ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Улица страха – 17

OCR и редакция Dauphin, июнь 2007
«Лучшая подруга»: Астрель / АСТ; М.; 2003
ISBN 5-17-019724-1
Оригинал: R. L. Stine, “The Best Friend”, 1992
Перевод: Е. Деткова
Аннотация
Кто такая Хани Перкинс?
Всем она представляется лучшей подругой Беки Норвуд. Но сама Бека уверена, что никогда раньше не встречала Хани.
Хани постоянно вмешивается в жизнь Беки, подражает ей во всем.
Но когда Бека позволяет себе иметь больше чем одну «лучшую подругу», – происходит ряд загадочных несчастных случаев…
Р. Л. СТАЙН
ЛУЧШАЯ ПОДРУГА
(Улица страха – 17)
Лучшие друзья – навсегда
Дверь спальни настежь распахнулась. Бека уронила свое вязание. Лайла села. Триш вскочила на ноги.
Три подруги с удивлением уставились на незнакомку с копной длинных темно-рыжих волос, так внезапно появившуюся в комнате.
– Бека! – закричала она, бросаясь обнимать девушку. – Ах, Бека, Бека! Я так рада тебя видеть! Не могу в это поверить! Просто не могу поверить! Это ты, Бека? Неужели это ты?!
От изумления Бека открыла рот. Слова застряли в горле.
«Кто эта девушка? – пыталась понять Бека. – Я никогда не видела ее раньше!»
Глава 1
– Ну перестань! Ты делаешь мне больно!
Эрик Фрейзер отпустил Беку Норвуд.
– Извини, я не хотел, – он покраснел и отвернулся, разглядывая заснеженное ветровое стекло. Бека отодвигалась все дальше и дальше от него, пока ее плечо не уперлось в дверцу машины. Девушка поправила воротник пальто. «Зачем я сижу здесь и целуюсь с ним? – подумала она. – По-моему, нам давно пора расстаться».
Снег падал большими влажными хлопьями. Стекла машины были уже почти запорошены. «Кажется, что ты внутри эскимосской хижины», – подумала Бека, поежившись.
Эрик снова начал придвигаться к Беке, его темные глаза искали ее взгляд. Бека жестом остановила его.
– Нам нужно поговорить, – сказала она, стараясь унять предательскую дрожь в голосе.
– Поговорить? – он почему-то усмехнулся. Он всегда усмехается невпопад. О, как же она ненавидела эту усмешку!
Эрик обнял девушку за плечи и попытался прижать ее к себе.
– Не надо, пожалуйста, – молила Бека, стараясь выскользнуть из его рук.
Эрик сделал обиженный вид.
– Так о чем же ты хочешь поговорить?
Бека принялась грызть ногти. Вредная привычка. Нервы. «Ну вот, опять начинается», – подумала она. Желудок сжался, в горле пересохло.
Бека всегда нервничала в присутствии Эрика. Они познакомились в сентябре, когда начались занятия в школе. Уже больше трех месяцев. Но Бека никогда не чувствовала себя спокойно рядом с ним.
Он всегда был таким… несчастным.
Бека перестала грызть ногти, обхватила руками колени.
– Я думаю, нам нужно о многом поговорить.
В припаркованной возле леса машине было холодно, мотор отключен, печка не работала. Беке снова стало зябко.
Эрик закатил глаза.
– Почему ты все время хочешь поговорить?
В его голосе слышалось нетерпение, даже гнев.
– Почему ты никогда не хочешь разговаривать со мной? – спросила Бека дрожащим голосом. Внутри у нее все сжалось. «Только не плачь, – уговаривала она себя, кусая губы. – Это не конец света. Ты просто расстаешься с этим парнем. Не так уж давно вы и познакомились».
Эрик демонстративно отвернулся от Беки, сжал руль обеими руками.
– Чем ты недовольна? – спросил он. – Сама же захотела приехать сюда.
– Я знаю.
– Тогда почему ты такая сердитая? Я извинился, что слишком крепко обнял тебя. Я не нарочно.
Он небрежно взъерошил рукой свои темно-русые волосы.
У Беки сильно колотилось сердце. Сиденье машины казалось ей жутко неудобным.
На улице свирепо выл ветер, швыряя мокрые комья снега на ветровое стекло. «Не смей плакать, – снова сказала она себе. – Будь хладнокровной. Хоть один раз в жизни прояви выдержку».
– Мне кажется, нам не следует больше встречаться.
«Вот и все. Я сделала это».
– Что?
Бека повернулась, чтобы увидеть выражение его лица.
