ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Бензином?
- Бензина у него нет. А бывать у него бываем. Только редко.
- А в канистре он что держал? - снова спросил Сергеев.
- Керосин был для лампы. Что-нибудь с ним случилось? - встревожился Аккет.
- Пока не могу ничего сказать. Самсонова, продавца, вы знаете? Не проезжал тут? Никто из вас его не видел?
Самсонова знали все, но не видели.
- Охотник Икорка приезжал, оленей просил продать. А Самсонова с самой осени не видели, - сказал один пастух.
Аккет задумчиво молчал, будто вспоминая что-то.
- Хотел я поездить по тундре, поискать, - сказал наконец бригадир, собачью упряжку мы сегодня поймали. Без хозяина...
- Упряжку?! - воскликнул Сергеев. - А нарта?
- Нарта волоклась, снег собирала. Пустая нарта. Худые собачки, голодные. Одна мертвая. Что, Самсонов потерялся? Не его ли это упряжка?
- Все может быть, - завтра пораньше утром вы мне покажете, где ее встретили, - сказал лейтенант.
- Сам хотел поискать, не получилось. А завтра мы вам и покажем, вокруг объездим и к Долгану заедем. - Аккет поднялся, давая знак пастухам расходиться.
Шел второй час ночи, пастухи давно разошлись по своим палаткам, а Сергеев не спал. Рассказ Аккета о беспризорной собачьей упряжке взбудоражил лейтенанта.
"Что же случилось? Почему нарта без каюра, перевернута? А Долган, оказывается, бензин не держал... Как он мог сгореть? Нет... Тут что-то не так... Никакой логики".
На второй день после отъезда Сергеева председатель рабкоопа позвонил начальнику РОВДа.
- Да ты что, Анатолий Петрович, сам молчал, кстати сказать, преступно молчал десять дней, а тут хочешь, чтобы мы тебе тотчас Самсонова с деньгами нашли, - услышал он басовитый голос майора. - Нет еще ничего от Сергеева.
- Может, Ивану Матвеевичу сообщить, - нерешительно спросил Волошин майора. - А то мужик он скорый, будут нам неприятности.
- Погодим еще денек. У Огородникова своих забот хватает. На завтра мне вертолет обещал начальник аэропорта. Полетаем поищем. Да и лейтенант, я думаю, вот-вот должен о себе заявить.
"Конечно, в первую очередь я виноват, - размышлял председатель, - дал указание Самсоновой деньги отправить нартой. А потом десять дней ждал, никому не сообщал про Самсонова. А главное, ничего не знают в райкоме. Что теперь скажет секретарь? И чего я действительно молчал? Уже через неделю было ясно, что с Самсоновым что-то случилось".
Но Волошин ошибался. Секретарь райкома уже знал о том, что потерялся Самсонов. Он сам позвонил председателю и пригласил его к себе. "Таки доложил, - подумал Волошин про майора. - И он, конечно, прав. Чего бы мне неделю назад не заявить про Самсонова".
Когда председатель открыл обитую красным дерматином дверь кабинета Огородникова, он увидел начальника райотдела, заведующего больницей хирурга Анисимова, прокурора и заведующего отделением Госбанка. Иван Матвеевич кивнул в знак приветствия Волошину и показал на стул поближе к столу.
"Даже прокурора пригласил, - думал председатель, усаживаясь на стул. - Видно, что-то выяснили".
- Это правда, Анатолий Петрович? - Секретарь внимательно посмотрел на Волошина.
- Что?
- То, что говорят мне товарищи, - Огородников кивнул на присутствующих.
- Да... Пропал Самсонов с деньгами...
Секретарь на минутку задумался, медленно постукивая карандашом о стол, а потом посмотрел на присутствующих.
- А вы знаете, что это ЧП на всю область? Человек пропал, а я узнаю об этом в последнюю минуту.
- Лейтенант Сергеев два дня как уехал на поиски Самсонова, - сказал майор. - И завтра...
- Милые вы мои, вы же знаете, что у нас за территории - необозримая тундра. А вы послали лейтенанта и успокоились. Тишь, гладь да божья благодать. Так получается? Две недели, как пропал человек, а на розыск мы одного Сергеева послали? Я против лейтенанта ничего не имею. Парень он молодой, энергичный, но, я повторяю, он один. Давно надо было весь район на ноги поставить. Удивляюсь вашей беспечности.
- Но ведь пурга бушевала, белого света не видно было, - сказал Волошин.
- Погода уже неделю, как наладилась. - Секретарь сердито посмотрел на председателя.
