ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Миссис Бистон. Тсс! (Береттелеграммы.)
Томми умолкает и садится, потому что в это время раздается голос диктора.
Голос диктора. Министерство иностранных дел опубликовало заявление о положении на Среднем Востоке… В Алжире французские войска ликвидировали банду мятежников… Ожидается повышение заработной платы рабочим авиационной промышленности… Саймон Кендл, известный художник, найден серьезно больным в маленькой гостинице в Скрупе… Вчера вечером в своей речи в Манчестере премьер-министр…
Томми (торжествующе, заглушая последние слова диктора).Вот о нем! Но кто им сказал, что это маленькая гостиница?
Миссис Бистон выключает приемник. В дверях появляется сиделка Петтон, в пальто и с маленьким чемоданом. Это рассудительная, волевая сорокалетняя женщина; присущая ей профессиональная назойливость не должна превращать ее просто в комический персонаж.
Сиделка Петтон (скороговоркой).Доброе утро. Я сиделка Петтон. Где больной?
Миссис Бистон. Я сейчас вас провожу, сестра. Как хорошо, что вы пришли, а то я не знаю, что ему давать на завтрак.
Сиделка Петтон. Я сама все сделаю. А теперь…
Миссис Бистон бросает телеграммы на стол и уходит сделкой. Томми принимается за еду, но не может удержать от того, чтобы с благоговением не потрогать пачку телеграмм. Звонок в дверь. Томми открывает и видит молодого репортера в плаще и сдвинутой на затылок шляпе.
Молодой репортер. Я из редакции «Берггул пост». Как здоровье мистера Кендла? Нельзя ли поговорить с ним?
Томми (которому все происходящее доставляет огромное удовольствие).Погодите-ка немного, приятель. Вы, правда, первый, но это вам ничего не даст. Держу пари – вскорости сюда репортеров понаедет видимо-невидимо.
Комната Кендла. Он проснулся. Сиделка Петтон сняла пальто и приступает к своим обязанностям.
Сиделка Петтон. Вот я и пришла. Ну, как мы себя чувствуем сегодня утром?
Кендл. Я не знаю, как вы себя чувствуете, а я чувствую себя так, будто меня разорвали на части, потом кое-как собрали и связали ржавой проволокой…
Сиделка Петтон (взбивает подушки и оправляет простыни).Ну-ну, нам не стоит так уж себя жалеть…
Кендл. Ерунда! В жизни только одно удовольствие и осталось – немного пожалеть самого себя…
Сиделка Петтон. Как насчет чашки горячего чая и ломтика поджаренного хлеба? А потом я подготовлю вас к приходу доктора.
Кендл. Мы уходим такими же, как пришли: наследим, напачкаем, а потом умоемся, и – какой милый беби, какой чистенький старикашка! Ну что ж, давайте.
Сиделка Петтон выходит.
(Оставшись один, с усилием приподнимает голову и с явным недовольством оглядывает комнату. Пытается достать отвратительный календарь с картинкой. Потом останавливается. Ясно, что он хочет что-то вспомнить.)Что-то… что-то очень важное… но что, что?
Стук в дверь. В комнату заглядывает ухмыляющийся Томми.
Томми. Как вы себя чувствуете? Вы меня помните? Я – Томми.
Кендл (улыбаясь).Томми. Ты, кажется, единственное, что я еще помню. Мой друг Томми. Заходи, заходи.
Томми, ухмыляясь, входит в комнату и осторожно прикрывает дверь. Кендл с видом заговорщика жестом подзывает его к себе.
Томми. О вас во всех газетах написано – хотите посмотреть?
Кендл. Спасибо. Нет, не хочу. Послушай, Томми, как тебе нравится моя сиделка?
Томми. Боюсь я их, этих женщин, мистер Кендл.
Кендл. Я тоже, Томми. Ты, когда узнаешь, что ее здесь нет, сразу заходи – вот как сейчас. Ведь может случиться, что ты сумеешь сделать для меня то, чего она не сумеет или не захочет, а?
Томми радостно кивает и улыбается.
Я старше тебя, Томми, но ты тоже не маленький.
Томми (торжествующе).Да, я куда старше, чем они тут думают…
Кендл. Ну вот мы с тобой оба вредные, хитрющие старики… Мы наивные, простодушные старики, и мы должны помогать друг другу, Томми, не то они нас одолеют. А теперь достань-ка из внутреннего кармана пальто мой бумажник…
Томми (с видом бывалого конспиратора идет за бумажником, не переставая разговаривать).Я вам скажу, мистер Кендл, тут из-за вас такое будет! Газеты. Радио. Телеграммы. Из редакций валят…
Кендл. Вот потому-то мне и нужен союзник, друг. (Берет бумажник, вынимает две или три фунтовые ассигнации.)Возьми эти деньги, Томми, может быть, мне нужно будет что-нибудь купить. Если же мне ничего не понадобится, оставишь деньги себе.
