ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Аквадор: Герои уничтоженных империй - 1


«Некромагия»: Эксмо; М.; 2006
ISBN 5-699-16430-8
Аннотация
Волшебный мир Аквадора...
Некогда великая, а ныне умирающая Империя...
Гильдии магов, которые управляют ею...
Могущественные колдуны, гномы-механики, пришедшие из диких лесов шаманы, жестокие наемники и горные ведьмы. Прекрасная дева, как муха в паутине, запутавшаяся в хитросплетении интриг, что плетут друг против друга верховные маги. Ужасный лабиринт в недрах Горы Мира и воин-лесоруб, способный своим топором уничтожить целый отряд. Бессмертный палач и древнее заклинание, которое может перевернуть судьбу мира. Насилие и кровь, предательства и убийства, осада подземного города ордой варваров и поединки рыцарей на узких темных улицах...
Это не просто междоусобная война.
Это — война Магических Цехов!
Илья Новак
Некромагия
Автор выражает благодарность Григорию Панченко за добросовестные и квалифицированные консультации по всевозможным специальным вопросам. К сожалению, не всегда была возможность последовать рекомендациям. Все фактические ошибки — на совести автора.

ПРОЛОГ
Карета остановилась, из приоткрывшейся дверцы выглянул старик. Он кивнул долговязому человеку, который, жуя травинку, подпирал стену заброшенного дома. Окинув вечернюю улицу быстрым взглядом, мужчина направился к карете.
— Что скажете, Архивариус? — произнес он, усаживаясь напротив старика и закрывая дверцу.
— Ее настоящее имя — Джаконда Валериус. Не слишком знатный род. — Архивариус пожевал губами, собираясь с мыслями. Говорил он медленно, иногда надолго замолкал. — Обычная девица, должна была выйти замуж, родить детей, потом состариться и умереть. Но прапрадедом Джаконды был Гиз Валериус. Вы, наверно, слышали о нем, Трилист...
Он посмотрел на собеседника слезящимися глазами. Трилист Геб, служивший капитаном городской полицейской стражи, провел ладонью по ежику темных волос, потер лоб. У капитана был прямой хрящеватый нос, круги под глазами и запавшие щеки. Он казался невыспавшимся и усталым.
— Гиз... Черный Гиз? Этот сумасшедший, который...
— Да, Черный Алхимик. А вы никудышно выглядите, капитан. Не спали?
— Уже две ночи.
— Так вот, алхимик держал в страхе селения к югу от города. Его потомки — заурядные обыватели. Но в Джаконде, надо полагать, проснулась кровь прадеда. Кстати, ходили смутные слухи, что у нее была сестра-близнец. Так или иначе, в тринадцать лет, когда ее собрались выдать замуж, Джаконда сбежала, перед этим отравив своего отчима. Подлила ему что-то в вино. Через какое-то время она стала ведьмой. Сначала — ученицей Зуры Лесной, про которую вы, наверное, тоже слышали. Затем убила учительницу, в схватке с ней потеряла правый глаз, после чего ее и стали называть...
Архивариус надолго умолк, и капитан Геб, не выдержав, заключил:
— ...Одноглазой Джакондой.
— Что? Да, вот именно. У бедняков она не то выкрадывала, не то покупала младенцев, растила и обучала. Жили они в Горах Манны. Ученики с детства лазали по кручам, людей, кроме Джаконды, не знали... Ну вот, а теперь их называют «мальчиками-душителями». Сейчас их... семь или восемь? Если задуматься, в Аквадоре такого до сих пор не было. Есть наемники, есть ведьмы и шаманы, есть чары — тут все ясно. Но банда Одноглазой Джаконды... Она и ее ученики — наемники, знающие магию. Очень опасное сочетание. Разбойники, которые выполняют всякую грязную работу для тех, кто может заплатить, а помимо этого, живут ограблениями и убийствами. Сама Джаконда уже мало напоминает человека. Она еще хуже Черного Алхимика, своего прапрадеда.
— Почему? — спросил Трилист.
— Потому что много лет прожила в Горах Манны. Что вы знаете о манне, капитан?
Трилист пожал плечами.
— Какие-то магические штучки. Я мало смыслю в этом.
