тело. "Прощай, назад не возвращайся!" – Джейми вспомнил кино с похоронами. – "Прах к праху" – это же сразу ПОСЛЕ того, как гроб уляжется на дно, а? Вся церемония что-то не ладится. Тут – священник, там – родственники. А там – яма, в яме – гроб. И могильщики. Каждый со своей стороны. Сдвиг в пространстве и во времени. Все не слава Богу у старого Эфраима. Чего они так все старательно изображают, что это не их кино?"
Священник бормотал и размахивал правой рукой, как сеятель. Землю сеет. И тут же первые комья с лопат могильщиков забарабанили по крышке белого гроба. Небольшая толпа начала рассеиваться, отсекаться, как частички масла на поверхности воды. Бледные лица повернулись к священнику, ждут дальнейших указаний. Тот посмотрел на свои ногти, кустистые брови полезли вверх. Будто удивился, что на них нет и следа земли. Кто просто стоит, кто с ноги на ногу переминается.
Высокий мужчина в сером костюме прочистил горло, все взглянули на него. Он отступил, повернулся на каблуках.
Толпа двинулась вслед за широкой серой спиной по направлению к выстроившимся в ряд машинам. Священник все еще бормотал.
Даже уходя, люди оставались в каком-то состоянии неопределенности. Они оборачивались назад, в сторону могилы, все в сомнениях, будто пытались припомнить, что не доделано. "Броуновское движение", – вспомнил Джейми пример из школьной программы.
Их старый "леборон" тоже выглядел подавленным. Другие машины были все как одна: в более глубоком трауре, чем их хозяева. Черные длинные "линкольны", у каждого по сдержанной траурной розетке на капоте. Джейми искал глазами: где же та, в туфельках, с такими симпатичными щиколотками? Но она затерялась в хаосе фигур в черном.
– Ма, – прервал Рон размышления Джейми. – Все тут в Ридж-Ривере такие чудные?
– То есть? – переспросила мать, выруливая на об саженный дубками проспект.
– А-а. Я знаю, про что он, – встрял Джейми. – Всеобщее дремотное состояние.
– Как-никак похороны. Неужели ты рассчитывал застать здесь оживленную беседу?
– Как зомби, – продолжил мысль Рон. – Люди-роботы.
– Ага, – сказал Джейми, – точно, Рон. Только с выдохшимися батарейками. Скоро остановятся, застынут, как статуи. Как игра "замри". Ты помнишь, Рон, как мы играли в "замри"? Все время, когда были маленькими. С девчонками играли.
– Ага. – Рон при этом весь-таки вывернулся на переднем сиденье. – Надо будет разыскать их, зарядить батарейки. Там была одна телка... Я не против ее подзарядить. Кто она, ма? Родственница?
Джейми сидел сзади, молчал. Волны бессмысленной бешеной ревности захлестывали его: "Зараза Рон! Это он о "щиколотках". Я ее первый заметил! Зараза! Заразная зараза! Конечно, где ему, семнадцатилетнему, против искушенного девятнадцатилетнего мужчины?
Они ее наверняка никогда и не увидят больше. И поделом Рону!"
Мать искоса глянула на Рона:
– Не будь идиотом! И выкинь дурь из башки. Понятия не имею, родственница она нам или нет. Я даже не знаю, о ком ты. Какая-нибудь седьмая вода на киселе, наверное.
– Ты убита горем, ма? – Джейми хотелось переменить тему.
– Держусь более-менее, – чуть не рассмеялась та. – Дядю Эфраима я никогда не видела, но надо ведь продемонстрировать уважение к усопшим, прежде всего ради живых. И без большой при этом работы над собой.
– Если мы его сроду не знали, как нас занесло на эти похороны? – спросил Рон.
– Отчасти из уважения к умершему родственнику. Хотя я и сама толком не знаю, что он нам за родственник-. Отчасти от жадности. – Она улыбнулась Рону, а потом еще раз, через плечо, – персонально для Джейми. – Жадности? – От любопытства Джейми подался вперед.
– Завещание, – продолжила мать" – Нас пригласили на чтение завещания дяди Эфраима. Значит, мы упомянуты в нем.
– А сколько? Сколько мы получим, ма?
– Откуда она знает, дубина, – оборвал его Рон. – Для того мы и едем на "чтение", чтоб выяснить. Правильно, ма?
– Не обзывай брата! Да уж. Но скорее всего этих денег лишь на новые шины хватит. В противном случае поедем обратно на этом завещании.
– А может, на новую машину хватит, а, ма? – Джейми даже принялся грызть ноготь от возбуждения – Как насчет "порше"? Или "лямборгини"?
– Не переживай. Я, как ты помнишь, ни разу его и в глаза-то не видела. Мы – бедные родственники, и все. Причем дальние. Удостоят словечком – и на том спасибо. Так? А?
– Похоже, что так. – Джейми упал обратно на сиденье.
