ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 



Брюс Бетке
Киберпанк
Будильник сработал в семь, я вскочил с кровати, включил комп и немедленно вышел в Сеть. Удовольствие длилось недолго. Почти сразу же на экране появилось:
CRACKERS/BUDDYBOO/8ER
Я тут же отключился. Черт! Рэйно, как всегда, вышел на связь раньше меня, а это сообщение означало, что кто-то еще проник в нашу Сеть. Это пахло большими неприятностями! Ничего поделать я уже не мог, поэтому натянул свой свитер, причесался и сбежал вниз.
Я проскользнул в кухню как раз когда мать с отцом завтракали.
— Доброе утро, Микки! — улыбнулась мама. — Ты этой ночью снова так засиделся, я даже не ожидала увидеть тебя в такую рань.
— Программа упрямая попалась, — ответил я.
— Что ж, — сказала она, — садись и позавтракай как следует. — Она повернулась, вытащила из микроволновки несколько булочек и выложила их на стол.
— Если бы ты делал домашние задания вовремя, то не пришлось бы сидеть ночами, — проворчал отец, не отpываясь от тостов и утpенней чашки кофе.
Я налил в стакан немного сока и осушил его, кинул в рот булочку и собрался уходить.
— Что? — спросила мама. — Это весь твой завтрак?
— Некогда, — сказал я. — Надо в школу пораньше успеть, опробовать программу.
Отец что-то еще ворчал, да и мама пыталась его успокоить, но я этого из-за двери уже толком не слышал.
Я сел в транс в сторону школы, просто на случай, если вдруг они следят за мной. Через два квартала я соскочил с него и пересел во встречный, а еще через пару пересадок влетел в Забегаловку Бадди. Рэйно сидел в нашей кабинке и пялился в свою чашку с кофе. Уже без пяти восемь, я опередил Джорджи и Лизу.
— Что в Сети? — спросил я, падая на стул напротив Рэйно. Он лишь взглянул на меня исподлобья, и переспрашивать его мне сразу расхотелось.
В восемь появилась Лиза. Это девушка Рэйно, ну, по крайней мере, она считает себя таковой. Ясное дело: Рэйно семнадцать, на два года старше любого из нас, он носит косуху и прическу гpебнем (отец чуть с ума не сошел, когда я как-то сказал, что мечтаю о такой же), и настолько хладнокровен, что к Лизе не прикасается, даже когда она умоляет об этом.
Она шлепнулась в кресло рядом с Рэйно, а он и глазом не моргнул.
В пять минут девятого Джорджи все еще не появился. Рэйно снова поглядел на часы и наконец-то оторвал взгляд от чашки.
— Компилятор взломан, — сказал он.
Мы с Лизой хором выругались. Мы разработали собственный маленький код для того, чтобы спрятать нашу Сеть от чужаков. Я имею в виду, что наши старики бы совсем ошалели, узнай они только, чем мы там действительно занимаемся. А теперь кто-то вскрыл наш код.
— Старик Джорджи? — спросил я.
— Похоже на то. — Я снова выругался.
Мы с Джорджи основали Сеть, связав наши терминалы кое-чем, что мы спрятали в расчетной системе его старика. Мой батя не понял бы ничего, если бы на это наткнулся. Но старик Джорджи — дотошный малый. Технарь. Он как-то уже это находил, и попытался разобрать, чтобы понять, что это такое. В тот раз мы еле-еле отбились.
— И как глубоко он влез? — спросила Лиза. Рэйно поглядел сквозь нее на дверь, куда как раз входил Джорджи.
— Вот как pаз сейчас и выясним, — ответил он.
Джорджи приблизился, улыбаясь, но увидев взгляд, которым наградил его Рэйно, сел рядом со мной так, словно кресло было заминировано.
— С добрым утром, Джорджи, — сказал Рэйно с акульей улыбкой.
— Это не я! — вскричал Джордж. — Я не говорил ему ничего!
— Тогда каким образом, черт побери, он это сделал?
— Вы же знаете, как он хитер! Он обожает загадки! — Джорджи покосился на меня, ища поддержки, — Потому я и опоздал. Он меня пытался расспросить, но я ничего не сказал ему! По-моему, он до всего еще не докопался. Он не спрашивал ничего о Сети!
Рэйно наконец откинулся на спинку кресла и с улыбкой ткнул в нас пальцем.
— Ребята, вы сами просто не знаете, как вам везет. Я был в Сети этой ночью, и заметил как кто-то, не знающий защиты, ковырялся в компиляторе Джорджи. Я кое-что исправил. Когда еще твой старикан это все раскусит…
Я облегченно вздохнул. Поняли, что я имел в виду, говоря о его хладнокровии? Рэйно всегда на шаг нас опережает!
