ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все же когда он начал ласкать ее, руки сами ощутли разницу: кожа ее была похожа на шелк, плоть – непривычно мягкая, словно у нее не было мускулов. Это было неприятно, но она продолжала целовать его, и отличия стали исчезать. Она становилась теплее, материальнее и тяжелее. Изорванное платье исчезло. Родри не снимал его, но вдруг она оказалась в его объятиях обнаженной. Он провел рукой по ее груди, вскрикнул и отдернул руку – у нее не было сосков, просто небольшой холмик не совсем настоящей плоти.
Она нуждалась в нем, а сам он испытывал вожделение, только поэтому Родри остался в ее объятиях. Потом он открыл глаза, увидел, что пупка у нее тоже нет, и отодвинулся. Она посмотрела на него, глаза снова переполнились слезами, и она показалась Родри такой безутешной, что он поцеловал ее, лишь бы она не заплакала. Но, раз поцеловав, остановиться уже не мог, хотя на большее не решался, все вспоминая свои открытия. Тогда она сама, коротко засмеявшись, проникла рукой ему в бригги и начала смело ласкать его. Тогда Родри забыл обо всем на свете и мог думать только о том, как овладеть ею.
Но и тут все было по-другому – медленно, почти апатично; его словно обволакивало теплой водой. Достаточно было просто оставаться внутри нее, почти не двигаясь, чувствуя, как крепко она обнимает его. Она поскуливала, как животное, слегка шевелилась под ним, и в нем пробуждалось нечто, казавшееся блаженной вечностью, и наконец наслаждение стало сродни боли. Тогда он начал двигаться и едва не потерял сознание от мучительного восторга. Он всхлипнул, уткнувшись ей в плечо, а она ликующе засмеялась. Потом он лежал рядом, обхватив ее руками, и тяжело дышал.
– Показать тебе всякое, как раньше? – прошептала она. – Пойдем опять в красивые места? Не в опасные, не туда, где она , а в хорошие, как мой мир.
– Я не понимаю. Кто такая она?
– Ах, да, ты же ее так и не увидел! – Она нахмурилась, размышляя о чем-то, что ей никак не давалось. – Ты сказал, что она демон.
– Не помню я, чтобы такое говорил.
– Говорил, говорил! Может, ты был прав, потому что когда мы отправились в ее мир, ты ушел под землю. Поэтому мы туда больше не пойдем.
– Серьезно? Ну, как хочешь.
Она подняла голову и поцеловала его в закрытые глаза, потом в губы. У него было странное ощущение, что они вместе скользят в медленном потоке и их согревает солнечный свет, теплый и ласковый. Открыв глаза, он увидел, что они лежат на лугу, а в высокой траве цветут алые розы. Родри сел и ошеломленно осмотрелся. Мимо важно прошла стайка павлинов с тремя самцами впереди, сверкающими, как драгоценные камни, синие и пурпурные.
– Тебе всегда здесь нравилось. – Она села и начала пальцами расчесывать волосы.
– Здесь прекрасно, но где мы?
– Не знаю. Это просто такое место. – Она снова легла и провела рукой по его спине. – Сделай мне это еще раз. Мы так долго не были вместе, любовь моя.
– Слишком долго. О боги, я тосковал по тебе всю жизнь и даже не знал, о чем тоскую!
Они снова любили друг друга, и когда все кончилось, исчез и луг. Они опять лежали в ореховой рощице, солнце садилось, по земле протянулись длинные тени. Только в ее волосах еще сохранился запах роз.
– Скоро ночь, – сказал Родри. – Не могу даже думать об этом, но нужно уходить.
– Я знаю. Я тоже не хочу, чтобы старик все узнал. Ты придешь завтра?
– Обязательно. Я обещаю.
И она исчезла, разметав вокруг мертвые листья. Родри встал и пошатнулся. Кружилась голова, по спине струился холодный пот. Он вцепился в дерево, чтобы устоять на ногах, и долго приходил в себя, прежде чем сумел собраться с силами и дойти до коня, мирно щипавшего высокую траву. И все же, несмотря на изнеможение, он точно знал, что снова придет к ней. Дело было не только в ее необыкновенной сексуальности. Она сама была чудом. Каким образом он, глупец, забыл, что она брала его с собой в Ликие Земли и показывала, какие там чудеса? Всю долгую дорогу до лагеря он недоумевал, как вообще мог забыть ее? Кроме того, он помнил ее предупреждение: не нужно, чтобы старик узнал.