— Вот именно, магические. Манна — мягкое темно-синее светящееся вещество, которое иногда находят в горах. Она выступает из скальных трещин. Здесь, в центре Аквадора, она крайне редка и очень дорого стоит. Она... сложно объяснить. В наших цехах манну используют для некоторых опытов, но в крошечных дозах, потому что она выделяет мощную природную магию, которая, если нет надлежащей защиты, влияет на окружающее самым непредсказуемым образом.
— На окружающее? — переспросил Трилист Геб.
— Да, на людей и предметы. На все. Основной источник манны — те самые горы, где поселилась Джаконда с учениками. Больше там никто не живет, ни один человек, только в предгорьях есть редкие поселения. Насколько я знаю, у вашего тестя где-то там неподалеку родовой замок. Так вот, много лет Джаконда и ее ученики ползали по этим горам, подвергаясь воздействию манны. Теперь они... не совсем люди.
— Ясно, — сказал капитан, помолчав. — Благодарю вас. Хотя, признаться, сведения неутешительные.
— Но вы уверены, что Джаконда и ее мальчики сейчас в Форе?
— Сдается мне, это именно они, Архивариус.
— И как давно, по-вашему, они здесь?
— Два-три дня... Во всяком случае, два дня назад произошло первое исчезновение. Потом пропали еще трое горожан. Потом на одного напали — ночью, посреди города. Он сумел спастись. Его пытались задушить, в темноте он плохо разглядел нападавшего. Но я видел следы на шее — очень необычные.
— И трупы пропавших вы не нашли... Нет.
Старик некоторое время сидел молча. Седая голова его мелко тряслась.
— Странно, — произнес он, наконец. — Что ей понадобилось в столице? Джудекса Темно-Красный...
Трилист Геб, уже приоткрывший дверцу, чтобы покинуть карету, вопросительно посмотрел на Архивариуса. Тот пояснил:
— Джудекса, дикий шаман, долгое время живет в Форе... Он пришел сюда, самовольно занял старую башню — и городские магические цеха не стали его выгонять. Не наняли убийц, которые без лишних разговоров прирезали бы его. Это небывалый случай. Что, если появление Одноглазой Джаконды как-то связано с Темно-Красным?
Капитан сказал:
— Это вам лучше знать. Кто из нас работает на цеха?
Архивариус укоризненно возразил:
— Я служу у Владыки, это несколько другое.
— Одного не пойму, — произнес Геб, хмурясь. — Даже если Джаконда со своими душителями прибыла сюда из-за шамана... Он занимается некромагией, постоянно проводит опыты в своей башне... Ну, допустим, ему понадобилась эта горная манна... Вы ведь это хотели мне сказать?
Старик кивнул.
— Хорошо, для опытов шаману понадобилась манна, он дал знать Джаконде, и она привезла ему вещество. Мы следим за шаманом, поэтому они не могли встретиться открыто, и Джаконда выжидала удобного случая. Да, это похоже на правду. Но зачем ее мальчикам убивать кого-то? Зачем привлекать к себе внимание, зачем вообще высовываться? Они могли бы поселиться в Пепельном квартале — там бы мы их никогда не нашли. Все, что им нужно, — передать манну Темно-Красному, получить плату и убраться восвояси.
— Не забывайте, они не люди. Если Джаконда еще способна соотносить свои поступки с окружающим, то ее мальчики... Быть может, убийства для них — естественное поведение в таком месте. Впрочем, не думаю, что ведьма взяла сюда всех своих учеников. Зачем они ей здесь? Скорее одного или двоих, для охраны. Иначе убийств было бы больше.
— Что значит «естественное поведение в таком месте»? В каком таком месте?
— В Горах Манны никто не живет, — повторил старик. — Там просто некого убивать, понимаете? Но, попав в город, где вокруг множество людей, они не могут подавить свои наклонности. Как волк не может не убить, если вдруг попал в овечий загон. Я не утверждаю, капитан. Я предполагаю.
Уже шагнув на мостовую, Геб возразил:
— Есть и другое предположение. Возможно, тела для чего-то нужны шаману. Для опытов, например. И Джаконда не только привезла ему эту вашу манну, но и добывает для него мертвецов.
— Интересная идея, — согласился Архивариус. — Да, пожалуй, это вполне вероятно. Вы давно не заглядывали ко мне, капитан. Приходите как-нибудь вечером на партию «чарика», я расскажу вам про шаманов из диких земель.
Трилист Геб кивнул, захлопнул дверцу и сказал сидящему на козлах кучеру:
— Трогай.
Когда карета уехала, он быстрым шагом направился в противоположную сторону.
