ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Людмила Ситникова
Не откладывай убийство на завтра

Глава 1

Часы показывали полночь, поэтому неожиданный телефонный звонок заставил Катарину вздрогнуть. В душе возникли опасные предчувствия: в двенадцать ночи люди обычно не расположены говорить о делах насущных, и если они набирают чей-то номерок, то обязательно жди плохих новостей. Катка окрестила такие звонки тревожными сигналами из мрака.
Отложив в сторону яркий томик детектива в мягкой обложке, она на ватных ногах приблизилась к аппарату. Вдохнула полной грудью, подняла трубку и… услышала на том конце бодрый голосок закадычной подруги Танюши Карповой.
От сердца отлегло. Взбалмошная Татьяна среди всех своих недостатков имела одну более чем неприятную особенность: она могла позвонить абсолютно в любое время суток и как ни в чем не бывало заговорить о погоде. Карповой и в голову не приходило, что своими ночными звонками она доводит людей до обморочного состояния.
– Танька! Когда-нибудь твоя жажда общения доведет меня до ручки, – с чувством выпалила Катка, мысленно порадовавшись этой ложной тревоге.
– Только не вешай мне лапшу на уши, будто я вырвала тебя из лап сладкого сновидения.
– Не вырвала, но на часы взглянуть стоило.
– Ладно-ладно, извини, у меня к тебе важный разговор, иначе я бы не позвонила так поздно.
Копейкина с сомнением покосилась на дремавшего в кресле Парамаунта. Ей вспомнился эпизод, произошедший чуть больше месяца назад, когда Таня позвонила в три утра, спросив, смотрела ли Катка сегодня днем сериал с ее участием. И если ответ положительный, то не находит ли она, что Танюха слегка прибавила в весе?
Татьяна была актрисой. Кино она заболела еще в школе, и с того самого момента единственной мечтой Карповой стал кинематограф. Обладая яркой внешностью, артистичностью и, как она сама считала, неземным талантом, Танюша решила поступать во ВГИК. Но реальность оказалась намного жестче: девушка провалилась на первом же туре. После этого последовало еще три попытки поступить в заветный вуз.
– Вы не станете актрисой, – сказала ей как-то преподаватель Института кинематографии, – у вас абсолютно нет актерской искры и, простите… талантом даже не пахнет. Мой вам совет: не тратьте время зря, попробуйте себя на каком-нибудь другом поприще.
Подобное заявление могло сломить кого угодно, только не Татьяну. Наплевав на слова препода, она решила на следующий год штурмовать театральное училище.
И случилось чудо: Карпова поступила, более того, все члены приемной комиссии остались от нее в полном восторге. Для Тани начались трудовые будни, всегда и во всем девушка старалась быть первой. Когда она перешла на пятый курс, Катарина не сомневалась – в скором времени имя подруги прогремит на весь мир, ну, или, по крайней мере, на всю Россию.
Получив диплом, Таня стала ждать приглашений на роли, наивно полагая, что последние должны, нет, просто обязаны посыпаться на нее как из рога изобилия. Но, судя по всему, режиссеры имели свое мнение на этот счет. Со временем Танюша поняла: она пополнила своей персоной ряды безработных актрис. Пару раз ее приглашали играть в кино – на роли столь крошечные, что имя Карповой даже не удостоилось упоминания в титрах… С приходом эры отечественных сериалов об актрисе Карповой внезапно вспомнили. Приглашения на пробы потекли тоненькой струйкой, а Татьяна, просидев до этого несколько лет без работы, соглашалась на любые предложения. Так бы, наверное, она и играла до конца жизни девушек по вызову и горничных в гостиницах, если бы год назад ей не предложили большую в ее понимании роль в популярном телесериале, идущем на экранах уже второй сезон.
Роль действительно оказалась удачной. Стоило Карповой «засветиться» в рейтинговом сериале, как о ней начали появляться статьи в газетах и модных глянцевых журналах. Жизнь стала потихоньку налаживаться, и пусть возраст ее неумолимо приближался к сорока, как говорится – лучше поздно, чем никогда.
– Эй, Катка, ты что, заснула?
– Нет, задумалась. Что у тебя за дело?
