ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

VadikV


80
Александр Попов: «Безум
ная практика»


Александр Попов
Безумная практика

Безумная практика Ц 1



«Безумная практика»: АРМАДА: «Издательс
тво Альфа-книга»; М.; 2006
ISBN 5-93556-701-6

Аннотация

Если в одно прекрасное субботн
ее утро на вашу голову буквально свалятся две девчонки, похожие как две к
апли воды, и заявят, что они будут у вас дома проходить практику по курсу «
Бытовая магия», не спешите огорчаться. Просто поберегите нервы, они вам е
ще пригодятся.
Ведь кроме неприятностей, связанных с непоседливыми близняшками, испол
ьзующими магию совершенно не по назначению, и их мохнатой подружкой, вас
ждут более серьезные испытания в виде целой команды чертей, явившихся в
вашу квартиру с целью похищения своей юной соплеменницы, к которой, как н
и странно это звучит, вы уже успели привязаться.

Александр ПОПОВ
БЕЗУМНАЯ ПРАКТИКА

* * *

За то несчетное количество лет, которое прошло с зарождения человечеств
а, его отношение к неизведанному и непонятному окружающему миру менялос
ь не единожды. Древние тщетно пытались понять природу погодных явлений и
стихийных бедствий, но когда-то испуганный грозой первобытный человек,
от ужаса не понимая, что творит, вдруг выскочил из пещеры и стал метаться,
заламывая руки, а гроза именно в этот момент взяла и стихла, и затем пошла
себе далее, поигрывая клубящимися завитками мрачных туч. А человек, обна
ружив, что не менее, чем он, напуганные громом и молнией соплеменники изум
ленно взирают на него как на великого укротителя небесных сил, решил, что
он действительно справился с могучей стихией. Ну если даже и не справилс
я, то понял, что попытаться подчинить себе грозу куда безопаснее, чем охот
иться с дубинами и кольями на разъяренного ударами и уколами мамонта.
Так рождался практический разум.
С развитием цивилизации следить за природными катаклизмами и загадочн
ыми явлениями стало главной обязанностью шаманов, колдунов, волшебнико
в, а извлечение для себя, что гораздо важнее, невиданной доселе пользы, огр
аниченной лишь фантазией трактователя этих явлений и событий, Ч их гла
вной привилегией. Ведь каждый смертный, не умудренный магическими знани
ями и пониманием природы напастей, желая оградить себя от неприятностей
, выбирал наиболее легкий путь Ч задобрить и подкупить специалиста, и пу
сть уж он волнуется о том, чтобы ничего не произошло.
Но время шло, и колдунам стали верить меньше. И могло ли быть иначе, если, по
лучив полную чашу даров, знаменитый на всю округу шаман обещал исполнить
, что требуется, а у просителя вместо долгожданного сына опять рождалась
дочь, урожай загубил град и былая мужская сила неостановимо шла на убыль?