Когда Родри вошел в палатку, Адерина в ней не было. Родри сел, решив несколько минут отдохнуть, и тут же уснул. Проснулся он только раз, чтобы переползти на одеяла. Когда он проснулся в следующий раз, палатку заливал солнечный свет. Гавантар у очага помешивал что-то ароматное в железном котелке.
– Привет, – зевнув, сказал Родри. – А где мудрейший?
– Он взял вьючную лошадь и поехал к морю. Сказал, самое время собирать красные водоросли; они очень помогают, если живот болит.
– А ты почему с ним не поехал?
– Я поеду после полудня. Дочка Бронарио еще не совсем здорова. Адерин хотел, чтобы я побыл здесь и убедился, что лихорадка не вернется.
– Понятно. Мне, наверное, надо поесть да тоже идти. Сегодня моя очередь пасти табун.
– Ты уже опоздал. – Гавантар присел на корточки и ухмыльнулся. – Сейчас почти полдень. Я хотел тебя разбудить, а Кел сказал, не надо. Он сказал, пойдешь завтра.
– Полдень? Почти полдень?!
– Ну да. – Его улыбка увяла. – Родри, с тобой все в порядке? Ты такой бледный!
– Правда? Нет, все нормально. Я просто… Мне просто снились странные сны, вот и все. Поеду-ка я, пожалуй, в табун. Чувствую себя последним дураком – должен работать, а сам сплю!
Но, разумеется, поехал он не в табун, а назад к тем ивам и лещинам, и нисколько не раскаивался, что солгал Гавантару. Она уже дожидалась его, сидя на берегу речки и расчесывая пальцами длинные синие волосы. Он спешился и начал расседлывать коня.
– Ты ведь не сказал старику, нет? – спросила она.
– Не сказал. Он все равно уехал на несколько дней.
Со смешком она сверкнула, как солнечный зайчик, исчезла и вновь появилась, но уже рядом с ним.
– Так останься со мной, пока он не вернется!
– Не могу. Завтра моя очередь ехать с табуном. Понимаешь, мы должны переходить с ним с места на место, чтобы коням хватало травы.
Озадаченно нахмурившись, она обвила руками, нежными и невесомыми, как шелк, его шею. Родри поцеловал ее и тут же почувствовал, что она обретает вес.
– Посмотри, здесь полно еды для твоего коня!
– Для моего – да, но у нас в лагере много других лошадей.
– Ты теперь не из старших братьев. Тебе не удивительно?
– А что в этом удивительного?
– Я не понимаю людей. Вы так сильно меняетесь. – Она прижалась к нему еще теснее и поцеловала его. – Давай ляжем. Тогда мы сможем пойти в какое-нибудь красивое место.

В течение нескольких следующих недель Родри сделался очень хитрым и очень ловко выкраивал время для встреч с Белой Леди. Он выполнял свою долю работ в аларе; проводил достаточно времени с Калондериэлем и другими приятелями, так что не вызывал у них никаких подозрений; и всякий раз находил очень удачные предлоги для приступов меланхолии и долгих одиноких прогулок. Иногда он замечал, что Адерин присматривается к нему, но всегда умудрялся изобразит веселье и бодрость духа и обвести старика вокруг пальца. Все были совершенно уверены, что он, с одной стороны, все еще тоскует по Джилл, а с другой – привыкает к своей новой жизни. Да и в самом деле, превратиться из одного из самых могущественных людей западной границы в просто еще одного человека из Народа, да еще и не иметь ни одного коня при этом – событие, могущее повергнуть в уныние любого. Так что правды никто не подозревал. Никому и в голову не могло прийти, что его тяга к Белой Леди стала сильнее, чем тяга какой-нибудь девки из борделя в Керморе к трубке с опиумом.
Надо признать, что и Белая Леди тянулась к нему не меньше. Всякий раз, как он уходил, она умоляла его остаться. Сколько бы он ни объяснял, что ему необходима крыша над головой и еда, она не понимала. Если Родри предлагал ей пойти в лагерь вместе с ним, она приходила в бешенство, начинала пронзительно кричать и по-кошачьи вцеплялась ему в лицо. Ему непросто было объяснить Адерину происхождение царапин, и он решал порвать с ней, но наступал следующий день, и Родри снова искал возможность ускользнуть из лагеря. Она ожидала его, такая солнечная и любящая, словно они никогда не дрались. Ему казалось, что она просто забывала об этом.
