ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Послышался тревожный звук вроде громкого зуммера. Пол в центре овала стал раздвигаться, как диафрагма в пленочном фотоаппарате.
— Вот и твой первый корабль, Катран, — весело сказал очкарик. — Будешь себя хорошо вести — так и не последний…
В полу уже открылся люк десятиметрового диаметра. И из него медленно поднималась платформа, на которой стояла «Сильвана» — угловатый вытянутый корпус с двумя двигателями на консолях по бокам. От корабля шел белый пар.
— С консервации подняли, — задумчиво сказала Лена. — Полчаса будет разогреваться.
Очкарик посмотрел на свой коммуникатор. И великодушно кивнул:
— Ничего. Полчаса у нас есть. Даже сорок минут есть. А потом придет новая смена, обнаружит тела — и начнется…
— Вы балбесы, — презрительно сказала Лена. — Только полные кретины нападают на Плюшку. Без захода на платформу вам долго не продержаться… никому не продержаться.
— Может, нам долго и не надо? — хихикнул очкарик. — Эй, Катран, чего таращишься на железяку?
Я действительно неотрывно смотрел на корабль, даже их перепалку слушая краем уха.
— Ты чего, Валентин? — спросила Лена.
— А он красивый, — сказал я, глядя на корабль. — Ведь правда?
— Мало того, что он журналист, он еще и романтик. — Очкарик покачал головой.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ,
в которой Валентин берется за журналистское расследование

Витя Матросов, бывший однокурсник Валентина, к тридцати годам имел должность заведующего отделом в крупной газете, свой собственный, пусть и маленький, кабинет, солидный животик и вполне благодушный вид. От студенческих лет у него сохранилось только общее благодушие, которое сам Виктор называл «позитивным мировосприятием», и нетривиальное прозвище Малибу, происхождение которого уже все прочно забыли.
— Растешь, — сказал Валентин, усаживаясь напротив Виктора. — Так скоро в главреды выбьешься.
Витя улыбнулся так благожелательно, что стало ясно: где-нибудь в органайзере у него уже стоит пометка «стать главным редактором». Спросил:
— Ну а ты как? Сколько мы не виделись-то… два года? Три? Все с места на место прыгаешь?
— Ты же знаешь. — Валентин закурил, поискал глазами пепельницу. — Я по натуре фрилансер… Слушай, Малибу, где у тебя пепельница?
Виктор поморщился, но полез в ящик стола и выдал пепельницу оранжевого стекла с логотипом «Комсомольской правды».
— А я-то думаю, что ты так расплылся? Курить бросил, что ли? — спросил Валентин. — Так это ненадолго, поверь… О, пользуешься рекламной продукцией конкурентов!
Виктор слегка смутился.
— Да это так… от прежнего осталось. Он раньше в «комсе» работал. Ну так как ты? Не женился?
— Бог миловал, — с чувством сказал Валентин.
— А я — да. — Виктор сделал паузу, явно ожидая расспросов.
— На ком? — лениво спросил Валентин.
— На Ольге.
— На Паненковой, что ли? — оживился Валентин. — Ну да, помню… а она же… Ну да. Поздравляю.
— У всех бывают ошибки. — Виктор пожал плечами. — И у меня второй брак, пробный не удался. Гляди!
К Валентину были повернуты две фоторамочки, стоящие на столе. На одной наблюдался сам Виктор в черном костюме и при галстуке, рядом с сияющей невестой в бледно-розовом платье. На фотографии Виктор был заметно стройнее.
— А, так это она тебя раскормила, — хмыкнул Валентин. — В фитнес тебе надо ходить. Или в бассейн…
На второй фотографии обнаружился лысый голопузый младенец, лежа на спине задирающий вверх ножки, с невинно-бездумной улыбкой на сморщенном личике. Улыбка явно вышла случайно — просто младенец готовился долго и пронзительно заорать и при этом удачно раскрыл рот.
— О, уже и сыном обзавелся?
— Дочкой, — обиделся Виктор. — Разве не видишь?
— Оно же в подгузнике.
— Да ну тебя, — фыркнул Виктор. — По лицу же сразу видно — девочка! Красавица будет.
— И впрямь, — милосердно согласился Валентин. — Ну, поздравляю. Это большое дело. Говорит уже?
— Слушай, Валя, у тебя что, младших братьев-сестер не было?