- На завтра обещал мне аэропорт вертолет выделить. Раньше не было. Будем искать, - сказал майор.
- Вот это лучше. А то, как в джек-лондоновские времена, один человек на собачьей упряжке розыск ведет. Нашли Шерлока Холмса! Смешно даже.
- А вы, Аркадий Николаевич, - обратился секретарь к заведующему больницей, - с этим вертолетом врача направьте. Дорофеевская оленеводческая бригада находится где-то по пути. Так что там у Аккета стряслось?
- Дочь пастуха звонила, - сказал хирург. - Что-то на охоте с отцом случилось. Нужна медицинская помощь.
- Вот этим вертолетом и вывезут его.
Лейтенант проснулся от легкого прикосновения руки Аретагина.
- Уже утро? - спросил он и резким, пружинистым движением вскочил на ноги. "Какая тяжелая голова, будто чугунная".
- Светает. - Аретагин наблюдал за Сергеевым. Тот делал приседания, махал руками. - Утренняя физзарядка?
- Привычка. После нее бодрей себя чувствуешь.
- Аккет уже запряг оленей. Чай попьем и поедем. Наши собачки тоже готовы, - сказал Аретагин и, чтобы не мешать лейтенанту, вышел.
Сергеев, размявшись, почувствовал легкость во всем теле.
- Пора чай пить и ехать. - В палатку заглянул Аккет. - Пока до места доедем, светло будет.
Позавтракав медвежатиной и выпив горячего чаю, они отправились в тундру. Было ясно и морозно.
Нарта Аккета вырвалась далеко вперед. Сергеев сидел с бригадиром. Ему было интересно проехать на оленьей упряжке, раньше не доводилось. Следом мчалась нарта двух молодых пастухов, они вызвались помочь лейтенанту. А за ними, далеко отстав, на собачьей упряжке ехал Аретагин.
- Хорошо бегут, - кивнул на оленей Сергеев.
- Молодые, самые сильные. Сам обучил, - горделиво сказал Аккет и махнул хореем: - Ах! Ги-ги-ги-и! Ах!
Лейтенант смотрел, как мелькают в воздухе сильные лохматые копыта оленей, как отлетают в стороны комья снега, и думал о том, что они, видно, не с того конца начали. "Ну найдем следы собачьей упряжки. Куда они приведут? А если собаки бегали уже несколько дней? Можно ездить по их следу сколько угодно, и все без пользы. Пожалуй, надо начинать с Долгановой избушки. Она только вчера сгорела. Там, возле нее, есть какие-то следы. Может, они имеют отношение к пожару? Если бы вчера на два-три часа пораньше приехать..."
- Правь, Аккет, к избушке Долгана. Начнем поиск от нее, - попросил лейтенант пастуха.
- Ги-ги-ги-и! Ах! Ах!
Нарта дернулась влево, и Сергеев чуть было не свалился в снег.
"Третий день ношусь по тундре, а толку никакого. Но собачья упряжка наверняка Самсонова. Придется голову поломать. Не так все просто, как казалось раньше", - размышлял Сергеев.
Еще издали заметили черное пятно пожарища. А рядом... Странно. На снегу лежал какой-то тюк. Откуда он взялся? Лейтенант смотрел на него и ничего не мог понять. Вчера его не было. Это хорошо помнил Сергеев.
- Человек! - выкрикнул Аккет и, подъехав к самому пожарищу, соскочил с нарты. - Долган!
- Мертвый? - кинулся к охотнику лейтенант.
- Наверное. - Аккет перевернул Долгана на спину. - Но он еще теплый, - бригадир засунул Долгану под кухлянку руку и ощупал его тело. - Смотрите кровь! - показал свои пальцы. - Ранен.
- Костер! Надо срочно разжигать костер и растирать Долгана спиртом. Быстрее! Давайте быстрее костер! - торопил Сергеев подъехавших пастухов. Он вытащил из портфеля бутылку спирта, которую возил на всякий случай, и протянул ее Аккету. "Если бы мы знали... Если бы не уехали вчера..."
Скоро горел костер. Положив Долгана на кухлянку у самого огня, Аккет с Аретагином стали растирать его спиртом. Однако Долган не подавал никаких признаков жизни.
- Видно, ничем ему теперь не поможешь, - опустив руки, сказал Аретагин и отошел в сторону.
- Ближе к огню. - Сергеев повернул Долгана спиной к огню и стал сильными, тренированными руками растирать грудь охотника.