Томми. Большое спасибо, мистер Кендл. Но если нужно сделать что-то серьезное, я не подойду – у меня смекалки не хватит. Здесь вам может помочь только Стэн.
Кендл. Кто это – Стэн?
Томми. Стэн Бистон – сын здешних хозяев. Он инженер, и у него хорошее место, только он не живет дома – не поладил с отцом. Но его нельзя осуждать…
Кендл. А я и не осуждаю. Я тоже не ладил со своим отцом. А мой сын не ладит со мной.
Томми. Ну, я ручаюсь, что нрав у вас не такой крутой, как у Джорджа Бистона. Он служил в полиции – и даже для них оказался слишком свиреп. Но Стэн навещает мать – он ей дороже всего на свете. Она славная женщина, миссис Бистон.
Кендл. Разумеется. Но единственный, на кого можно положиться, если нужна будет помощь, – это Стэн. Так, что ли? Ловкий парень, да?
Входит сиделка Петтон с подносом и с негодованием смотрит на Томми.
Сиделка Петтон. (возмущенно).Ну, знаете ли…
Томми (поспешно).Я не забуду, что вы сказали насчет вторника, мистер Кендл. (Торопливо выходит)
Сиделка Петтон. О чем это он говорит? (Ставит перед Кендлом поднос)
Кендл. Не знаю. И он не знает. Он должен был что-нибудь сказать. Он вас боится. И я тоже.
Сиделка Петтон. С каких это пор? Теперь завтракайте. Сейчас придет доктор.
Бистон – внизу, у телефона.
Бистон (сердито).Нет, не можем. Вы что думаете – здесь «Савой»? (Нажимает на рычаг, потом набирает номер.)Коммутатор?… Говорит «Рейлвэй армз» – Скруп, двести двадцать восемь… Да, не сомневаюсь, что этот номер вам знаком. Ну так я выключаю телефон – на сегодня с меня хватит. (Кладет трубку. Замечает доктора Эджа, который только что приехал. Смотрит на него.)
Доктор Эдж. Уже за работой?
Бистон. Вашими стараниями.
Доктор Эдж. С таким характером – и держите гостиницу, приятель! Наймитесь ночным сторожем, тогда вам не придется на каждом шагу встречаться с людьми… (Поднимается наверх.)
Бистон. Да, это как раз по мне. С большинством людей не стоит встречаться. А уж прислуживать им…
Голос миссис Бистон (возбужденный).А, доктор Эдж, сиделка уже здесь, она только что отнесла ему слабого чаю.
Бистон сталкивается с молодым репортером, которого мы видели раньше; теперь тот с двумя коллегами.
Бистон (грубо).Чего вам нужно? Вы же знаете, что у нас еще закрыто.
Молодой репортер. Мы – представители прессы. Что сказал доктор?
Бистон. Посоветовал мне пойти в ночные сторожа. Я бы так и сделал, если бы им удвоили жалованье.
Молодой репортер. Что вы чувствуете, имея в своем заведении больного, который так знаменит?
Бистон. Чувствую, что мне задают идиотские вопросы. (Кричит)Томми, Томми! (Уходит)
Голос Бистона. Полезай в погреб…
Молодой репортер (угрюмо, двум другим).Я позавтракал в шесть, и, если нам удастся получить здесь ленч, мы можем считать себя счастливчиками. Ну и жизнь! (Замечает телефон.)Хэлло! Телефон выключен… (Включает телефон, и сразу же раздается звонок)Да?… Да… Нет, но я могу передать… Сэр Джеффри Брок, врач-консультант, уже выехал? Хорошо, надеюсь, он захватил с собой постель и завтрак. (Кладет трубку; коллегам.)Слыхали, ребята? Сэр Джеффри Брок.
Один из репортеров. Это один из букингемских придворных докторов. Сенсационный материал.
Снова звонит телефон.
Молодой репортер (бросается к трубке, отталкивая двух других).Как его самочувствие? Послушайте… Скажите… Мы только представители прессы… (Двум другим, после того как положил трубку, раздраженно.)Как его самочувствие?!
Комната наверху. Доктор Эдж, по-видимому, только что осмотрел Кендла.
Доктор Эдж (после некоторого колебания, сиделке).Хорошо, сестра. Отнесите этот поднос вниз и выпейте чаю. Подождите меня там, я должен вам кое-что сказать.
Сиделка Петтон уходит.