– А чего тогда мы приперлись, ма? – спросил Рон. – Раз мы его не знали и нам ничего не светит?
– Из уважения к усопшим, Рон, – повторила мать и опять усмехнулась, – и потом, нам же дали деньги на поездку, я ведь говорила. Если бы мы не поехали, пришлось бы все вернуть. Ты же знаешь свою маму. Подсуетишься чуть-чуть – получишь на чай. В нашем теперешнем положении...
– Что, папа опять задерживает? – поинтересовался Рон.
– Как обычно. – Нотка горечи прокралась-таки в ее ответ. – Потом, у него, наверное, своих забот полно. Попробуй, содержи две семьи одновременно.
– Миндальничаешь ты с ним, ма. Судить надо сукина сына, и все, – сказал Рон.
Женщина хлопнула себя по коленке новой черной перчаткой.
– Попридержи-ка язык, сынок. Он пока что твой отец.
– Биологически, ма. Чисто биологически.
– Побудь в его шкуре, Рон. Если бы ты побыл чуть-чуть в его... Кажется, приехали.
Они повернули на улочку, заросшую кленами с огромными красными листьями. Ворот не было, только кирпичные колонны. Сквозь деревья было видно, как строгие линии стриженых газонов сходятся в перспективе. Будто траву здесь ткут, а не выращивают.
– Вот те раз! – воскликнул Рон. – Ты смотри, что творится! Может, мы не туда попали, ма?
– Я ехала за той машиной, – показала мать. – Да и дом нам нужен №16.
– Номер дома? – удивился Джейми. – Да я не видел на улице ни одного дома, кроме этого. Он САМ – целая улица. Посмотрите только на эти лужайки.
– Возможно. Улица Кленов, 16. Номер я видела на почтовом ящике, а то, что это клены, сомнений, кажется, не вызывает.
– Миллионы, – задохнулся Джейми. – Этот дом СТОИИТ МИЛЛИОНЫ!
– Очень красиво, – осадила его мать. – Кажется, сын слюной изошел, чуть деньгами запахло.
– Проезд заканчивался кольцом метров за тридцать от дома. Чтобы добраться до ступеней, надо было еще пересечь широкую полосу гравия, сверкающего на солнце, как снег в горах, потом тротуарчик из плотно подогнанных булыжников.
На верху лестницы сидел потрепанный мужчина. Он осмотрел всех троих, пока они поднимались, глаза-бусины сверкнули из-под тени старой, выцветшей шляпы. Лицо его было на редкость непропорционально. Расстояние от глаз до рта слишком велико, подбородок толщиной с доску. Волосатые уши, казалось, состояли наполовину из грязных отвисших мочек. В одной руке старик держал допотопный серп, другой водил по лезвию камнем, извлекая протяжный, свистящий, по-своему мелодичный звук. Когда мать с сыновьями подошла, он пробормотал: – Одиннадцать, двенадцать, тринадцать, со мной четырнадцать. Вы – последние – Это было сказано тоном приказа, уж никак не вопроса.
– О чем это он, а? – шепнул Джейми своему брату, кивнув назад на старика.
– Перенаселенность, – шепнул Рон в ответ. – Допускается ровно четырнадцать с половиной единовременно. Поэтому серп. Было бы нас четверо – вжжжжжик! – Он чиркнул большим пальцем по горлу и осклабился. Джейми посмеялся, но шуточка что-то не показалась такой смешной, как хотелось бы. Даже при ярком солнечном свете.
Женщина в кричащем, потрескивающем плохо гнущимися складками платье провела их в большую, с темной отделкой приемную. Причудливо украшенный буфет был заставлен холодными мясными блюдами, тут же стояла большая чаша для пунша. Рон и Джейми сразу же принялись накладывать на тарелки.
– Здравствуйте. Боюсь, что нас не представили. – Это заговорил высокий мужчина в сером костюме. – Меня зовут Брайер. Роберт Брайер.
– Джейми, – прочавкал Джейми, перекатывая во рту кусок ветчины. Потом сделал движение локтем в сторону брата: – Рон. Халифакс. Рон и Джейми Халифаксы.
– Моя дочь, – представил Брайер, и Джейми чуть не подавился долькой салями. Это были те самые "щиколотки". – Харвест. Дурацкие имена давали мы детям в шестидесятые. Вы не находите?
– А? Да! В смысле нет. Прекрасное имя, – пролепетал, брызнув при этом слюной, Джейми. Как пить дать обрызгал девушку подливкой. Она протянула руку.
Джейми воткнул вилку в картофельный салат и пожал руку. Вилка начала опасно крениться. Джейми не мог запросто взять и бросить ее теплую и мягкую руку, это было бы неучтиво. Харвест сама спасла вилку, попробовав заодно салат из его тарелки. Она подмигнула ему. Именно ему! Горка картофельного салата разделяла их.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

загрузка...