ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- И он уже было пошел по своим делам, но от Алешки так просто не отделаешься.
– Не понял. Тут ведь буквы «Мэ» целых две. Ваша какая? Большая или маленькая?
– Конечно, большая! - почему-то обиделся матрос. - А то как же!
Вообще этот «Илья Муромец» был повсюду. На ведрах, на штурвале - мы это разглядели, когда заглянули в рулевую рубку, на красно-белых спасательных кругах, на шлюпках и даже на подстаканниках в кают-компании. А уж на колесах! Они сверху были закрыты такими громадными полукруглыми кожухами, и на них тоже полукругом было написано по «Илье Муромцу» на каждом.
Осмотрев пароход в целом, мы пошли осматривать свою каюту в частности.
Она была маленькая, но с большим окном. И вообще - очень похожа на вагонное купе. Две такие по стенкам коечки - «рундуки» называются. Они в виде ящиков, крышку поднимешь, и можно внутрь запихнуть постельное белье или чемоданы. Между рундуками - столик, точно как в купе. А у входа, по сторонам двери, два шкафчика. Один для одежды, а в другом спрятан умывальник. Ничего, в общем, уютно.
Разобрав вещи, мы пошли в соседнюю каюту, в седьмую, где проживали теперь наши попутчики - племяши со своей тетушкой Гелей.
Она сидела на койке и держала их за руки. А они рвались от нее в разные стороны.
Глядя на них, мы с Алешкой поняли: если кто-нибудь и устроит нам кораблекрушение, то именно эти шустрые племянники.
И оказались в чем-то правы. В первый же день эти оголтелые малолетние хулиганы переставили пожарные ведра с буквами (а потом проделывали это регулярно, вместо гимнастики), и получилась такая ерунда, что и прочесть было невозможно, а на другой день чуть не взорвали наш пароход вместе со всей веселой командой и веселыми пассажирами. Забрались в машинное отделение, облазили все его углы, все перетрогали шаловливыми ручонками и завернули до отказа какой-то важный клапан.
Хорошо, что старший механик вовремя это обнаружил и вовремя выпустил из котла собравшийся в нем пар. Этот пар со страшным свистом вырвался из трубы и повис над пароходом белым облаком.
После этого капитан стал запирать машинное отделение на ключ вместе с кочегарами. И это почему-то показалось нам подозрительным. Надежнее было, на наш взгляд, запереть близняшек-террористов.
Но капитан сделал еще один решительный шаг и зачем-то запер грузовой трюм, ключ от которого днем и ночью носил в нагрудном кармане и никому из экипажа не доверял. И это тоже показалось нам подозрительным. Потому что в этом трюме ничего особенного, кроме каких-то ящиков, не было.
Тетя Геля тоже оказалась натурой романтической и достопримечательной. Она несколько лет прожила за границей, и все у нее было на иностранный манер. Обед она называла ланчем (ее за это так и прозвали на пароходе), а своих племяшей так: Женьку - Джеком, а Федьку - Теодором, Тедькой, если попроще.
Она и нас с Алешкой сразу же стала называть Томом и Геком.
– Этот пароход очень напоминает мне, - объяснила она, - те пароходы, которые когда-то, очень давно, плавали по Миссисипи. Вы читали про Тома Сойера и Гека Финна? Вы очень похожи на этих славных мальчишек с берегов далекой американской реки.
Том и Гек… Почему бы и нет? Можно еще Чук и Гек. Или Том и Джерри.
Словом, достопримечательная тетушка. Больше всего она любила наблюдать с палубы «вечерний закат».
Лешка как-то раз поправил ее, что утренних закатов не бывает. Тетя Ланч потрепала его по щеке, взъерошила волосы и томно сказала:
– Как ты еще молод, дружок.
Лешка, вообще, частенько посмеивался над ее восторженностью. Но, конечно, беззлобно, по-доброму. Как-то мы плыли мимо какого-то заповедника, где на мелководье бродили большие птицы с длинными клювами - то ли аисты, то ли цапли, а может, и пеликаны. Тетушка Ланч тут же захлопала в ладоши и воскликнула:
– Какие огромные стада диких птиц!
На что Алешка тут же отозвался:
– А на горке бродят целые стаи домашних коров.
И тетя Ланч нисколько не обиделась на него, а только опять попыталась пригладить его хохолок на макушке.