– Понимаешь, – затараторила Карпова, – дело – просто супер! Для начала скажи: ты все еще рыжая?
– В каком смысле?
– В прямом – не перекрасила свою шевелюру?
– Нет и не собираюсь.
– Отлично!
– Да объясни, в конце концов, не говори загадками.
– Слушай, есть потрясающая возможность сняться в кино, ты ведь всегда об этом мечтала.
– Я? – Катарина поудобней села на диване. – Интересно, и когда это я озвучивала мысль о желании связать свою жизнь с кинематографом?
– Да брось, каждый нормальный человек мечтает о кино, ты, дорогуша, не исключение.
– К чему весь разговор?
– Есть роль! – торжественно объявила Таня. – Специально для тебя.
– Это шутка?
– Ни в коем случае! Катка, возможность потрясная: понимаешь, нам нужна женщина на роль служанки, режиссер отвергает всех, кто есть в картотеке, ему нужны новые лица. Так сказать, наш неврастеник жаждет свежей крови.
– Звучит устрашающе, а при чем здесь я?
– Я показала ему твою фотку, Ручкин пришел в восторг. Сказал, это именно то, что нужно! Ты должна использовать этот шанс, поверь, такое везение случается раз в жизни, уж мне столь неоспоримая истина известна, как никому другому.
– Танюх, пораскинь мозгами: какая из меня актриса? Я смущаюсь, когда на меня на улице люди смотрят, а ты хочешь увидеть меня перед камерой.
– Ерунда, не ты одна такая! Все мелочи! Ты обязана, слышишь, обязана завтра приехать на студию.
– Ой…
– Никаких ой, ай и ай-яй-яй, тем более что я обещала представить тебя режиссеру. На меня надеются, не будешь же ты подводить подругу?
– Твое заявление мне как снег на голову, даже не знаю, что и ответить.
– Ничего отвечать не надо, главное, запомни – завтра в семь встречаемся у студии, не опаздывай.
– В семь утра?
– Ну не вечера же, конечно, утром, съемка начинается в девять.
– Танюш, я боюсь, может, позвонишь Любке? Уверена, Любаня не упустит возможности засветиться в телевизоре. Помнишь, как она мечтала…
– С ума сошла, ты видела Любку после родов? Да она весит не меньше центнера, а нам нужна женщина стройная… эдакая тростиночка с глазами ангелочка. Ты идеальный вариант, поверь, подруга, я знаю, что говорю.
– Объясни это моему трусливому «я».
– Не начинай, в конце концов, что тебе стоит попробовать? Ну, не подойдешь, отправишься домой щелкать семечки.
Катка молчала.
– Молчание – знак согласия или ты от счастья язык проглотила?
– Мне совершенно нечего надеть.
– Высказалась! Бездарный аргумент! Одевайся как обычно, для съемок тебя переоденут.
– Ты сумасшедшая!
– Ох, знаю, такая уж моя доля. Не дрейфь, Катка, все будет в шоколаде, если тебя одобрят, станешь звездой.
– Да, конечно, мирового масштаба.
– Ты не смейся, знаешь, сколько было случаев, когда люди с улицы попадали на съемку, на какой-нибудь эпизод, а потом их замечали, и жизнь их менялась в одночасье.
– Начнем с того, что я не горю желанием быть замеченной, мне и так неплохо живется.
– Какая ты скучная, ведь сидишь целыми днями дома, а тут такой поворот, такая возможность! Будет что в старости вспомнить, внукам рассказать. Короче, мне некогда трепаться, нужно текст на завтра выучить и хорошенько выспаться. Привет!
– Подожди, Тань, а если я понравлюсь режиссеру, когда мне дадут текст учить?
Карпова рассмеялась.
– Катка, ты как ребенок, ну какой текст, у тебя будет всего два слова, делов-то!
– И все-таки.
– Я отсоединяюсь, приятных снов, не хандри, подруга. Встречаемся завтра в семь и ни минутой позже.
Из трубки донеслись короткие гудки. Катка заерзала на диване, не в силах понять – за каким чертом она согласилась ввязаться в эту авантюру? Почему не сказала свое решительное «нет»?
