ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



РОБЕРТ СОЙЕР
Плечи великанов

Казалось, я умер только вчера, но, разумеется, это произошло несколько веков назад. Хотелось, чтобы этот проклятый компьютер скорее сказал мне что-нибудь, но он, несомненно, ждал, пока сенсоры подтвердят, что я жив и мое состояние достаточно стабильно. По иронии мой пульс заметно участился - я волновался из-за того, что может сообщить компьютер. Если ситуация критическая, он должен поставить меня в известность, если нет - позволить мне расслабиться.
Наконец машина заговорила четким женским голосом:
- Здравствуй, Тоби. Добро пожаловать обратно в мир живых.
- Где… - Мне казалось, я говорю, но на самом деле не смог выдавить ни звука. Я попытался снова: - Где мы?
- Там, где и должны быть: снижаем скорость и приближаемся к Сороре.
Я немного успокоился:
- Что с Линг?
- Она тоже оживает.
- А с остальными?
- Все сорок восемь криогенных камер функционируют нормально. С экипажем все в порядке.
Приятно было это слышать, но компьютер меня не удивил. У нас имелось четыре дополнительные криокамеры, и, если бы одна из используемых вышла из строя, меня и Линг разбудили бы раньше, для того чтобы перенести человека в запасную.
- Какое сегодня число?
- Шестнадцатое июня три тысячи двести девяносто шестого года.
Я ожидал подобного ответа, но он заставил меня об ратиться к прошлому. Двенадцать столетий миновало с тех пор, как кровь была выкачана из моего тела и ее заменил кислородосодержащий антифриз. В течение пер вого года мы набирали скорость, в течение последнего, вероятно, сбрасывали, а в остальное время… В остальное время летели с максимальной скоростью - три тысячи километров в секунду, один процент от скорости света.
Мой отец был родом из Глазго, мать - из Лос-Андже леса. Им обоим нравилась шутка о разнице между Амери кой и Европой: для американцев сто лет - это долгое время, а для европейцев сто километров - это долгое путешествие. Но оба согласились бы, что двенадцать столетий и
11,9 световых лет являются в равной степени ошеломляющими величинами.
И вот сейчас мы здесь, медленно двигаемся по направлению к Тау Кита, ближайшей к Земле солнцеподобной звезде, которая не является частью кратной звездной системы. Естественно, по этой причине Тау Кита часто исследовали в рамках проекта SETI. Но ничего не было обнаружено, ни единого признака жизни.
С каждой минутой я чувствовал себя все лучше и лучше. Моя собственная кровь, хранившаяся в резервуарах, сейчас переливалась в мое тело и циркулировала по артериям и венам, возвращая меня к жизни.
Мы собирались сделать это.
Северный полюс Тау Кита был обращен к Солнцу; это означало, что для ее изучения используемый в двадцатом веке метод обнаружения планетарных систем, основанный на незначительных красных и фиолетовых смещениях спектральных линий звезд, был бесполезен. При наблюдении с Земли любое колебание в движении Тау Кита было бы перпендикулярно нашему лучу зрения, не создавая доплеров-ского эффекта. Но в конце концов телескопы на земной орбите были усовершенствованы до такого уровня, что стали достаточно чувствительными для визуального отображения колебания, и…
Это было главное мировое событие: первая Солнечная система, увиденная в телескоп. Не обнаруженная с помощью звездных колебаний или спектральных сдвигов, а действительно увиденная. Были открыты по меньшей мере четыре планеты, вращающиеся вокруг Тау Кита, и одна из них…
Десятилетиями существовали формулы, впервые популяризованные Корпорацией RAND в книге «Планеты для людей». Каждый стоящий писатель-фантаст и астробиолог использовал их для определения зоны жизни - расстоянии от звезды, на котором могли существовать планеты с похожей на земную температурой поверхности, не слишком горячей и не слишком холодной.
И вторая из четырех обнаруженных вокруг Тау Кита планет находилась прямо в центре зоны жизни этой звезды. За планетой тщательно наблюдали в течение года - ее года, длящегося 193 земных дня. Было сделано два потрясающих открытия. Во-первых, орбита планеты оказалась чертовски близка к круговой - это означало, что температуры на поверхности стабильны благодаря гравитационному воздействию четвертой планеты юпитероподобного гиганта, орбита которого находилась на расстоянии полумиллиарда километров от Тау Кита.