Постепенно место шаманов и колдунов заняли новые предсказатели, так наз
ываемые ученые, которые, заменив пляски с бубном разрисовыванием бумаги
формулами и имея более высокий уровень развития, объясняли происходяще
е гораздо проще. При этом стороннему наблюдателю формулы казались теми ж
е магическими рунами, но ученые полностью снимали с себя ответственност
ь за результат, и разгоряченные очередным несовпадением клиенты уже не м
огли должным образом покарать нового прорицателя. С другой стороны, учен
ые не получали таких дивидендов, как их рисковые предки, поэтому нисколь
ко не смущались, что многое из того, о чем они вещали населению из репродук
торов и с экранов телевизоров, не понимали и сами. Тем не менее свое дело д
елали.
И, внимая их гласу как голосу цивилизации, человек мог убедить себя, что ст
ранная возня в коридоре Ч это результат борьбы кошки с мышью, решившей п
оразмяться и заодно полакомиться перед сном. И для него уже совсем стало
неважно, что у него отродясь не было кошки, потому что в их присутствии он
обычно чихает, как истинно городской житель, привыкший лишь к нефтяным з
апахам Ч от пластмассы до бензина. Важно лишь убедить себя, что произоше
дшее Ч случайный отзвук того, что в действительности не может произойти
, и можно спать спокойно. И люди ложились спать, уверенные, что события, пуг
авшие предков, Ч выдумка, предназначенная лишь для того, чтобы заполучи
ть побольше: природных даров, если ее поведает шаман, молитв и смирения, ес
ли об этом расскажет священник, или просто денег, если причину страхов ра
звеет психотерапевт.
Потом опять все изменилось, и о магических кругах, аномальных зонах и лет
ающих тарелках закричали с разворотов газет. С абсолютно той же целью: те
перь то, о чем раньше шептались, не веря в официальную трактовку, выглядит
лишь аргументом в пользу покупки газеты с манящим заголовком и ярко выде
ленным текстом: «Сегодня ночью тысячи людей подверглись загадочному, не
обычно интенсивному излучению из созвездия Дракона. Вслед за метеорным
дождем теперь на Землю льются Х-частицы, способные вызвать необратимые
последствия в организме, из-за чего человек может приобрести новые, до си
х пор не объясненные традиционной наукой способности, при этом теряя...» И
все в таком же духе, но читатель, покупая газету и демонстративно морщась
при виде кричащих заголовков, стал надеяться, что при подобном стечении
обстоятельств уж он-то точно ничего не потеряет. Зато слабое, почти невыс
казанное желание позволит ему навсегда отделаться от школьного друга, г
рузчика из ближайшего магазина, который периодически занимает у него де
ньги под чрезвычайные обстоятельства, а потом, напившись, спит у себя в по
дсобке, либо от босса, который уже давно обещает уступить ему свое место, с
сылаясь на усталость или грядущее повышение, либо хотя бы от тещи. Тещи, ко
торая, невзирая на его довольно приличный заработок и солидное положени
е, при каждом удобном случае замечает, что без ее дочурки Томочки, которая
когда-то, иссыхая от любви, отдалась ему, он был бы, самое большее, предпосл
едним человеком на земле. Правда, никто уже и не вспомнит, что в тот вечер к
авалером Томочки мог быть любой, если бы все, кроме него, по счастливой для
них случайности, так не перепились. Но это, разумеется, мелочи.
То, что обычно случается, Ч случается с совершенно незнакомыми людьми и
со страниц газет выглядит очередной байкой, цель которой Ч развлечь сво
его постоянного читателя. Но и в этих статьях рассказчики темнят, описыв
ая точку отсчета, с которой их жизнь стала коренным образом отличаться о
т жизни остальных. Обычно она, эта точка, прячется за фразой: «Не знаю, с чег
о все началось, но, когда я очнулся... », как будто они пугаются воспроизвест
и в словах события того дня, когда заметили, что возврата назад уже не буде
т. Возможно, боятся, что, найдя точку отсчета, они снова вызовут всю цепь не
вероятных и в большинстве случаев неприятных событий. Я лично думаю, что
едва ли. Такое обычно не повторяется, хотя бы потому, что ткань мироздания
, за которую им посчастливилось заглянуть или шагнуть, хоть и обладает не
которой гибкостью, но непрозрачна и крепка. И тогда остаются лишь два вар
ианта: шагнув за нее, остаться там навсегда либо, заглянув на мгновение, ес
ли вас съедает уж слишком сильное любопытство, быстро втянуть голову обр
атно, чтобы потом долгое время наслаждаться воспоминанием, жалея о том, ч
то не рискнули увидеть больше.

