ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ладно, передавай Катьке привет. Пусть выздоравливает…
В последний вечер безоблачной счастливой недели они снова устроились на веранде под резными виноградными листьями. И снова, поедая сочный шашлык под сухое красное вино, слушали русские романсы. И снова глаза ЕЕ наполнялись слезами, когда самозабвенно звучали слова «Не пробуждай воспоминаний…»
Как и в первый день, девушка захотела отблагодарить певца. Подойдя, положила в кепку крупную купюру и удалилась под руку с импозантным кавалером.
Затем была сумасшедшая ночь, в течение которой они почти не смыкали глаз… А ранним утром следующего дня черный БМВ уже мчался на северо-восток к тому полустанку, где стартовало их славное романтическое приключение.
Они долго стояли под открытой тамбурной дверью. Не обращая внимания на торопившего проводника, на любопытные взгляды из больших пыльных окон купейного вагона, влюбленная пара прощалась. Позабыв о всякой осторожности, о том, что в вагоне могут оказаться знакомые, они нежно обнимали друг друга и никак не хотели прерывать последнего упоительного поцелуя.
Они прощались так, словно виделись в последний раз. Лишь заслышав гудок и нараставший шум колес, он помог ЕЙ запрыгнуть на ступеньки, подал сумку и стоял с поднятой рукой, пока не скрылся из виду последний вагон…
План № 2
— Неужели вам так не терпится? — едва скрывая ухмылку, спросил детектив — рослый мужчина с военной выправкой.
— А вы как думаете? Я же заплатил немалые деньги за эту информацию!.. — удивленно молвил толстяк, присаживаясь напротив.
— Даже независимо от результатов?
Упоминание о результатах расследования подействовало отрезвляюще. Но не на долго. Вперив беспокойный взгляд в пакет с фотографиями, муж-ревнивец напрягся, покраснел, нервно промокнул платком лоб и… не выдержал:
— Я готов ко всему! Выкладывайте…
Директор частного детективного агентства вынул пачку свеженьких фотоснимков и протянул их заказчику.
— Что ж, тогда не обессудьте. Здесь ваша жена представлена в весьма… в общем, любуйтесь сами, — вздохнул он, откинувшись в кресле и доставая из пачки сигарету.
Полный мужчина — один из совладельцев южной нефтяной компании, принялся изучать фотографии. По мере того, как таяла стопка снимков, лицо его постепенно приобретало багровый оттенок, руки начинали вибрировать.
— Как она могла?.. — цедил он сквозь плотно сжатые пухлые губы. — Я ж никогда, ни в чем не отказывал… Я ж… Я ж расчленю ее за это, паскуду…
— А вот этого я вам, как юрист делать не советую, — небрежно вставил собеседник, выпуская к потолку тонкую струю табачного дыма.
— Вам, Александр Робертович, легко рассуждать. Вы — человек посторонний для моей семьи. А если б ваша жена вот так же!.. Как бы вы на то посмотрели?.. Полюбуйтесь, что она вытворяет!! Да меня любой суд оправдает!..
Посетитель одну за другой швырял на стол фотографии. На самых безобидных обнаженная супруга безмятежно спала, раскидавшись на огромной квадратной кровати. С других — похотливо улыбалась, возлегала на том же ложе в обнимку с мужчиной, лица которого, по странной закономерности, ни на одном снимке видно не было. На самых вызывающих — чувственно отдавалась ему в немыслимых позах.
— Ну, во-первых, я закоренелый холостяк. А во-вторых, увы — я уже все это видел, — равнодушно поведал детектив чистейшую правду.
Во время первого визита, состоявшегося три недели назад, господин магнат местной нефтяной промышленности выглядел вальяжным и весьма самоуверенным субъектом. Теперь от нагловатой спесивости не осталось и следа. Однако жалости Барклай не испытывал. Человеческая трагедия, происходящая в эту минуту на его глазах, была частью рутинной, повседневной работы.
— А вот сюда!.. Сюда посмотрите!! — плохо соображая, прохрипел обманутый супруг.
Детектив коротко взглянул на скользивший по полированной столешнице отпечаток и успокаивающе бросил:
— Тут не разобрать — нечеткий снимок. Можно ошибиться…
— Не четкий?! — зловеще повторил толстяк. — Это для вас, может быть, не четкий! А я совершенно четко понимаю, ЧТО она тут выделывает с членом этого мужика! Кстати… — подозрительно глянул он на исполнителя, — а как вы умудрились запечатлеть… все это?