И во-вторых, яркость планеты существенно менялась в течение суток, которые длились двадцать девять часов ceмнадцать минут. О причине легко было догадаться: большую часть одного полушария составляла суша, которая отража ла желтые лучи Тау Кита; второе полушарие с гораздо бо лее высоким альбедо, похоже, покрывало громадное водное пространство - внеземной Тихий океан.
Конечно, существовала вероятность, что у Тау Кита| есть и другие планеты, но слишком маленькие или слиш ком темные, чтобы их можно было разглядеть с расстояния 11,9 световых лет. В таком случае называть планету земно го типа Тау Кита II оказалось бы проблематичным. Если бы в итоге было обнаружено, что орбиты дополнительных миров располагаются ближе, нумерация планет стала бы такой же запутанной, как обозначение колец Сатурна!
Однако планету следовало назвать, и Джанкарло Ди Майо, астроном, который обнаружил этот мир, состоящий наполовину из суши, наполовину из воды, дал ему имя Сорора, от латинского soror, «сестра».
И в самом деле, Сорора, казалось, была сестрой Земли, колыбели человечества.
Вскоре мы узнаем, насколько совершенна эта планета. Если уж я заговорил о сестрах - да, Линг By не была моей биологической сестрой, но в течение четырех лет перед полетом мы работали и тренировались вместе, и она стала для меня сестрой, несмотря на то что в прессе нас часто называли новыми Адамом и Евой. Конечно, мы поспособствовали бы заселению нового мира, но не совместно; моя жена, Хелена, находилась в числе сорока восьми замороже-ных участников полета. Линг By не связывали узы ни с кем из будущих колонистов, но она обладала прекрасной внешностью и умом, а из двух дюжин мужчин, погруженных в криогенный сон, двадцать один был не женат.
Линг и я являлись сокапитанами корабля «Дух первооткрывателей». Ее криогроб, как и мой, отличался от криогро-бов других членов экипажа. Мы могли оживать много раз за время полета в случае крайней необходимости. Наши крио-гробы обошлись в шесть миллионов долларов каждый, в то время как криогробы остальных стоили по семьсот тысяч долларов за штуку и допускали только однократное пробуждение, которое следовало осуществить в пункте назначения.
- Вы в полной готовности, - произнес компьютер. - Можете вставать.
Стеклянная крышка моего криогроба скользнула в сторону, и я схватился за мягкие ручки, чтобы подняться с черного фарфорового основания. Большую часть полета на корабле царила невесомость, но сейчас, когда скорость замедлялась, чувствовалось мягкое давление книзу. На борту еще не установилась полная земная гравитация, и я был очень этому рад. Мне требовались день или два, чтобы снова научиться твердо стоять на ногах.
Мой модуль отделялся от других перегородкой, на которую я прикрепил фотографии родных, оставшихся на Земле: своих родителей и родителей Хелены, а также сестры и двоих ее сыновей. Моя одежда терпеливо дожидалась меня двенадцать столетий, и у меня имелись основательные подозрения, что она давно уже вышла из моды. Я оделся (в криокамере я, разумеется, лежал голый) и, по-
кинув модуль, увидел Линг, которая появилась из-за перегородки, заслонявшей ее криогроб.
- Доброе утро! - сказал я, пытаясь придать голосу уверенность.
Линг, одетая в голубой с синим спортивный костюм, широко улыбнулась:
- Доброе утро!
Мы обнялись как старые друзья, которым довелось вместе пережить захватывающее приключение. Затем отправились на мостик, полушагая-полупаря в условиях низкой гравитации.
- Как спалось? - спросила Линг.
Вопрос был задан неспроста. До нашей миссии максимальный срок криозаморозки составлял пять лет - именно столько спали астронавты во время полета к Сатурну; «Дух первооткрывателей» считался первым земным межзвездным кораблем.
- Отлично, - сказал я. - А тебе?
