ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

БУКОЛИКА
Купаясь в ярких лучах далекого солнца, лес жил и дышал. Он уже улавливал
присутствие космического корабля, только что пронзившего легкую дымку
верхних слоев атмосферы, но извечная ненависть леса ко всему чужому еще не
успела проявиться в тревоге.
На площади в тысячи квадратных километров переплелись его корни, образуя
единую подземную сеть, вершины бесчисленных деревьев беспечно покачивались
под легкими прикосновениями лениво ласкающего их бриза. Дальше, простираясь
через холмы и горы, вдоль побережья бескрайнего моря поднимались другие
леса, такие же огромные, как первый.
Восстанавливая в памяти самые древние события, след которых еще не
полностью стерся, лес вспомнил, что однажды уже отстаивал свою территорию
от какой-то неясной опасности. Постепенно он улавливал характер этой угрозы
- она тоже была связана с космическим кораблем, похожим на тот, что сейчас
спускался с неба. Лес был не в состоянии отчетливо вспомни 1Ь, каким
образом он добился тогда победы, но в том, что ему пришлось сражаться, был
уверен.
По мере того, как лес все полнее осознавал приближение несущегося в
розовато-сером небе корабля, его листва начала тихо нашептывать легенды об
ушедших в прошлое победных битвах. Его медленно текущие мысли неторопливо
распространялись по чувствительным каналам, и вот уже могучие ветви тысяч
деревьев затрепетали почти незаметно для глаза. Этот трепет, постепенно
охвативший все деревья, сопровождался легким шумом, породившим ощущение
напряженности. Вначале шум был почти неуловим, словно его вызвало легкое
дуновение пронесшегося над зеленой долиной ветерка, но мало-помалу он
усилился, расширился и захватил весь лес, который напрягся, дрожа от
ненависти и пристально следя за приближающимся кораблем,
Корабль, описывая дугообразную траекторию, быстро увеличивался в
размерах. Теперь, когда он был совсем низко, его скорость и размеры
оказались гораздо более впечатляющими, чем представлялось лесу вначале.
Корабль угрожающе спланировал над лесом, затем опустился еще ниже, не
заботясь о том, что он уже задевал вершины деревьев. Затрещали ветви,
вспыхнули тонкие побеги; могучие деревья были сметены страшным вихрем,
словно ничтожные былинки, бессильные и невесомые. Корабль продолжал спуск,
пробивая себе путь через стонущий и ревущий лес. Он приземлился, тяжело
продавив под собой почву, в нескольких километрах от того места, где
коснулся первой вершины. Позади осталась уродливая просека, заваленная
трепещущими останками сломанных деревьев. Этот длинный прямой путь
разрушения отчетливо выделялся на фоне зеленого лесного массива. И лес
внезапно вспомнил, что все происходящее сейчас было лишь повторением
прошлого.
Лес немедленно приступил к отторжению поврежденных участков. Он оттянул
из искалеченных деревьев все соки, и дрожь листвы на пострадавшей
территории прекратилась. Позже он направит сюда молодые побеги, чтобы
восстановить утраченное, но сейчас он принимал поразившую его частичную
смерть, смиряясь со случившимся, и чувствовал при этом страх, страх с
примесью гнева. Ему приходилось терпеть присутствие этого пришельца,
лежавшего на его раздавленных стволах, на еще продолжавшей жить части его
тела. Он ощущал холод прочной стальной оболочки корабля, и по мере того,
как рос страх, нарастал и гнев.
Шепот памяти распространился по его чувствительным каналам. Подожди
немного, говорила она, где-то в моих недрах должно было сохраниться
воспоминание о тех временах, когда прилетели другие корабли, похожие на
этот. Однако прошлое отказывалось проясняться. Напряженный, но еще не до
конца уверенный в себе, лес приготовился к первой атаке. Он начал расти
вокруг корабля.
