ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Джуанита КОУЛСОН
ЦИТАДЕЛЬ БОГА СМЕРТИ
Цитадель бога смерти ("Крантин" #2).
Juanita Coulson. The Death God's, 1980

1. БАЗАР В КУРЕДЕ
Как только торговый корабль обогнул мыс, матросы стали быстро брать
рифы и брасопить реи. Устойчивый ветер с Северного Кларического Моря
превратился в хороший бриз, когда корабль вошел в куредскую гавань.
Рулевой, хорошо знакомый с этими ветрами и водами, предвосхищают все
команды и провел корабль среди предательских мелей без всяких
неприятностей. Будучи в безопасности между мелями и береговым прибоем,
корабль направился прямо к западному берегу.
Куредская гавань была вся забита рыболовными судами и торговыми
кораблями. Несколько военных кораблей, предназначенных для патрулирования
вдоль побережья, защиты от пиратов и от нападения, стояли у набережной или
сопровождали вновь приходящие корабли. Двигаясь с небольшой скоростью,
только что прибывший корабль плыл по рейду. Тут было тесно и матросы
стояли у поручней, предупреждая, когда корабль подходил стишком близко к
препятствиям или маленьким лодкам.
Два человека, которые раньше помогали матросам на вантах, теперь
оставили эту работу тем, кто лучше знал порт, и пошли на нос, чтобы
видеть, как причалит корабль.
Столица Куреда была выстроена в устье небольшой реки. Гавань
находилась в объятиях каменных утесов, которые защищали город от нападения
и от разрушительных штормов. Эта крайняя северная страна омывалась теплым
южным течением, которое защищало ее от холода. Куред был настоящий оазис
зелени на самом краю вечных льдов и сейчас он наслаждался приходом весны и
длинными светлыми днями. Деревья и виноградники обрамляли побережье моря и
реки, цветы украшали склоны холмов за городскими стенами.
Капитан вышел на палубу, чтобы осмотреть команду, но остановился
поболтать с пассажирами, стоящими на носу.
- Ну, вот мы и на месте, парни. Я же обещал вам, что моя "Идущая по
волнам" доставит нас в безопасности в Куред как раз к празднеству Гетании.
- Как раз вовремя, - вежливо согласился высокий юноша.
- Да. И не было никакой угрозы от пиратов, которых мы заметили вчера.
Капитан посмотрел в море и задумчиво поскреб свою бороду.
- Должно быть боги заставили их смотреть в другую сторону. Я не могу
понять, почему они не погнались за нами и не попытались ограбить нас.
- Да?
Пассажиры лукаво улыбнулись друг другу, как будто между ними была
какая-то тайна. Затем высокий юноша с красивыми волосами сказал:
- Празднество Гетании. Вы сказали, что это наиболее почитаемая богиня
в Куреде?
- Она для них жизнь, также, как и для Ирико, потому что она приносит
им тепло, чтобы растаял снег. - Капитан осмотрел их и спросил: - Вы у себя
на острове не поклоняетесь Гетании?
- О, мы уважаем ее, конечно, но... сыны Грос-Донака больше владеют
нашими мыслями.
- Вы боитесь моря и штормов, как и мы, да? - шутливо сказал капитан.
- Здесь, на севере вы должны научиться молиться Омайтатлу, великому богу
Ирико, Лорду Близзардов. Но сейчас время Гетании. Я думаю, что там, откуда
вы пришли, тепло круглый год и нет необходимости просить мать Землю
послать весной солнце.
Опять юноши загадочно улыбнулись, предоставляя капитану возможность
думать все, что угодно.
- Когда мы причалим, мы сможем сойти на берег, капитан? Мы отработали
наш проезд?
Капитан озадаченно мигнул от неожиданной перемены темы.
- А, ну конечно, парни. И в любое время, как только вам понадобится
корабль, прошу плыть со мной. Вы уверены, что вы не моряки?