- Тоже отлично, - ответила Линг. Но затем она остановилась и коснулась моей руки. - Тебе… тебе снились сны?
Активность мозга почти полностью прекращается в период криозаморозки, но несколько членов экипажа «Кронуса», кот рабля, летавшего к Сатурну, утверждали, что видели короткие сны, в общей сложности две-три минуты за все путешествие, длившееся пять лет. За время, проведенное нами в космосе, мы могли видеть сновидения в течение многих часов.
Я покачал головой:
- Нет. А тебе? Линг кивнула:
- Да. Мне снился Гибралтарский пролив. Бывал там когда-нибудь?
- Нет.
- Он расположен на южной границе Испании. Через этот пролив из Европы можно увидеть Северную Африку. На испанской стороне остались следы неандертальских поселений. - Линг имела докторскую степень по антрополо» гии. - Но эти древние люди никогда не были на другом берегу. Они видели, что там земля - новый континент! - всего лишь в тринадцати километрах. Такое расстояние можно преодолеть вплавь, обладая определенным мастерством и выносливостью, либо на плоту или лодке. Но неандертальцы никогда не добирались до противоположного бе^ рега и, насколько мы знаем, никогда даже не пытались.
- И что тебе снилось?
- Мне снилось, что я еще подросток и живу в неандертальской общине. Я пыталась убедить других, что мы должны переправиться через пролив, чтобы увидеть новую землю. Но не могла - их это не интересовало. Там, где мы жили, хватало еды и укрытий. В конце концов я решила в одиночку переплыть на ту сторону. Вода была холодной, а волны - высокими, и мне с трудом удавалось набирать воздух в легкие, но я плыла и плыла, а затем…
- Что?
Линг пожала плечами:
- Затем я проснулась. Я улыбнулся:
- Ну, на этот раз мы доведем дело до конца.
Мы подошли к двери, ведущей на мостик. Она открылась автоматически, как только мы приблизились, но при этом страшно заскрежетала: смазка, должно быть, высохла за последние двенадцать веков. Комната была прямоугольной, с двойным рядом пультов управления, обращенных к большому выключенному экрану.
- Расстояние до Сороры? - спросил я
- Одна целая две десятых миллиона километров, - ответил компьютер.
Я кивнул. Примерно в три раза больше, чем расстояние от Земли до Луны.
- Включить экран, показать панораму.
- Осуществляется смена автоматического управления на ручное, - произнес компьютер.
Линг улыбнулась:
- Ты опережаешь события, партнер.
Я смутился. «Дух первооткрывателей» медленно приближался к Сороре; выхлопы двигателей, работающих на реакции ядерного синтеза, производились по направлению движения корабля. Оптические сканеры сгорели бы, если бы их затворы были открыты.
- Компьютер, выключить ядерные двигатели.
- Выключаю.
- Дать изображение как можно скорее! - приказал я. Гравитация исчезла, только когда двигатели корабля
были выключены. Линг держалась за один из поручней, прикрепленных к верхней части ближайшего пульта управления; я был еще слаб после пробуждения и свободно летал по комнате. Примерно через две минуты включился экран. Тау Кита находилась прямо в центре, желтый диск величиной с бейсбольный мяч. Вокруг были хорошо видны четыре планеты размером от горошины до виноградины.
- Увеличить Сорору, - произнес я.
Одна из горошин выросла до бильярдного шара, хотя Тау Кита осталась прежней.
- Еще больше, - велела Линг.
Планета стала величиной с футбольный мяч. Освещена была треть диска, и Сорора предстала в виде широкого полумесяца. К счастью, она выглядела именно так, как мы только могли мечтать, - огромный кусок гладкого мрамора с завитками белых облаков и безбрежным голубым океаном, а еще…
Была видна часть континента. И она оказалась зеленой, ее несомненно покрывала растительность.
Мы снова обнялись. Когда мы покидали Землю, никто не испытывал уверенности в том, что на Сороре есть рас* тительность. «Дух первооткрывателей» укомплектовали по максимуму: в его грузовых отсеках имелось все необходимое для выживания даже в безвоздушном мире.
1 2 3
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...