Все это кружилось в моей голове, пока я, допускающий все, о чем академики (с
амый верхний известный мне ранг шаманов) строят гипотезы, оставляя право
существования доселе невозможного, смотрел на то место, где еще совсем н
едавно стоял телевизор. Да, всего лишь минуту назад, сидя с банкой пива в р
уках, я наблюдал, как наши футболисты в очередной раз показывали, что в это
м виде спорта нам далеко как до европейцев, так и до азиатов. То, что сначал
а я воспринял как следствие опустошения очередной банки пива (кто говори
т, что пиво не считается алкогольным напитком для умеющих пить, тот очень
даже не прав), на самом деле оказалось абсолютно реальной девочкой, с любо
пытством глядящей на меня из клубящейся темным туманом дыры на том месте
, где раньше была моя старенькая «сонька».
Ч Сидишь? Ч спросила она и легонько покрутила единственную сережку в ф
орме какого-то колючего бутона.
Ч Сижу, Ч понимая всю нелепость происходящего, ответил я.
Ч А между прочим, наши ваших и в хвост и в гриву.
После этих слов девочка оглянулась, как будто на зов, и добавила:
Ч Ну тогда бывай!
Вслед за этим она немного повернула голову в сторону, причем по губам мне
было видно, что она кому-то возражала, затем снова ко мне, состроила хитру
ю гримаску, какую может состроить одиннадцатилетняя озорница, и сказала:

Ч Извини, меня зовут, хотя ты довольно интересный парниша.
И Ч исчезла в туманных волнах. А еще через мгновение все вдруг заклубило
сь, стянулось в маленький глобус и схлопнулось. Да было ли это вообще Ч се
рая пелена, клубящийся круг темного тумана и ехидное лицо чумазой девчон
ки, которая будто собиралась посмеяться надо мной?
Меня не удивило то, что она читала Ильфа и Петрова, в конце концов, я сам чит
ал того же Дюма несколько раз, находя для своих мужающих чувств все более
интересные подробности. Но именно благодаря цитированию «12 стульев» я в
друг понял, что, как бы ни был пьян, лицо хитрющей девчонки все-таки было ре
альным.
Сжав в кулаке банку пива (ту, которая «сохраняет все качества истинного п
ива», хотя настоящее живое пиво можно отведать только на пивоварне), я гад
ал, что же это за видение. От раздумий меня отвлекли вновь появившаяся тум
анящаяся пелена и окно в ней, в котором опять возникло лицо той же девочки
, в чем-то неуловимо изменившееся. Ах, да, сережки уже не было, а ее прическу
украшала заколка из черненого серебра, прикрытая выбившейся прядью. Она
пригладила волосы, коснувшись украшения, заглянула куда-то мимо меня, не
довольно передернула плечами, как будто ей не понравилась обстановка кв
артиры, затем перевела на меня взгляд и степенно произнесла:
Ч Вас, если я не ошибаюсь, зовут Александром. Так вот, вам не кажется, что з
лоупотребление спиртным Ч хотя многие настаивают, что пиво является бо
льше тонизирующим напитком, Ч может пагубно влиять на ваше здоровье? Зд
оровье взрослого индивидуума, для которого...
Опять послышалась какая-то возня, и прозвучал голос, донельзя похожий на
голос моей странной наставницы: «Дашка, ну ведь мы договаривались все по-
честному, а ты опять морали строишь. Тогда и я молчать не буду».
Даша что-то тихо буркнула, и в окне из тумана появилось второе лицо, как дв
е капли воды похожее на первое. (Вернее сказать, именно это второе я только
что видел как первое.) Разные были лишь украшения, и еще у девочки, учившей
меня жизненным принципам, лицо было чистым, а на рожице ее ехидной близня
шки красовались пятна сажи.
Ч Дашка, Ч усердно строя мне глазки, прошипела вторая, Ч что ты лезешь н
е в свое дело? Может, я за него замуж выйду.
Сидя неподвижно в неудобном кресле, которое уже давно хотел заменить на
кресло-качалку, я пялился на сестер, не понимая, что, в конце-то концов, про
исходит. Наверное, при этом представлял собой довольно занятное зрелище
: застывший как истукан, не совсем трезвый тридцатидвухлетний мужчина с
круглыми от изумления глазами, совершенно уверенный в поставленном себ
е диагнозе «белая горячка». Очевидно, мой вид был настолько красноречив,
что, посмотрев на меня, девчонка, так скоропалительно собравшаяся за мен
я замуж, прыснула в кулачок, а ее более выдержанная сестра прикусила губу,
хотя на мордашке было написано, что и она с большим трудом сохраняет серь
езный вид.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...