ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я сама ему позвонила. Велела ему быть там. Я знала, что ради меня он готов на все.
— О черт, — тихо вырвалось у Миллера. — Но зачем столько убийств?
— Тебе этого никогда не понять, Фрэнк. Трудно поддаться очарованию смерти. Во мне это сидело с детства. Вначале это меня пугало, но потом я стала понимать смерть. Полюбила ее. Ее притягательную силу. Ее неизбежность. Отнять у кого-то жизнь — это, наверное, проявление величайшей власти, какая только возможна. Способность убить. В других это тоже было. Хей, Мануэль, Сатклифф, Нильсен. В них всех это было. Я тоже хотела ощутить эту силу и власть, пережить то, что переживали они, когда умерщвляли других. — Тут она остановилась и взглянула на труп Райкера. — Разве тебе не хотелось убить кого-нибудь? Видеть предсмертные судороги? Наблюдать за тем, как жертвы умирают? Только наблюдать, больше ничего. Эта жажда власти есть внутри каждого. В каждом есть частица личности, способная убить, но все это скрывают, таят от себя, загоняют в самую глубь сознания и делают вид, что этого не существует. Но это есть, и с этим ничего не поделаешь. Желание убить — иногда того, кого хорошо знаешь, — возникает у каждого человека. Сколько раз, поругавшись с кем-нибудь, ты готов был убить? Сколько людей, ненавидя своих родственников, желают им смерти? Сколько людей с радостью убили бы своих соседей, подвернись им такой случай? Когда ты обнаруживаешь, что кто-то зубоскалит за твоей спиной, разве у тебя не чешутся руки отомстить? Видишь, я права: это стремление живет во всех нас. Просто большинству стыдно признаться в этом, они не желают с этим мириться.
Миллер слушал Терри онемев, ни на миг не сводя с нее глаз. Их отделял друг от друга только бездыханный труп Райкера.
И нож все еще торчал в его сердце.
Словно ожидая, что кто-нибудь вытащит его.
— Я не могу вызвать полицию, Фрэнк, — сказала Терри. — Пока не могу.
— Ты хочешь убить меня? — спросил он.
Она усмехнулась.
— Когда ты ударил ножом Райкера, разве ты не испытал пьянящего чувства своей силы и власти? Ты отнял у него жизнь. Это ставит тебя на один уровень с Богом, Фрэнк, способным решать, кому жить, кому умереть.
Неожиданно выражение на ее лице сменилось жестокой решимостью, и в эту долю секунды Миллер заметил, как ее рука потянулась к ножу.
Он бросился на нее. Удар пришелся по лицу Терри. Она упала на спину, из разбитого носа потекла кровь. Она тихонько застонала, когда Миллер навалился на нее всем телом.
Терри горько усмехнулась, взглянув на него снизу вверх, и Миллер с яростным ревом нанес новый удар по ее окровавленному лицу, на этот раз свернув ей челюсть.
От второго удара она потеряла сознание.
Миллер сел на корточки. Он тяжело дышал. Боль в сломанной ключице не утихала, но он, казалось, забыл о боли. Все его внимание теперь было сосредоточено на Терри.
А раскачивавшееся над его головой тело наконец остановилось. Теперь оно лишь крутилось на веревке вокруг своей оси.
Глава 63
Когда приехала полиция, Миллер сидел в своей гостиной и пил. Он услышал стук в дверь, но сначала допил, что оставалось в его бокале, и лишь затем медленно встал.
По пути он переступил через труп Райкера. Труп уже окоченел, растекшаяся кровь загустела и превратилась в липкую темно-красную кашицу.
Миллер прикоснулся к своей сломанной ключице и поморщился от боли, потом, подождав секунду, открыл дверь.
Вошедший первым полицейский побледнел от страха, увидев труп Райкера на полу в луже загустевшей крови, но его начальник, шедший следом, заставил его посторониться. За ним следовали два санитара. Возвращаясь в гостиную, Миллер видел, как санитары подняли труп и положили его на носилки.
Миллер предложил полицейскому выпить, но тот отказался. Миллер бросил на него оценивающий взгляд. Полицейский выглядел таким же уставшим, каким ощущал себя и Миллер, и так же время от времени потирал глаза.
— Вы были одни в доме, когда произошло нападение? — спросил полицейский.
Миллер кивнул и снова наполнил свой бокал.
— Вы знали этого человека?
— Встречались пару раз, — устало ответил Миллер. — Одно время мы работали вместе.
Он проглотил порядочный глоток виски, ощутив, как эта янтарная жидкость обожгла ему желудок.
Последовали еще вопросы, и на каждый Миллер давал обстоятельный ответ, с удивлением замечая, что чиновник записывал его показания почти дословно.
— Так вы утверждаете, что нападение произошло примерно в час тридцать, — сказал полицейский, взглянув на часы. — Это почти четыре часа назад. Почему, вы не связались с нами раньше?
Миллер пожал плечами.
— Должно быть, я потерял сознание, — сказал он, потирая плечо.
Полицейский, покусав некоторое время кончик своей ручки, захлопнул блокнот.
— На улице стоит санитарная машина, она отвезет вас в больницу. Надо показать плечо специалисту.
Миллер криво усмехнулся и допил свой бокал.
— Возможно, мне придется задать вам еще вопросы, — предупредил полицейский.
— Пожалуйста. Поедемте со мной в санитарной машине, — сказал Миллер, тяжелой походкой направляясь в прихожую. — Будьте добры, я сейчас, я только на одну минутку.
— Я буду на улице, — сказал полицейский чиновник и вышел.
Миллер подождал, пока он удалится, затем повернулся и направился в свой кабинет. Ключ был в двери, поэтому он просто повернул его и вошел, закрыв за собой дверь.
Женщина с содранной кожей снова сидела на своем месте, а те куски, которые расковырял Райкер, были заново покрыты латексом.
Отрубленная голова лежала, как и прежде, на подносе на картотечном шкафчике и смотрела на него своими невидящими глазами.
Бесстрастно взирала на него и жертва ожога.
Работа заняла у него не так много времени, как он ожидал, и теперь он с гордостью осматривал свои произведения.
В дальнем углу кабинета сидела Терри Уорнер. Тело ее было намертво заклеено латексом.
Миллер перенес ее в кабинет, быстро и ловко раздел ее и покрыл каждый квадратный сантиметр ее тела веществом своего собственного изобретения. Терри было не узнать. Черты лица совершенно исказились под множеством волдырей, точно его ошпарили горячей жидкостью. Сработано все было с величайшим мастерством из жидкой резины.
Приступая к изготовлению маски, Миллер заткнул ей ноздри и рот ватой.
К тому времени, когда маска была готова, Терри уже задохнулась.
От стука в дверь он вздрогнул и отошел в сторону, пропуская входящего.
Полицейский вошел в кабинет и обвел беглым взглядом все его страшные творения.
— На улице кто-то из наших людей сказал, что вы работаете в кинематографе, — сказал полицейский чиновник. — Кажется, специалист по киноэффектам?
Миллер кивнул, с восхищением глядя на то, что привлекло внимание полицейского.
— Как, черт возьми, вам удается делать их так правдоподобно? — изумился полицейский.
Миллер перевел взгляд на Терри Уорнер и улыбнулся.
— Профессиональная тайна, — тихо сказал он.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...