Копейкину никогда не привлекал кинематограф, ей казалось, что лицедейство требует недюжинных сил и стальных нервов, которых у нее самой, к большому ее сожалению, не имелось. Намного интереснее смотреть кино по телевизору или в кинотеатре, но сниматься самой – никогда!
Внутренний голос вещал, что не все так страшно, как рисует воображение. Подумаешь, прокатится она на студию, ну, посмотрит на нее режиссер, скажет, что она категорически не подходит, и можно будет с чистой совестью возвращаться домой.
– Действительно, делов-то!
Заведя будильник на пять утра, Катарина облизала пересохшие губы. Пять утра… Господи, это ж рань несусветная, вставать с петухами было смерти подобно, хотя, если разобраться, один денек не грех побыть и жаворонком, при условии, что после снова можно будет превратиться в сову.
Верно люди говорят: к хорошему привыкаешь быстро. Ведь еще каких-то шесть лет тому назад Ката ежедневно вставала под писк будильника и, наспех наведя марафет, нехотя топала на работу. Профессия бухгалтера наводила на нее жутчайшую тоску, выбраться из которой могло помочь лишь чудо. И оно свершилось. Превращаться в сказку жизнь начала, когда Катарина повстречала Андрея Копейкина – пятидесятилетнего бизнесмена, впоследствии ставшего ее мужем номер три. Два предыдущих замужества Катка считала своей великой оплошностью, совершенной не иначе как под гипнозом. Первый брак продлился чуть больше года, второй изжил себя спустя тридцать шесть месяцев после появления в паспорте печати.
И вот, словно принц на белом коне, появился Андрей. Зрелый, умный, красивый – настоящий идеал, способный свести с ума любую женщину одним только взглядом своих небесно-голубых очей.
Сменив фамилию, Катка окунулась в беззаботную жизнь. Отпала необходимость зарабатывать на кусок хлеба с маслом, закапываясь в отчеты, цифры и составление ненавистных балансов. Теперь у нее появился кормилец, человек, взявший на себя ответственность за будущее любимой супруги. Катка обожала Андрея, Андрей обожал Катку – идеальный брак двух любящих сердец, сумевших наконец отыскать друг друга.
Днями напролет Ката в компании персидского кота Парамаунта, обложившись детективным чтивом, судорожно поглощала ровные строчки, пытаясь как можно раньше догадаться: кто именно выступает в качестве убийцы?
Единственной ложкой дегтя в семейной жизни Катарины Копейкиной являлась новая свекрища – Розалия Станиславовна. Неугомонная дамочка, чей возраст стремительно приближался к восьмидесятилетию, была настоящим ураганом на десятисантиметровых шпильках. Властная, непредсказуемая, вечно молодящаяся свекровь, считавшая своим долгом выглядеть максимум лет на сорок, терроризировала деток с периодичностью раз в три месяца. Как правило, честь принимать гостью выпадала исключительно Катарине. Андрей завихривался в командировки, оставляя супругу один на один с намакияженной мамашей.
Слава богу, в ближайшие пару месяцев Розалия не нагрянет, и у Катки будет время поднакопить силенок к следующему приезду родственницы-катастрофы.
Лежа в кровати, Катка всем телом ощутила манящий трепет. На минуту она отчетливо представила себя, взмокшую от пота, стоящую перед камерой с трясущимися руками и одеревеневшим языком.
В памяти всплыл случай четырнадцатилетней давности. Вот она, выпускница института, сидит в аудитории, готовясь выйти к кафедре на защиту дипломной работы. По списку Катарина должна была защищаться шестой, сразу после Зины Молотовой, которая, стоя за кафедрой, бойко отвечала на вопросы экзаменационной комиссии. Ноги Каты постепенно наливались свинцом, руки задрожали, желудок сжался, грозя в любую минуту выбросить наружу свое содержимое. Зинуля закончила вещать, а секретарь комиссии громко назвала имя следующей дипломницы. Еле передвигая ногами, Катка подошла к кафедре, стараясь отлепить присохший к небу язык, и начала говорить. Вначале Катка должна была сказать:
«Уважаемый председатель и члены государственной аттестационной комиссии, вашему вниманию представляется дипломная работа на тему…»
Но из-за внутреннего напряжения в ее голове перепуталось абсолютно все.
1 2 3 4 5 6 7

загрузка...