– Ты меня слышал.
Эрик усмехнулся. Снова эта гадкая неуместная усмешка. Эрик машинально водил пальцами по окружности руля.
– Думаю, мы должны расстаться, – прибавила Бека дрогнувшим голосом. «Не реви!»
– Хорошо, – сказал он. – Нет проблем.
Его лицо стало непроницаемым. Абсолютно никакого выражения. Беке вдруг захотелось объяснить ему все.
– Эрик, ты замечательный парень, но…
Он жестом попросил ее замолчать.
– Я же сказал, нет проблем. Я отвезу тебя домой, Бека.
Эрик поднял воротник кожаной летной куртки, повернул ключ зажигания. Машина долго не заводилась. «По-моему, наши отношения его мало волнуют, – подумала Бека. – У тебя расшатались нервы. Ты постоянно нервничаешь», – твердила она себе. Только бы сердце перестало биться так сильно. Бека чувствовала, как на виске пульсировала жилка.
Эрик включил дворники. Они сметали с ветрового стекла нападавшие снежинки, позволяя ночной темноте проникать внутрь салона. Горящие фары образовывали впереди тоннель света.
– Прости меня… – снова сказала Бека.
– Нет проблем, – повторил Эрик. Его нога нажала на педаль, и машина плавно выехала на дорогу.
«Что он заладил одно и то же», – думала Бека. Эрик совсем не казался расстроенным, скорее немного разочарованным. Девушка догадывалась, что расставание пройдет легко. Но не так! Она не хотела этого молчаливого противоборства. В течение нескольких недель их знакомства они постоянно боролись друг с другом. Куда бы они ни шли, что бы они ни делали, каждый отстаивал свои интересы.
Это была одна из причин для расставания с Эриком. Другой причиной был Билл Плентер. Бека смотрела на тихо падающий снег и думала о Билле. «Где он сейчас? Чем занимается? А не заехать ли мне к нему домой в Старую деревню прямо сейчас. Заглянуть на огонек, рассказать про разрыв с Эриком».
Нет. Это бессмысленно. Глупая идея. Родители убьют ее, если заподозрят, что она опять встречается с Биллом. Как они были рады, с каким облегчением вздохнули, когда она бросила Билла и познакомилась с Эриком!
Откровенно говоря, Эрик не очень нравился Беке. Он такой инфантильный, постоянно провоцирует ссоры, хихикает некстати, распускает руки. Мысли Беки опять возвращались к Биллу.
Девушка украдкой посмотрела на Эрика. Он вел машину, внимательно следя за дорогой. В свете фар кружился сумасшедший рой снежинок.
– Не сердись на меня, – мягко сказала Бека.
– Я и не сержусь, – ответил он, пожав плечами.
Этот жест показался Беке слишком безразличным. Она рассердилась не на шутку. «Не очень-то он и расстроился, – подумала она. – По-моему, он тоже хотел расстаться и рад, что все так произошло».
Она ожидала любой реакции, но не этого. Просто пожал плечами, словно несколько недель, которые они провели вместе, ничего для него не значили. В эту минуту все их отношения превратились в пустоту.
Бека расстроилась. «Ну почему я принимаю все так близко к сердцу?» – спрашивала она себя.
Когда машина свернула на Фиар-стрит и остановилась у ее дома, Бека дрожала от холода и нервного напряжения. Она толкнула дверцу. Поток холодного воздуха ворвался в машину.
– Встретимся в школе, – бодро сказал он. – Не переживай.
«Ему на меня наплевать», – с горечью подумала Бека.
Девушка захлопнула дверцу машины. Эрик сразу же дал задний ход и умчался прочь, дока она разыскивала в кармане ключи. Мысли Беки кружились в голове, как падающий снег. «В таком состоянии я не могу пойти домой. Нужно немного развеяться». В связке она обнаружила ключ от машины родителей. «Поеду к Биллу. Нет, лучше просто покатаюсь по городу. Постараюсь успокоиться».
Бека направилась к гаражу. Под ногами хрустел свежий снег. Девушка старалась открыть раздвижную дверь как можно тише, чтобы не услышали родители.
Через некоторое время она выехала на улицу с потушенными фарами и понеслась вниз по Фиар-стрит, колеса машины утопали в снегу.
«Какой мягкий, уютный снег, – думала девушка, включая фары. – Я только покатаюсь по городу, а затем вернусь».
Сердце все еще билось часто, внутреннее напряжение не спадало. «Почему я так расстроилась из-за разрыва с Эриком?» – думала она, сворачивая на Миллроуд.