Но в ее восторженности была одна странность. Эти восторги исторгались именно тогда, когда неподалеку находился наш капитан. Или он очень нравился тетушке, или она очень хотела понравиться ему. Мы в это дело не вникали.
Однако признавали тот факт, что самой великолепной достопримечательностью парохода был все-таки его капитан.
Он носил белоснежный китель со всякими золотыми нашивками, высокую фуражку с золотым орлом и якорем и курил длинную прямую трубку с душистым табаком. А под носом у него были тоненькие усики. Как у таракана. - Красавец мужчина! Джентльмен! - сказала про него в восторге тетя Ланч. - Морской орел!
Про нашего капитана вообще бродила среди пассажиров какая-то романтическая история. Тетя Геля-Ланч даже нам ее по секрету пересказала.
Будто бы в одном заграничном порту одна красавица пассажирка забыла в гостинице свою косметичку. И вспомнила о ней уже в открытом море и бросилась со слезами на глазах к капитану.
Тот недолго думая незаметно развернул громадный теплоход и вернулся в порт за маленькой сумочкой. А чтобы никто об этом не догадался, он выпустил всех пассажиров на берег - пробежаться по магазинам.
Самое смешное, что изо всех этих туристов никто и не понял, что они только что покинули этот порт, проведя в нем на экскурсиях целые сутки. Магазины-то везде одинаковые, а достопримечательности шоп-туристам смотреть было некогда.
Но все равно эта романтическая история всплыла, и капитана за такое хулиганство выгнали с международных линий. И теперь он водит по великой реке тихоходный старинный пароход.
– Кавалер! - восхищалась тетя Ланч. - Мужчина! Мушкетер!
И все матросы (это были студенты, подрабатывающие на каникулах) старались походить на него и отпускали тараканьи усики. И все они одевались одинаково: в белых штанах, закатанных до колен, в тельняшках и босиком. А на голове - береты с синими помпончиками. Тоже как-то романтично.
Пассажиры на «Муромце» были люди в основном состоятельные и со странностями.
Главный из них, кажется, директор банка, обильный толстяк, все время и везде ходил голым, то есть почти, в одних зеленых шортах. Другой, дядя Вова, раньше был рэкетменом, а теперь стал бизнесменом, он все время и везде обязательно таскал с собой какую-нибудь бутылку - с пивом, с вином, даже иногда с водкой. Третий, маленький и худенький, как детсадовец, все время был задумчивый и осторожный. Если надо сесть, то он обернется посмотреть на стул, даже его потрогает, будто боится, что он из-под него выскочит. За столом он никогда не брал сразу ложку, а тоже ее осмотрит, тронет пальцем - вдруг укусит - и только тогда возьмет. А смешнее всех была Дама с пальчиком. Она, когда что-нибудь держала, всегда отставляла в сторону мизинчик с длинным коготком. И даже во сне не забывала об этом. Мы как-то видели, как она заснула на палубе в шезлонге, а в руке ее была пачка сигарет. И держала она ее, отставив мизинчик. Правда, иногда мы с Алешкой называли ее по-другому. Потому что эта дама все время беспокоилась, чтобы побольше похудеть. А куда ей худеть еще больше? Она и так была похожа на школьную указку. Тем более что все время во все тыкала другим пальцем - указательным - и спрашивала: а это что, а это зачем, а тут кто?
И еще одна достопримечательность была на пароходе. Помидоры. Огромные, жирные, красные. Они были везде: в кают-компании, в судовом буфете, просто в ящиках на палубе. Их закупили в Астрахани и сильно перестарались и теперь заставляли пассажиров есть их в немереных количествах и совершенно бесплатно. Зато все обещанные в билете развлечения были платные, так что мы с Алешкой не больно-то развлекались. Разве что помидорами.
Глава III
ЭТО ОЧЕНЬ ПОДОЗРИТЕЛЬНО!
Когда наш славный пароход забурбулил своими колесами Клязьминское водохранилище, вдруг захрипел и включился динамик и гнусаво сообщил:
– Дамы и господа! Уважаемые пассажиры! Просим вас собраться в салоне кают-компании и выслушать наши сообщения.