Как и вопросы о их родном острове, капитан задавал этот вопрос в
течение всего их путешествия, причем, только частично в шутку. Капитан
знал, что они не члены союза матросов, но они не были и пассажирами,
надоедающими всякими ритуальными действиями. К тому же они знали все, что
надо делать на корабле, и делали это весьма искусно, что еще больше
удивляло капитана.
- Клянусь, что вы околдовали нашего рулевого, и он прошел все волны и
шквалы так ловко, как только можно. А вы, вы бегаете по мачтам так быстро,
как никто не может.
Второй юноша сел на поручни и пожал плечами.
- Это же моя профессия. Все акробаты могут так.
- А я простой фокусник, не больше, - добавил второй. - Эрейзан и я не
матросы, хотя мы благодарим вас за комплименты. Мы только... актеры. Не
больше.
Его взгляд устремился куда-то вдаль, руки приняли такое положение,
как будто держали румпель, и юноша как будто направлением мысли управлял
кораблем.
- Было время...
- Тирус, - послышалось мягкое предупреждение.
Капитан ждал, надеясь узнать побольше. Но то настроение, которое
развязало язык Тируса исчезло после дружеского напоминания.
Разочарованный капитан провернулся, чтобы идти на корму. Внезапно
Тирус взял его за руку, чтобы задержать на мгновение и спросил с
притворным беспокойством:
- Прошу прощения, но если публика здесь будет недовольна нами, на
севере дальше есть порты?
- О, есть одна или две опасных бухты, предназначенных только для
спасения кораблей от штормов или льдов. Но последнее место, где можно
получить провизию, это Куред. И не думайте двигаться дальше на север,
ребята. Куред - это конец мира!
Когда капитан ушел, Тирус сел на поручни напротив Эрейзана. Он
смотрел на темные воды, согреваемые теплым течением и образующие небольшие
водовороты, которые проносились мимо гладких бортов "Идущей по волнам".
Резкие запахи соли и океана постепенно вытеснялись запахами города, и
гавани, ароматом цветов и молодой травы. Набережная и ряд дубовых столбов
начинались от берега реки и доходили до каменных причалов близ городских
стен. Доки были полны народом: торговцы, рабочие, матросы. Караван плотов
из Ирико спускался по реке, освободившейся от льда, и смешивался с
многочисленными баржами и кораблями в гавани. Корабли были украшены
флагами близлежащих Кларических островов и городов, расположенных на южном
побережье океана. Но флагов Куреда со скрещенными копьями было больше
всего. Веселые вымпелы полоскались на ветру с башен крепости, знаменуя
начало празднества. Тирус и Эрейзан смотрели на открывшееся перед ними
зрелище и испытывали смешанные чувства - радостное ожидание конца
путешествия и мрачное предчувствие того, что они здесь обнаружат после
высадки на берег.
Капитан и команда корабля знали, что они не матросы. В их речи
чувствовался легкий акцент, а потрепанные плащи и туники были сшиты по
моде южных островов. На Эрейзане были матросские штаны, но Тирус был одет
в брюки, какие носили городские жители, но сшиты они были не по местной
моде. Кроме акцента и одежды были и другие отличия. Тирус был выше, чем
большинство клариканцев. С длинными руками и ногами, высокий и стройный,
он был красив, и его скромный вид не мог скрыть изысканности манер. Даже
среди клариканцев, в большинстве своем высоких блондинов, он привлекал
внимание ростом и изяществом. Эрейзан имел самый обычный вид, крепкий,
мускулистый, с жесткими рыжими волосами. Благодаря своему простецкому виду
он легко сближался с людьми. Как и у всех рыжих, кожа его была очень
чувствительна к солнцу. Оба друга были бородаты. Бородка Тируса была
аккуратно подстрижена, а борода Эрейзана была такой же жесткой и
непослушной, как и его волосы.
- Тебе не следовало говорить это, - заметил Эрейзан после некоторого
молчания. Он старался говорить тихо. - Насчет того, что было. Ты собирался
вспомнить время, когда ты командовал флотом.