«Сейчас, когда все позади, я нервничаю еще больше». Все это не имело смысла. «Прими жизнь такой, какова она есть, девочка, – сказала она себе. – Черная полоса закончится».
«Мне нужно позвонить Биллу, кстати, Триш и Лайле тоже. Как они удивятся, когда узнают, что я все-таки рассталась с Эриком».
«Во всяком случае больше, чем Эрик», – с досадой подумала Бека. Она вспомнила, как он пожал плечами, это невыносимое выражение безразличия на его лице. «Да кому он нужен?» – обиженно подумала девушка.
Погруженная в свои мысли, Бека вовремя не заметила светофора на перекрестке. Когда красные рекламные огни Корсики замелькали в ветровом стекле, было уже слишком поздно. Хотя в последний момент Бека успела нажать на тормоз, ее машина врезалась в другую.
Услышав скрежет металла и звон разбитого стекла, Бека закрыла глаза.
Глава 2
– Не могу поверить, что у тебя нет ни одной царапины! – воскликнула Триш.
– Я ехала не очень быстро, – ответила Бека. – Все из-за снега. У нашей машины нет серьезных повреждений, только одна фара разбилась.
– Тебе повезло, – сказала Лайла.
– Вряд ли можно назвать это везением, – объясняла подругам Бека. – Отец жутко рассердился, что я взяла машину без разрешения.
Девушки сочувственно заохали.
Субботнее утро следующего дня порадовало хорошей погодой. Голубое небо, ярко-белый свежевыпавший снег.
Бека и две ее подруги уютно устроились в спальне. Старый радиатор у окна время от времени тихонько шипел.
Бека, в безразмерном синем шерстяном пуловере и черных леггинсах, сидела на своей кровати, прислонившись спиной к стене и скрестив ноги. Спицы быстро-быстро мелькали в ее руках, на коленях лежал клубок оливковой пряжи.
– Скорее всего я не закончу этот свитер к Рождеству, – пробормотала Бека.
– А для кого этот подарок? – спросила Лайла, подняв голову. Девушка лежала на животе на ворсистом мягком ковре, лениво листая страницы старого журнала.
– Для моей кузины. Ой! – вскрикнула Бека. – Я уколола палец, – она сосредоточенно рассматривала маленькую ярко-алую каплю крови, выступившую из ранки.
– Свитер может запачкаться!
Бека отбросила вязание в сторону и принялась искать на туалетном столике бумажный носовой платок.
– Я вяжу, чтобы успокоить нервы, но сегодня что-то не работается, – сказала она подругам, прижимая к пальцу носовой платок. – Мы с моей кузиной Рейчел вяжем друг другу свитера. Подарок к Рождеству. У Рейчел свитера получаются отличными, с маленькими ровными петлями, со сложными узорами, а мои… – ее голос стал грустным.
– Не бери в голову, – сказала Лайла, закрыв журнал, и перевернулась на спину, заложив руки за голову. На девушке был темно-бордовый с белым спортивный свитер и потертые джинсы, вытянутые на коленях.
– Тебе нужен пластырь, – сочувственно сказала Триш, оторвавшись от созерцания зимнего пейзажа за окном.
– И как же я буду вязать с заклеенным пальцем? – возразила Бека.
– Плохо! – отшутилась Триш. Она улыбнулась, обнажив ортопедические скобки на зубах, которые носила уже год. Триш была круглолицей невысокой девушкой в сером тренировочном костюме. Рыжие волосы, жизнерадостное смешливое лицо.
– Потрясающая стрижка, – подала голос Лайла.
– Да, впечатляет! – с энтузиазмом подхватила Триш.
Бека придирчиво посмотрела в зеркале на туалетном столике.
– По-моему, слишком коротко, – сказала она неуверенно.
– Ничего ты не понимаешь! – объявила Триш.
Впервые Бека увидела ультрамодную короткую стрижку у одной фотомодели из журнала «Семнадцать». Модель внешне была очень похожа на Беку – блондинка с миндалевидными зелеными глазами, высокими скулами, нежной белой кожей и даже маленькой ямочкой на подбородке. Словом, Беке крупно повезло, она остригла почти все свои волосы и теперь щеголяла в своей новой шикарной прическе.
– Я похожа на мальчика! – сказала Бека.
– Ты прекрасно выглядишь! – убеждала ее Триш.
– Хватит напрашиваться на комплименты! – воскликнула Лайла, закатив глаза. – Ты выглядишь потрясающе, и ты это знаешь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...