Вы, мистер Кендл, вероятно, захотите услышать еще чье-нибудь мнение…
Кендл (с насмешливой улыбкой).Я? Я еще и вашего мнения не спрашивал.
Доктор Эдж. Я всего лишь местный врач, по горло увязший в работе…
Кендл. Я очень вам обязан за все, что вы вчера ночью для меня сделали, поэтому, если вам от этого станет легче, можете мне сказать, что со мной. А если вы предпочитаете не рассказывать, тогда не надо. Но я скажу вам вот что. Я чувствую, мое время уходит, как песок из лопнувшего мешка. Часть моего «я» уходит – не в какой-то другой мир, но в наш, земной, на много лет назад. Сейчас я здесь, а в следующее мгновение – я уже вижу перед собой ряд тополей или темный пруд, заросший лилиями, на которые я глядел последний раз, когда вас еще не было на свете. Почему далекое прошлое становится таким близким, когда мы стареем?
Доктор Эдж. Не знаю.
Кендл. Сказано по-мужски. Так что со мной?
Доктор Эдж. Одностороннее воспаление легких, по-моему. Усталое сердце. Истощение нервной системы.
Кендл. Да-да. Вы сообщаете бедняку, что у него не так уж много денег…
Доктор Эдж. Ну так вот, мистер Кендл. У вас мало сил для борьбы с болезнью, и вы не должны попусту их тратить. Никаких волнений. Никаких эмоций. Может быть, мне следовало бы помалкивать относительно вашего пребывания здесь, но я не могу брать на себя такую ответственность. Ваши родные и друзья должны узнать…
Кендл. Моя жена давно умерла, но мой сын и моя дочь и, вероятно, его дочь и ее сын, двое моих внуков, сейчас уже в пути…
Доктор Эдж. Я обязан предупредить их: никаких сцен, никаких волнений.
Кендл. Попытайтесь. Но мой сын – преуспевающий делец, и на него произведет впечатление только диагноз преуспевающего дельца от медицины…
Доктор Эдж. Найдется и такой. Я побился об заклад с женой, что это будет Джеффри Брок.
Кендл. Моя дочь Гермиона, бедная девочка, – она испытала все. А теперь стала истеричкой и слишком много пьет. У меня взгляды весьма либеральные, так что уж если я говорю «слишком много», значит, так оно и есть. Ее сын и моя внучка Фелисити… Ну, это не имеет значения. Но будут и другие посетители – такие, для которых я не человек, а собственность. Я Должен стать достоянием нации, чтоб они водили ко Мне экскурсии – два шиллинга за вход. К тому же мне принадлежит немало ценностей, и кое-кому из этих молодчиков было бы очень выгодно, если бы меня признали психически больным…
Доктор Эдж. Ну, это вам не угрожает. Что же вы сделали вчера, мистер Кендл? Убежали от них?
Кендл (вспоминает).Ну конечно! Разумеется, убежал. Скрылся. Единственное, что оставалось. Я… куда-то ехал… Что-то с собой взял… (Счастлив, что ему удалось вспомнить.)Ну конечно. А теперь, доктор, я хочу попросить вас об одном маленьком одолжении. Ни о чем серьезном я не могу вас просить, потому что вы очень заняты… со своими бесчисленными пациентами, которые болеют сейчас, когда о людях так заботятся и все так счастливы. Совсем небольшое одолжение.
Доктор Эдж. Да?
Кендл. Как же его зовут?… Тед? Боб? Берт? Что-то в этом роде. Ден? Нет. Стэн – вот как. Скажите женщине внизу или моему другу, этому коротышке Томми, что, когда придет Стэн, я должен поговорить с ним. Это очень важно…
Доктор Эдж. Хорошо. Но не волнуйтесь…
Кендл. Мне сразу стало легче, как только я вспомнил то, что так долго не мог вспомнить. Доктор, там, на дне моего чемодана, вы найдете угольный карандаш, а если вы мне его не дадите, я сам его достану, как только вы уйдете. И еще я хочу снять со стены это уродство. Я знаю – это чужая собственность, но подобных вещей не должно быть ни у кого. Вот так, я вам очень благодарен…
Доктор Эдж (достает карандаш, снимает календарь и передает его и карандаш Кендлу).Я зайду сегодня вечером.
Кендл. Не забудьте передать насчет юноши по имени Ден.
Доктор Эдж. Вы сказали – Стэн…
Кендл. Совершенно правильно – Стэн. (Собирается рисовать на календаре.)
Доктор Эдж. Не забуду. (В дверях.)Что бы вы хотели поесть?
Кендл (иронически).О! Дайте подумать… Антрекот с зеленым салатом, немножко выдержанного бри, полбутылки рислинга к первому и бутылку шамберти к антрекоту…
Доктор Эдж.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...