Фору еще называли Городом-На-Горе, и караульная городской стражи стояла ближе к вершине. Когда Трилист Геб приблизился к ней, двери распахнулись, и навстречу выскочил дородный сержант по имени Крукол.
— Кажись, нашли их берлогу! — выкрикнул он. — Всего в двух кварталах отсюда!
За сержантом высыпало несколько стражников. Увидев капитана, они остановились, но Трилист приказал: «Крук, веди» — и вскоре уже группа вооруженных протазанами, дубинками и мечами мужчин быстро шла прочь от караульной.
По дороге сержант рассказывал:
— ...Они случайно увидели шамана. Он вышел из дома с мешком и тут же куда-то подевался. Это Энгибо, Борджа и Саварзар. Они стали соображать, что это означает — ведь мы следим за башней Джудексы, как он смог выбраться незамеченным? — и вдруг в окне того дома, из которого он вышел, появилось какое-то чудное существо. Борджа побежал сюда, а те двое остались.
— Что за дом? — спросил Трилист.
— Дом чара.
— Даже так?
Чарами в городе называли тех, кто обладал магическими способностями.
Завидев перед собой толпу стражников, прохожие поскорее освобождали дорогу. Вокруг были срединные кварталы, дома здесь по большей части принадлежали небогатым ремесленникам и не слишком преуспевающим чарам.
— Далеко еще? — спросил капитан, когда они выскочили в переулок, за которым начинался пустырь. — Постой, так ведь башня шамана неподалеку!
— Дом чара тоже на пустыре, — откликнулся тяжело дышащий Крукол.
На середине пустыря возвышалась двухэтажная каменная постройка, вокруг нее все заросло бурьяном. Перед входом маячили двое караульных. Рядовой Саварзар, совсем недавно принятый в стражу, стоял, беспокойно поглядывая по сторонам, а рядовой Энгибо, ветеран, прослуживший уже много лет, сидел на сломанном бочонке.
— Разойдитесь, — приказал Геб пришедшим с ним стражникам. — Вокруг дома, попарно.
Саварзар увидел их и тронул за плечо Энгибо. Тот оглянулся, встал с бочонка.
— Никто не выходил! — возбужденно заговорил новичок, когда капитан с сержантом приблизились. — Я хотел внутрь, чтоб разобраться с ними, а он не пустил. Я хотел... Надо через окно, а потом...
— Правильно не пустил, — перебил сержант и обратился ко второму рядовому: — Это точно был шаман?
Энгибо, невысокий жилистый малый, мрачно жевал табак.
— Ага, — пробормотал он, сплевывая в траву. — Что я, не различу...
— Шаман, вправду он! — подхватил Саварзар. — Здоровый такой, страшный, волоса черные... Вышел оттудова с мешком, по сторонам зыркнул и дал деру. И дверь, вон, видите, дверь до сих пор приоткрыта...
Трилист спросил:
— Так почему вы под окнами торчите, на виду?
Саварзар замер с раскрытым ртом, а Энгибо пожал плечами.
— Дурни потому что, — разъяснил Крукол. — В окне вы кого увидали?
Рядовой затараторил:
— Вроде человек, но не похож на человека. И маленький. Мальчонка вроде. Ну, или юнец. Он быстро мелькнул, мы не разобрали.
— Главное, он там висел, — буркнул Энгибо.
— Как это? — удивился Крукол.
— Так просто — висел, и все тут.
— Мы удивились — страх! — продолжал Саварзар. — Глядим: маячит. Пригляделись: вроде не на полу стоит, а прям висит над ним, прям за окном... — полуобернувшись, он ткнул рукой в одно из окон верхнего этажа. Сержант и капитан поглядели туда — все окна были темными.
— Хотя, наверно, он держался за что-то, — раздумчиво добавил Энгибо.
Саварзар запротестовал:
— Да не, где ж держался! Я бы заметил. Я бы...
Ясно было, что новичок сильно напуган. Энгибо хоть виду и не подавал, но, конечно, тоже боялся, потому что понимал: в гости к Джаконде первыми предстоит идти именно им.
— Мальчонка, значит. А хозяева дома не появлялись? — спросил сержант.
Саварзар замотал головой.
— Не, никого. Может, убили их? Ведьма эта со своими душителями? Что теперь делать будем? Может, подожжем? А, не, оно ж каменное! Ну, тогда, может...
— Так, рядовой, заткнись, — распорядился сержант Крукол.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...