— В том и заключается профессионализм сотрудников нашей фирмы, — уклончиво пожал тот плечами.
— Нет, позвольте! мне все-таки интересно. Я как бы… имею право знать…
Директор агентства вздохнул — препирательства с осатаневшими от злобы рогоносцами, как правило, благих перспектив не имели. Он дотянулся до приоткрытого сейфа и положил на стол цифровую фотокамеру.
— Все снимки сделаны со стороны окна. Не так ли?
Мужик боднул воздух взмокшей головой.
— Так вот… У этой штуковины очень сильная цейсовская оптика. С ее помощью я сейчас легко сфотографирую происходящее в доме напротив. Хотите? Можем поэкспериментировать…
— Ладно. Верю. У вас… выпить найдется?
— Разумеется.
Хозяин кабинета затушил в пепельнице сигарету и распорядился по внутреннему телефону. Вскоре молоденькая секретарша принесла поднос с бутылкой хорошего коньяка, двумя «тумблерами» и тарелочкой с тонко нарезанным лимоном.
Барклай плеснул в бокалы спиртное, подхватил свой и кивком предложил клиенту присоединиться.
— Да и убедитесь, кстати, что память фотоаппарата полностью очищена, — сказал он, одним глотком влив в себя алкоголь. — Никаких компроматов мы в архивах не храним — это незыблемое правило.
Визави хлопнул по директорскому столу пустой стеклянной посудиной, крякнул и, нахмурив лоб, мрачно полюбопытствовал:
— Последний вопрос. Кто это с ней… так ловко забавлялся?
— Хм… Извините, но получение данной информации контрактом не оговаривалось.
— Я заплачу. В долгу не останусь.
— Зачем вам это?
— Просто… Интересно, на кого она меня променяла.
Александр Робертович для порядку помялся, затем отлепил от стопки бумажный квадратик и, быстро написав на нем четырехзначное число, показал бизнесмену.
Скривившись, тот безропотно полез в карман. Пока трясущиеся потные пальцы отсчитывали зеленоватые сотки, листочек с указанной суммой успел сгореть в пепельнице.
— Много наличности с собой не ношу, — виновато пояснил толстяк, протягивая тонкую пачку банкнот, — здесь ровно половина. Остальное пришлю вам с охранником вечером. Договорились?
— Что с вами делать?.. — соглашаясь на отсрочку и пряча в карман аванс, приглушенно молвил детектив. — Запоминайте, ибо подобная информация в письменном виде моим агентством не выдается,
И следом назвал фамилию давнего конкурента — директора аналогичной сыскной фирмы.
КОНКУРЕНТ в виду своего наглого поведения давно напрашивался на серьезные контрмеры. КОНКУРЕНТ провел похожую неделю с любовницей в том же приморском городке. План № 2, способный на долго выбить КОНКУРЕНТА из седла, давно и тщательно прорабатывался Барклаем…
Да, он был по-настоящему талантлив. Высочайший профи — так отзывались о Барклае бывшие однокашники и сослуживцы. Примерно такие же лестные оценки выдавали и многие клиенты, коим приходилось изредка обращаться к нему за помощью.
План № 3
ОНА сидела за столом в гостиной и, уткнув в ладони мокрое лицо, безудержно рыдала. Наполовину оторванный рукав легкого батистового халатика обнажил ЕЕ плечо, под локотком лежал смятый платок…
Перед глазами все еще маячила перекошенная от злобы, изрыгающая страшные ругательства, физиономия мужа. Лишь полчаса назад в их огромной квартире отгремел грандиозный скандал, оглушительно хлопнула входная дверь — разъяренный муж уехал в офис. Уехал, но пообещал, что вечером разговор продолжится.
Разговор…
Это он называет разговором!..