Он стукнул кулаком по столу.
— Черт побери, Джорджи, тебе надо за ним получше следить!
Потом он улыбнулся и угостил нас всех. Лиза взяла вишневой газировки, а мы с Джорджи выбрали кофе, как Рэйно. Господи, как же противна на вкус эта гадость! Чашки убрали, и Рэйно расстегнул куртку и влез за пазуху.
— А теперь, ребятки, — сказал он тихонько, — пора всерьез повеселиться. — он достал свой микротерминал. — Начнем урок!
Я никак не могу спокойно смотреть на тот микротерм. Черт побери, это прекрасно! Это Zeilemann Nova 300, но мы потратили кучу времени на его переработку, и он практически построен заново прямо от голой материнки.
Скоростной, набитый битком всяким железом, со складным экраном, размером с видеокассету в сложенном виде. Я бы глаз отдал, чтобы такой заиметь. С помощью программатора старика Джорджи мы запихали в его ПЗУ кое-какие хитрые программы, так что теперь в Городской Сети не было ни одной машины, к которой он бы не смог подключиться.
Рэйно вызвал роботакси, и мы вывалились из забегаловки. Теперь транс не для нас, теперь мы поедем с шиком! Мы оплатили такси за счет одной из юридических контор, и катались по всему Истсайду.
Но вскоре созерцать улицы нам наскучило, и мы поехали в библиотеку. Мы там немало забавляемся, поскольку никто там нас не беспокоит. Да и не ходит туда никто. Мы отослали такси, все еще за счет той же конторы, в Вестсайд. Пройдя мимо охраны и библиотекарей и махнув им какой-то корочкой, мы забрались между книжных полок.
Теперь можно было бы, пользуясь карточкой, добраться до библиотечных терминалов, но это не стоит даже половины риска, если твоя карточка сляпана на скорую руку, как наши — их проверяют очень внимательно. К счастью, они постоянно переносят свои терминалы, так что по всему зданию куча подключенных в сеть розеток. Мы нашли свободную, и пока мы с Джорджи следили за обстановкой, Рэйно подсоединил свой микротерминал и вышел на связь.
— Выведи меня в Сеть, — сказал он, вручая мне терминал. Мы не храним программы для входа в Сеть, так что задачка была не из простейших. По модемным линкам я вышел из библиотечной системы в Городскую Сеть. Наши предки никогда этого не поймут. Они все еще считают компьютер просто кучей мозгов в одной коробке. Я могу сделать это из любого места, с помощью любой из сотни копий нашей программы, лишь бы они были связаны вместе. Почти каждый компьютер оборудован модемом, Городская Сеть — отличная система связи, а микротерминал Рэйно достаточно умен, чтобы сделать все чисто и быстро; нас никто даже не заметит. Я вытянул компилятор из компьютера старика Джорджи и вышел в Сеть. Затем протянул терминал обратно Рэйно.
— Что ж, давайте веселиться. Есть пожелания? — Джорджи хотел найти что-нибудь, чтобы поквитаться с отцом, а у меня созревала новая программа, но глаза Лизы засверкали, так как Рэйно протянул терминал сначала ей.
— Я хочу насолить Льюису, — сказала она.
— Господи, — не выдержал Джорджи, — ты же уже делала это на той неделе!
— Так он мне снова двойку вкатил за сочинение.
— А у меня двоек не бывает. И если бы ты читала книжки хоть раз в…
— Джорджи, — мягко прервал его Рэйно, — Лизина очередь. — Спор был улажен, и глаза Лизы ярко сияли.
Она вернулась в Городскую Сеть, и повесила на читательский билет Льюиса пару сотен просроченных книг. Затем она заказала распечатку полного текста Британники в его офисе. Очередь перешла ко мне.
Джорджи и Лиза следили за обстановкой, Рэйно смотрел мне через плечо.
— На этой неделе что-то новенькое?
— Бронирование авиабилетов. Я с отцом две недели назад ходил заказывать ему деловую поездку, и, похоже, заметил кое-что забавное. Я внимательно следил за служащим и засек его пароль.
— Ну давай, покажи, что ты можешь.
Получить доступ было, как два байта переслать. Для начала я стер пару заказов, просто чтобы убедиться, что ничего не случится. Ничего. Никаких проверок, никаких паролей, никаких подтверждений.
— Ухх, — сказал я, — да тут вообще никакой защиты нет!