Давно, очень давно он осознал свою невероятную способность к росту. Это
было в те времена, когда он еще не занимал столь обширную площадь, как
сейчас. Однажды он заметил, что вскоре соприкоснется с другим лесом,
подобным ему. Две растущие массы деревьев, два гиганта на бесконечно
ветвящихся корнях медленно, осторожно приблизились друг к другу, испытывая
взаимное восхищение, но не теряя бдительности, удивленные тем, что рядом
могло существовать еще что-то, такое же живое. Оба леса сошлись, коснулись
друг друга... и началось сражение, длившееся много лет.
Во время этой затянувшейся битвы в центральной части леса практически
прекратился любой рост. Деревья перестали выпускать новые ветви, листья,
подчинившись суровой необходимости, стали более жесткими и приобрели
способность выполнять свои функции на протяжении гораздо более длительного,
чем обычно, периода. Даже корни развивались замедленно - все силы леса были
отданы наступлению и обороне. За одну ночь вырастали настоящие стены из
деревьев. Огромные корни, вертикально углубившись в почву, прокладывали
затем горизонтальные галереи длиной во много километров. Пробиваясь через
скальные породы и руды металлов, они создавали живые стены, стараясь
преградить путь вторжению растительности противника. На поверхности живые
барьеры разрастались настолько, что на протяжении десятков километров
стволы стояли почт вплотную друг к другу.
На этой стадии великая битва в конце концов утихла. Каждый из противников
признал непреодолимыми воздвигнутые врагом препятствия.
Значительно позже лес принудил к такому же статус-кво еще один лес,
атаковавший его на другом фронте.
Образовавшиеся при этом границы вскоре стали для леса такими же
естественными преградами, как простирающееся на юге безбрежное море или как
леденящий холод, господствующий круглый год на заснеженных вершинах гор.
Как во время сражений с другими лесами, лес бросил против вторгшегося в
его владения пришельца все свои силы. Его деревья тянулись к небу со
скоростью метра в минуту. Ползучие растения тут же карабкались по ним и
перебрасывали гибкие висячие мостики через корабль. Вскоре неудержимый
поток растительности хлынул на металл корабля, переплеснулся через него и
соединился с деревьями на другой стороне. Корни деревьев глубоко проникли в
земные недра и укрепились в твердых породах, более прочных, чем любой
когда-либо построенный корабль. Деревья достигли невероятной толщины, лианы
превратились в чудовищные тросы. Когда дневной свет сменился сумерками,
корабль уже был погребен под тысячетонной массой растительности, настолько
плотной, что его даже нельзя было разглядеть.
Для леса настало время перейти к действиям, завершающим уничтожение
агрессора. Сразу же после прихода ночи под кораблем закопошились мельчайшие
корешки. Они были микроскопически малы и настолько тонки, что их диаметр у
окончания не превышал нескольких десятков атомов. Поэтому металлические
стенки корабля, казавшиеся твердыми и непроницаемыми, были для них почти
пустотой. Они без малейших усилий проникали в закаленную сталь.
В этот момент корабль неожиданно нанес ответный удар. Металл его стенок
начал разогреваться и быстро раскалился докрасна. Этого было достаточно -
микроскопические корешки мгновенно съежились и погибли. Находившиеся
поблизости более крупные корни начали медленно воспламеняться по мере того,
как до них доходил иссушающий жар.
На поверхности земли разразилась новая трагедия. Из сотен отверстий,
появившихся в корпусе корабля, вырвалось пламя. Сначала загорелись лианы,
затем огонь охватил деревья. Это не было похоже ни на вспышку
неконтролируемого пламени, ни на яростный лесной пожар, с неукротимым пылом
скачущий с дерева на дерево. Лес уже давно научился подавлять огонь,
возникающий после удара молнии или в результате самовозгорания - для этого
было достаточно направить к пораженным пожаром деревьям массу древесных
соков. Чем зеленее было дерево, чем богаче насыщено соками, тем труднее
было удержаться на нем огню.