Со вздохом Тирус согласился.
- Да. И плавал на гораздо лучшем корабле, чем "Идущая по волнам",
громя пиратов. Интересно, что подумал бы капитан, узнав, что я ослепил
пиратов при нашем приближении и поэтому они не стали гнаться за нами.
Эрейзан нахмурился и предостерегающе показал на несколько матросов,
работающих поблизости.
- Осторожно. Они могут услышать.
- Они ничего не подозревают, друг мой. И кроме того, уличные циркачи
и актеры всегда говорят загадочно и ведут себя как лорды.
- Или как принцы? - сказал ворчливо Эрейзан. Его руки крепко сжали
поручни. - Или как преступники. Играя в игру, для которой они не рождены,
притворяясь циркачами и притворяясь, что ничего не могут помнить...
Тирус положил руку на плечо друга и легонько сжал его.
- Если они будут отомщены, то скорбь и горе покинут нас.
Опасный огонек в глазах Эрейзана исчез.
- Ты прав. - Он снова стал покорным. - Я ругаю тебя за то, что ты
помнишь, а сам все время живу в прошлом... Он заметил взгляд Тируса,
устремленный на город, и спросил с надеждой: - Врадуир?
Тирус внимательно рассматривал толпу на берегу, как бы в поисках
кого-то. Эрейзан занялся стряхиванием грязи и водяных брызг с маленького
потрепанного мешка, который был единственным багажом для них обоих. Мешок
лежал на палубе. Теперь Эрейзан подал его другу. С отсутствующим видом
Тирус взял его и сунул подмышку, плотно закрыв его плащом. Он был наполнен
вещами более важными, чем запасная одежда или золото, там находились
принадлежности искусства Тируса. Через некоторое время он встретил
немигающий взгляд Эрейзана и сказал:
- Он теперь близко. Я могу потрогать паутину его колдовства.
Эрейзан сжимал и разжимал кулаки. Затем он воскликнул:
- Он должен быть в Куреде. Дальше он не мог убежать.
- Терпение. На западе есть еще Ирико. А на севере, в мире вечной
тьмы, есть запретное государство Бога Смерти. - Тирусу жаль было разбивать
надежды Эрейзана, тем более, что он их разделял. Но он предпочитал честно
смотреть в будущее.
Голос Эрейзана перешел в сдавленный шепот:
- Я... я тоже чувствую его присутствие. О, боги, пусть это будет
конец погони. Не дайте Куреду пострадать так же, как пострадал Камат.
При этом они оба смотрели на берег, ища вулкан. Однако, перед ними
лежала плоская равнина. На ней не было видно вулканов с языками пламени и
дыма над их жерлами, не было потоков лавы, не было ничего, что предвещало
бы возможную катастрофу, которая уже врезалась в их память и в их сердца.
Холмы за стенами Куреда были низкими и зелеными, без всяких следов
вулканической деятельности. Небо было безоблачное и ослепительно яркое.
Золотой диск Иезор-Пелувы посылал на Землю свет и тепло. Но глаза Тируса
были устремлены на зловещую черноту на северном крае неба. Ему казалось,
что эта темно-серая завеса предвещает колдовство.
"Идущая по волнам" подплывала к берегу, маневрируя между другими
судами, матросы с которых кричали всякие непристойности, но словесные
перепалки не переходили в драки или вооруженные столкновения. С глухим
стуком корабль пристал к набережной. Матросы соскочили на пирс и привязали
его. Капитан и его люди вознесли молитвы Грос-Донаку и его сыновьям,
благодаря богов неба и моря за спокойную воду и попутный ветер во время
всего их плавания. После благодарственных молитв матросы стали разгружать
корабль, доставляя на берег экзотические товары и драгоценную посуду,
изготовленную в знаменитых мастерских Серса-Орнайля. К месту выгрузки
поспешили торговцы и затеяли оживленный разговор с капитаном. Такая же
бурная торговля шла вдоль всей набережной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...