В тот день она взяла его в место, которое называла «морские пещеры». Огромные аметисты, куски хрусталя размером с лошадиную голову, играющие огнем, украшали стены этих пещер, и наполняла и бирюзовая вода, прозрачная и теплая, как жидкий свет. Они вместе спустились в беспорядочные залы, в помещения с золотыми стенами, и какие-то существа говорили с ними голосами, звучащими слаще, чем арфа. Родри казалось, что они умоляют его остаться и избавить их страну от какого-то зла, но он не сумел толком понять смысла того, что они говорили. Потом существа оставляли его и Белую Леди одних, и они могли удовлетворять свою страсть. Когда, наконец, видение растаяло, Родри почувствовал себя таким изможденным, что едва мог поднять голову. Потом он ощутил дикую жажду, во рту все горело. Он с трудом поднялся на ноги, доковылял до пруда, упал на колени, опустил голову в воду и пил, пил, пока не напился досыта. Она села рядом с ним и погладила его потный лоб бледной, прохладной рукой.
– Солнце на востоке, – сказал он наконец. – Наверное, все еще утро, но мне кажется, что мы провели там очень много времени.
– Что? Я не понимаю.
– Я говорю, как странно течет время. Кажется, что прошли дни, а между тем вряд ли прошло больше нескольких часов.
Она уставилась на него, сузив глаза и слегка приоткрыв рот.
– О, не думай об этом, любовь моя. Это не имеет значения.
Однако он добрался до лагеря, и выяснилось, что это имело значение. К нему навстречу побежали люди, спрашивая, где он, черт его подери, пропадал последние два дня. Так что же, его не было так долго – затерянного в чужом странном мире без крошки еды и капли воды?
Он нырнул в палатку Адерина и увидел его самого, Калондериэля и Гавантара, решавших, сколько всадников надо послать на его поиски.
Тут же суетилась толпа необыкновенно взволнованных природных духов. Завидев Родри, Калондериэль вскочил и схватил его за плечи, и дикий народец тоже кинулся к нему, начал хватать его за лодыжки и радостно плясать вокруг.
– Клянусь самим Темным Солнцем! – закричал Калондериэль. – Я-то думал, что ты свалился в ущелье и убился! Ты болван! Разве можно вот так ездить одному? Здесь вокруг полно ядовитых змей, это ты знаешь? Ты больше никогда этого не сделаешь, или я сам сломаю тебе шею!
Родри только и мог, что молча смотреть на него с открытым ртом.
– Кел, Гавантар, – Адерин сказал это таким ледяным голосом, что сердце Родри упало: старик знал правду. – Вон отсюда.
Они вышли без возражений, увлекая за собой дикий народец. Измученный и дрожащий, Родри упал на колени перед очагом и протянул к огню руки. Адерин молча смотрел, не столько сердито, сколько встревоженно.
– Прости меня, – выдавил наконец Родри.
– Не извиняйся. В основном это моя вина, я должен был тебя предупредить. Я и собирался, как только решил бы, что именно можно тебе сказать. Я не думал, что она отыщет тебя так быстро. Уж если говорить правду, я надеялся, что она вообще тебя не отыщет. Я глупец, правда?
Родри хотел бросить в огонь несколько веток, но руки его тряслись, и ветки упали мимо. Адерин встал на колени рядом с ним и положил руку на затылок Родри. Из пальцев потекло тепло, и леденящий холод начал уходить из его жил.
– Когда ты ее встретил?
– Я тебе не скажу. Ты сделаешь ей больно.
– Это неправда.
– Ты заставишь нас расстаться.
– А вот это – правда.
Не раздумывая, Родри повернулся и замахнулся на Адерина. Он хотел скинуть руку старика со своей шеи, и больше ничего, но Адерин уклонился, и Родри упал на пол. Только тут он понял, как изможден. Он лежал и собирался с силами, чтобы приподнять голову, а потом сесть. Адерин снова присел рядом и посмотрел Родри в лицо.
– Прости меня, – прошептал Родри. – Я сам не знаю, что на меня нашло.
– Она – как лихорадка, или как яд, попавший в кровь, только воспалились твои сознание и душа. А по-честному, так ты сам в этом виноват. Она не может измениться или перестать это делать. Не больше, чем огонь может перестать жечь руку, которую ты по собственной глупости в него сунешь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...