Он никогда ЕЕ не слушал, никогда не понимал, не говорил об их отношениях. Давно не упоминал о детях, которых, скорее всего, не будет. Он даже не попытался осмыслить, почему ОНА решилась на подобный шаг, и какое нечеловеческое отчаяние толкнуло на преступление…
Сегодня муж впервые ударил ЕЕ; и швырнул на диван подобно негодному, приблудному щенку. Потом, выкрикивая ужасные слова, пинал стулья, бил в столовой дорогую посуду. Кажется, возился у плиты и что-то делал. Должно быть, готовил себе кофе, пил который редко — в моменты крайнего волнения. А после, вспомнив о ЕЕ нищенском существовании до замужества, сызнова влетел в гостиную. С кухонным ножом для разделки мяса…
В ту секунду ОНА с равнодушным бессилием прикрыла глаза и попрощалась с жизнью. Да разве этот подонок решится на такой ПОСТУПОК? Он обыкновенный трус, способный бить, причиняя боль только слабым!
Не глядя, ОНА нашла ладонью скомканный платок, промокнула глаза, осторожно потрогала пальчиками розовую припухлость на щеке, всхлипнула в последний раз. Поднявшись, неверной походкой — покачиваясь, прошла на кухню. Отыскала тот самый нож, с которым взбешенный супруг носился вокруг НЕЕ. Аккуратно поместила его в целлофановый пакетик…
На большом балконе, залитым беспечным солнечным светом, ОНА судорожно вдохнула свежий воздух, поправила висевший клок рукава, зажмурилась, глядя в бело-голубую высь. Перегнувшись через широкие перила округлого витиеватого парапета, равнодушно посмотрела на верхушки деревьев, часто стоявших внизу, в широком зеленом газоне. Прозрачный пакетик с блестевшим лезвием ножа полетел вниз и с тихим шелестом увяз где-то в густой траве.
Кажется, ЕЙ стало легче, оттого, что супруг боле отыщет эту вещицу с острым, страшным лезвием. Повернувшись, ОНА покинула балкон и не заметила, как чья-то тень отделилась от ствола ближайшего дерева; как, нагнувшись, тень нашла в траве упавший сверху пакет…
* * *
Звонок в дверь заставил вздрогнуть. Этим вечером Барклай никого не ждал; любовных и деловых встреч не назначал.
— Кто? — настороженно спросил он, подойдя к массивной металлической двери.
— Вам просили кое-что передать, — послышался снаружи приятный мужской баритон.
«Ах, черт, конечно!.. Должны принесли оставшуюся часть суммы от злобного рогатого козла!.. — осенила догадка. — Совсем про него забыл. Старею…»
Дверь мягко отварилась. В образовавшийся проем с нахальной бесцеремонностью шагнул худощавый молодой человек, лицо которого на миг показалось знакомым. На ходу правая рука его, зачем-то облаченная в перчатку, вынырнула из-за спины. В сжатом черном кулаке что-то зловеще блеснуло.
Острая боль молнией прожгла левый бок. Барклай растерянно попятился, схватившись ладонью за подреберье, да нападавший с беспощадным равнодушием не отставал, продолжая наносить длинным ножом резкие сильные удары…
* * *
ОНА ни разу не навестила мужа за те полгода, что тому довелось томиться в следственном изоляторе, покуда шло разбирательство дела. Быстро оформив развод, без сожаления продала все то, что причиталось ЕЙ после раздела имущества, напрочь обчистила мужнин сейф с немалой наличностью и навсегда исчезла в неизвестном направлении…
Говорят, ЕЕ случайно видели в маленьком приморском городке, где ОНА, вроде бы, купила дорогой особняк и живет в роскоши с каким-то давним дружком — сухощавым высоким молодым человеком — музыкантом и певцом, бесподобным исполнителем старинных русских романсов.
А бывший супруг и по сей день отбывает немалый срок.
Похудевший и постаревший нефтяной магнат, в одночасье лишившийся всего, до сих пор не может взять в толк, откуда в ящике его стола взялась фотография, на которой бывшая жена с сияющим от счастья лицом обнимает спящего на широкой кровати голого Барклая. Снимок был изъят следаками при обыске и послужил одним из главных доказательств мотива преступления на почве ревности… Не понимал он так же, почему на ноже — орудие убийства, оказались отпечатки его пальцев…
В зоне, от всех свалившихся бед, от тоскливой обиды на судьбу, он стал жутко религиозным — не пропускал ни единой службы в маленькой церквушке, возведенной зэками с разрешения администрации на самом краю широко плаца.
А на Барклая он давно зла не держал. Чего на мертвых-то пенять?..
Грех это. Большой грех!..
Февраль 2006 г.

1 2
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...