Лес не сразу вспомнил, приходилось ли ему прежде бороться с огнем,
который так свирепствовал бы среди деревьев, сквозь потрескавшуюся
обожженную кору которых тут же проступала вязкая смолистая жидкость. Этот
огонь был совсем иным - не только пламя, но сама энергия. Огонь не нуждался
в питании древесиной, а жил благодаря содержащейся в нем силе.
В конце концов происходящие события вернули лесу его память. Картина
прошлого остро пронзила его существо, картина, не оставлявшая больше
никаких сомнений в том, чтб ему пришлось сделать когда-то, дабы избавить и
себя и всю планету от такого же вторжения.
Лес начал отступать от корабля. Он бросил нагромождения древесины и
листвы, с помощью которых пытался пленить это инородное тело. По мере того,
как драгоценные древесные соки возвращались к деревьям, образовавшим теперь
вторую линию обороны, пламя становилось все ярче, пожар разрастался,
освещая окрестности феерическим светом.
Прошло некоторое время, прежде чем лес понял, что испепеляющие все вокруг
лучи больше не извергаются кораблем, а окружавшие его огонь и дым
образуются при нормальном сгорании древесины. Это вполне соответствовало
тому, что лес вспомнил о давным-давно произошедших событиях.
В неистовой спешке, хотя и с едва сдерживаемым отвращением, он взялся за
то, что предоставляло ему единственную возможность избавиться от
пришельца,- теперь он прекрасно отдавал себе в этом отчет. Он спешил, так
как ему до ужаса было ясно, что порождаемое кораблем пламя могло уничтожить
целые леса; отвращение же было связано с тем, что этот способ обороны
неизбежно заставлял его страдать от ожогов, причиняемых энергией, ожогов,
лишь немного более слабых, чем те, которыми ранил его корабль.
Десятки, сотни тысяч корней устремились к отложениям горных пород и
рудным скоплениям, которых они старательно избегали со времени появления на
планете предыдущего корабля. Тем не менее, несмотря на необходимость
спешки, весь процесс сам по себе был очень медленным. Микроскопические
корешки, дрожащие от нетерпения, заставляли себя погружаться в скопления
руды на недосягаемых глубинах и с помощью сложного осмотического процесса
извлекали частички чистого металла из комплексной первичной руды. Эти
частички были почти такими же бесконечно малыми, как и корешки, проникшие
незадолго до того в стальные стенки корабля, и настолько легкими, что могли
свободно переноситься во взвешенном состоянии по лабиринту корней.
Вскоре тысячи, затем миллионы таких крупинок уже находились в движении в
бесчисленных каналах древесины. И хотя каждая сама по себе была ничтожно
малой, поверхность почвы, на которой они отлагались, постепенно засверкала
в отблесках умирающего пожара. К тому времени, когда над горизонтом
появилось солнце, сверкающий серебристый круг диаметром в несколько сот
метров окружал корабль.
Около полудня корабль снова ожил. Из многочисленных открывшихся люков
появились летающие механизмы. Они опустились на землю и начали собирать
беловатую пыль, безостановочно засасывая разверстыми пастями
воздухозаборников мелкие частички металла. Они работали с большой
осторожностью, но к тому времени, когда приблизился закат, ими уже было
собрано более двенадцати тонн тонкодисперсного урана-235.
После наступления ночи все аппараты скрылись в корабле, люки которого тут
же захлопнулись. Вскоре длинный, похожий на торпеду корабль тихо оторвался
от земли и усгремился в небо к мерцающим звездам.
Первые известия об изменившейся обстановке донеслись до леса сразу же
после того, как глубоко зарывшиеся в землю под кораблем корни сообщили об
уменьшении давления на них. Тем не менее лесу все же понадобилось немало
времени на то, чтобы окончательно прийти к выводу, что необходимо убрать
урановую пыль, оставшуюся на поверхности почвы, потому что испускаемые ею
радиоактивные лучи слишком далеко распросгранялись вокруг, причиняя боль.
Произошедший вслед за этим несчастный случай имел очень простую причину.
1 2
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...