"Откуда пришел Долган? Где он был вчера? Кто в него стрелял? Нужно все хорошо вокруг обследовать. Если бы мы знали", - думал Сергеев, изо всей силы массируя грудь охотника.
И тут раздался слабый, еле уловимый стон. Долган был живой.
...В тот день Долган так и не проверил свои ловушки. Он ходил словно пришибленный, все валилось у него из рук.
"Надо уходить отсюда, - думал охотник, - поправлю нарту, упряжь и уеду". Собравшись накормить собак, он внес в избушку найденный мешок. Развязал шнурок, запустил руку в мешок и вытащил... пачку денег. В мешке были деньги, много денег.
- Ух, - его даже в холодный пот бросило. Вытряхнул из мешка на пол кучу денег. Такого сокровища охотник сроду не видывал.
"Куда мне столько?" - Он брал по одной пачке с пола, рассматривал ее и клал на стол. Считал их. И скоро так увлекся этим занятием, что и про собак забыл. Возня с деньгами доставляла ему удовольствие.
"Какой же я теперь богатый!"
И враз пришел в себя, когда среди пачек денег увидел бумажку. Это был сопроводительный документ, в котором Долган прочитал, что деньги - выручка магазина. Сверху стояла фамилия завмага - Самсонова Л. Г.
"Как же я сразу не узнал собачек? Это же Самсонова упряжка. Такой хороший был мужик, - засуетился, забегал по избушке. - Какой же я, однако, дурень, - говорил он, - голову потерял из-за денег, а собачки не кормлены, капканы не проверены".
Долган быстро собрал все деньги в мешок, завязал и тут же спрятал его под шкуры на нарах.
"Надо везти их назад в магазин. Как все плохо получилось". Хотел было запрягать нарту и ехать, но, поразмыслив, остановился. "Собачки голодные, слабые - не повезут. А там жена будет плакать, еще меня обвинит. Лучше в милицию, а там уж Самсоновой сообщат".
Выехал охотник только на следующее утро. Заметно светлел восток, иногда пробегал утренний ветерок. Холодно. Долган кутался в кухлянку, изредка покрикивал на собак. Удивительно, но собаки Самсонова как-то быстро признали в нем хозяина. Правда, Долган постарался и успел за это время трижды покормить их. Боялся перекормить голодных собак. Сначала сварил каши и дал немного, потом через два часа отдал сваренную лисицу, которую берег для прикормки соболей. А уже ночью дал по куску юколы.
Собаки бежали прытко, и Долган был доволен собой. Уж кто-кто, а он знал толк в собаках. Сам всегда раньше держал свою упряжку. При такой езде он, пожалуй, к завтрашнему вечеру сможет доехать до райцентра. Сдаст деньги, кое-что закупит из продуктов и вернется назад. А потом подыщет новое место. Если бы найти напарника да выследить этого шатуна. Может, Аккета уговорить или Икорку. Он же поднял медведя.
Нарта прыгала на всех буграх, и Долган часто ощупывал мешок с деньгами - не потерял ли?
"Жалко Самсонова, - сожалел он. - Такой мужик погиб, а охотник какой!" И Долган вдруг почувствовал свою вину в гибели продавца. Сам боялся шатуна. Можно было его найти, убить, а не прятаться. Этот шатун, пожалуй, может еще бед натворить. А при воспоминании о деньгах его бросало в жар.
"Хотел присвоить чужие деньги, а на них кровь человека". И он стал сам себе противен.
Скоро совсем рассвело. Восток пылал пожаром - солнце силилось взобраться на снежную сопку. Уже несколько раз Долган соскакивал с нарты и долго бежал следом - грелся.
"Может, к Икорке заехать, мал-мал погреться, чаем заправиться?" размышлял охотник. Палатка соседа была по пути. Конечно, задерживаться у него он не будет. Собачек покормит, сам погреется. С голодухи собаки быстро устают, чаще отдыхать им надо.
"Узнаю, живой ли, - думал Долган. - Мало ли что может случиться, если где-то рядом хозяин тундры бродит".
Опарин спал, когда к нему подъехал Долган.
- Однако, спать любишь, - разбудив Егора, сказал Долган и осуждающе показал головой. - Я так не могу. Охотника, как и волка, ноги кормят.
- Амто, тумгутум! - приветствовал охотник коряка. - Молодец, что заехал, а я, знаешь, заскучал. Охота плохая, соболишки совсем не ловятся. План горит, заработок летит в трубу, - жаловался он Долгану.
1 2 3 4 5 6 7 8 9

загрузка...