— А я что тебе говорил? Эти взрослые еще дурнее, чем выглядят. Джорджи? Лиза? Давайте сюда, гляньте что мы делаем!
Джорджи было очень любопытно, он рассыпался в вопросах, но Лиза выглядела просто скучающей, мусолила свою жевательную резинку и пыталась встать поближе к Рэйно. А он сказал:
— Пора переходить к делу. Ну-ка, сотри рейс.
Что я и сделал. Просто, как сохранить файл. Я лишь ткнул пару клавиш, нажал ввод, и целый самолет пропал из всех баз бронирования. То-то удивятся прибывшие в аэропорт пассажиры. Я было начал стирать все подряд, но Рэйно меня остановил.
— Может, там и нет никаких проверок, но если ты сотрешь сразу много рейсов, тебя могут заметить. Смотри как надо. — Он забрал у меня терминал и набросал программку, висящую там постоянно, и стирающую все рейсы, вылетающие в седьмую минуту часа весь следующий год. — Вот так вот надо делать такие вещи, чтобы не вызвать подозрений.
— Классно, — встрял Джорджи, — Майк, ты гений! Где ты только все эти идеи берешь? — В глазах Рэйно так и скакали смешные чертики.
— Теперь моя очередь, — сказал он, выходя из авиасистемы.
— Что там в плане? — спросила его Лиза.
— Ага, точно, что стоит после ковыряния в авиарейсах… — Джорджи так и не понял, что надо бы замолкнуть.
— Джорджи! Майк! — прошипел Рэйно, — Следите за залом! — и он тихонько добавил, — Пора начинать План.
— Ты думаешь пора? — спросил я, — Рэйно, я не уверен что все готово.
— Все готово.
— Мы попадем в большие неприятности… — заныл Джорджи.
— Трус, — бросил Рэйно. Джорджи умолк.
Над Планом мы работали больше двух месяцев, но я все еще не был уверен в нем по-настоящему. Это был практически готовый условный оператор: ЕСЛИ у нас все получится, ТО мы разбогатеем, ИНАЧЕ… о таком ИНАЧЕ даже думать не хотелось совершенно.
Мы с Джорджи следили, а Рэйно ушел в работу с головой. Он вернулся в ГорСеть, вытащил из нашей Сети программу для взлома, и загрузил ее в Торговый Банк. Я как-то пробрался туда, но никогда не лазил по счетам; просто убедился, что могу это сделать. Мои данные сидели в их системе уже около трех недель, и никто их так и не заметил. Рэйно считал особенно забавным использовать для взлома Банка их собственные компьютеры.
Пока он возился, я услышал рядом шаги и выбрался на разведку. А, это лишь какой-то старый придурок, ищет место потише, чтобы прикорнуть. К тому времени, как я вернулся, Рэйно уже закончил сборку пpогpаммы.
— Что ж, ребятки, — сказал он, — вот оно. — Он оглянулся, чтобы убедиться, что мы внимательно его слушаем, поднял повыше терминал, и стукнул по кнопке ввода. Вот и все. Я неотрывно глядел в экран, ожидая, что будет дальше. Рэйно считал, что все займет минуты полторы. План вообще-то был его идеей. Он как то услыхал о том, как ребята в Sherman Oaks почти ушли с пятью миллионами баксов, переведя их себе из банка; по глупости они не разорвали вовремя связь, и слили все пять лимонов на свои личные счета, на которых никогда не бывало больше 40 долларов. Тогда-то их и засекли. Но Рэйно крут; он очень умен. Мы не будем жадинами, мы лишь хотим перевести жалкие 50 штук. Да и подозрений особых это не вызовет, мы размажем их по законным счетам, а потом откроем на них два десятка фиктивных. Если получится.
Экран очистился, мигнул, и на нем появилось: ПЕРЕВОД ОКОНЧЕН. ВСЕГО НАИЛУЧШЕГО.
Я было заорал, но вспомнил, что мы в библиотеке. Джорджи выглядел уже не таким испуганным. Лиза, кажется, готова была броситься Рэйно на шею. А Рэйно лишь скривил губы в полуулыбке, и быстpо начал сворачиваться.
— Все, pебятки, веселье кончилось.
— А как же моя очередь? — пробормотал Джорджи.
Рэйно вышел из всех сетей и выключил питание теpма. Он медленно повернулся и исподлобья посмотрел на Джорджи.
— В следующий pаз. — Джорджи проглотил это, да и что ему оставалось делать? Рэйно свернул микротерминал и засунул его обратно за пазуху.
1 2 3

загрузка...