Кают-компания была шикарная, вся резная и позолоченная. И все в ней было большое: окна-иллюминаторы, зеркала в тяжелых бронзовых рамах, общий стол на сорока ножках и портрет мужчины в черном костюме с замысловатым, неразборчивым каким-то орденом на груди.
Уважаемые пассажиры, дамы, господа и мы с Алешкой расселись вдоль стола, в дальнем конце которого стояли красавец капитан и старший механик. А за ними висели на переборке две картинки - схема нашего парохода и географическая карта европейской части России.
Капитан тепло приветствовал нас в изысканных выражениях, а когда его приветствие завершилось нашими аплодисментами, он прижал руку к груди, где хранил заветный ключ от грузового трюма, и проникновенно сказал:
– Позвольте ваше одобрение целиком и полностью переадресовать человеку, благодаря которому возродился этот прекрасный пароход, на палубе которого вы проведете, я надеюсь, незабываемые дни, которые…
Он оказался прав. Мы-то с Алешкой это путешествие никогда не забудем. Впрочем, многим тут досталось. Незабываемого.
– …Я имею в виду, - продолжал капитан, - этого бескорыстного бизнесмена, обаятельного судовладельца…
Тут из-за спины капитана появился с громадным помидором в руке один из близнецов - не знаю точно, какой именно: Женька или Тедька. И гордо задрал нос - обаятельный, чумазый, весь в томатном соке, «судовладелец».
Пассажиры хихикнули, капитан несколько растерялся.
– Я не его имел в виду, - он с опаской погладил Женьку или Тедьку по голове и указал на портрет мужчины с замысловатым орденом на черном пиджаке. - Вот этот человек! Илья Ильич Муромцев!
Снова раздались аплодисменты.
– А теперь позвольте мне сказать несколько слов о распорядке на нашем судне и о маршруте, которым оно идет.
Капитан повернулся к карте. А Лешка достал блокнот. Он обещал маме записывать в пути все самое интересное.
– В ближайшее время, - сказал капитан, - мы войдем в прекрасный канал имени Москвы. Это грандиозный комплекс гидротехнических сооружений. Одиннадцать шлюзов, как большие водные ступени, поднимут нас над Клинско-Дмитровской грядой и опустят прямо в Волгу.
– Очаровательно! - выдохнула с восторгом Дама с пальчиком. - Одиннадцать шлюзов! И прямо в Волгу! Какая прелесть!
– «Грандиозный» - с мягким знаком? - спросил меня шепотом Алешка.
– Ага, - усмехнулся я в ответ. - После «о» или перед «г».
– Волга, - сказал капитан с гордостью, - великая русская река.
Алешка добросовестно записал.
– Она самая большая в Европе.
Алешка и это записал.
А капитан стал показывать на карте, как мы поплывем по великой русской и самой большой в Европе реке.
– Мы пересечем четыре природные зоны - от лесной до полупустынной. Мы посетим старинные русские города: Калязин, Углич, Ярославль… Мы будем останавливаться у песчаных и гористых берегов. Любители рыбной ловли смогут удовлетворить свою страсть обильными и разнообразными уловами. Ведь в Волге, - капитан многозначительно поднял палец, - насчитывается семьдесят пять видов рыб. И среди них - стерлядь, судак, жерех…
– Огласите весь список, пожалуйста, - поднял руку Алешка. - И помедленнее, пожалуйста, я записываю.
Капитан едва заметно поморщился, но все-таки продолжил перечисление.
– …А также вобла, сельдь, язь и голавль. - Он перевел дыхание. - Все!
– Семьдесят четыре получается, - не отступил Алешка.
Капитан вздохнул и задумался. Старший механик подсказал ему шепотом:
– Белоглазка.
Капитан послушно повторил.
– Очаровательно, - обрадовалась Дама с пальчиком. - Белоглазка, синеглазка… Очаровательно!
– Синеглазка, мадам, - буркнул дядя Вова с бутылкой, - это картошка. Сорт такой.
А капитан торжественно и гордо завершил свое выступление знаменитыми словами:
– А вот здесь Волга наконец впадает в Каспийское море!
Алешка и это «открытие» записал.
И у всех у нас сложилось впечатление, что и длина Волги, и семьдесят пять видов рыб, и старинные города, и лесостепные зоны, и все одиннадцать шлюзов через Клинско-Дмитровскую гряду - все это творение ума и рук нашего славного капитана.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...