— Не было, я сам младшенький.
— Понятно… Какой «говорит»? Ей полгода… через три недели будет.
— Ходит?
Виктор вздохнул и повернул фотографии к себе. Пробормотал:
— Бегает.
— Ну не злись, Малибу, — примирительно сказал Валентин. — Как назвали?
— Настенька.
— Красивое имя. Да не дуйся, я за тебя очень рад.
Виктор для порядка еще несколько секунд поджимал нижнюю губу, потом спросил:
— Может… по пятьдесят?
Валентин отследил движение руки сокурсника к нижнему ящику стола, вздохнул:
— Я за рулем. А овес у гайцов нынче дорог… Слушай, Малибу, вопрос у меня к тебе…
Виктор чуть поскучнел. Но ответил твердо:
— Валька, ты парень талантливый, я это всегда говорил. Только злой немножко. Все в черном свете видишь. А у нас газета для семейного чтения, позитивная, радостная. Если не будешь чернушничать — с удовольствием тебя в штат возьмем.
— Малибу, да ты не понял! — возмутился Валентин. — Я к тебе в газету не прошусь. Совсем другой вопрос. Ты вроде как всякой культурой-мультурой занимаешься?
— Культура, наука и техника…
— То, что мне надо. Компьютерные игры?
— Ну да… — Виктор поморщился. — И это тоже. Но тут в основном Олежка пишет, системщик наш. Он парень молодой, журналистского образования нет, зато тему знает. Кстати, не только нам пишет. Еще для пары журналов, для сайтов каких-то…
— Мне бы с ним поговорить.
Виктор с любопытством смотрел на Валентина. Потом снял трубку телефона.
— Алло… Олежка? Это Виктор. Будь добр, загляни ко мне? Нет, нет. Все работает. Вопрос по игрушкам… Ага.
Опустив трубку на рычаг, он мрачно добавил:
— Вот когда «винды» падают или интернет пропадает — его не дозовешься. А стоило сказать, что разговор про игры — «щас буду!».
— Молодежь, — согласился Валентин. — Нам, Малибу, их не понять.
— Слушай, — Виктор поморщился, — ты меня при нем не зови Малибу. Ладно?
— Ноблес оближе? — Валентин усмехнулся. — Лады. А мы тебе не помешаем, Витя, если у тебя побеседуем?
— Беседуйте, мне самому интересно, — честно признался Виктор.
Олег и впрямь появился быстро, не прошло и пяти минут. Для компьютерщика это было близко к рекорду. Внешне парень ничуть не походил на человека, работающего с компьютерами и увлекающегося играми — спортивный, высокий, мускулистый, с физиономией типа «бабам нравится». Валентин, считающий, что и сам обладает этими качествами, ощутил легкое раздражение, которое попытался задавить в зародыше.
— Валентин! — Он поднялся и протянул системщику руку.
— Олег, — тот стрельнул глазами на Виктора.
— Олежка, — ничуть не комплексуя по поводу внешности программиста, сказал Виктор, — помощь твоя нужна. Это Валя, мой старинный друг и прекрасный журналист. У него вопросы по играм.
— По игре, — уточнил Валентин.
— Понятно. — Виктор сделал такой жест, будто хотел поправить несуществующие очки. — Где застряли?
— Чего?
— В какой игре застряли? — дружелюбно спросил Олег. — Сейчас три четверти вопросов — это…
— Да нигде я не застрял. — Валентин досадливо махнул рукой. — Вопрос дурацкий, если честно. Есть такая игрушка — «Старквэйк»…
— Ага, — сказал Олег. В глазах у него появилось любопытство.
— Слыхали?
— Слыхал. — Олег подтянул свободный стул, уселся. — Ну так?
Валентин с сомнением посмотрел на Виктора. Вообще-то упускать интересную тему на сторону не хотелось. Но вряд ли Виктор подложит ему такую свинью…
— Со мной вчера случилась странная история. Точнее, вчера вечером и сегодня ночью…
Он достал из кармана листок объявления и принялся рассказывать. Все: от удивительной негорючести и непачкучести бумажки (Виктор тут же завладел листком и принялся жечь его зажигалкой, потом — пачкать сигаретным пеплом и маркером… точнее, пытался жечь и пытался пачкать) и кончая безумным ночным разговором с девушкой по имени Инна и своим выдворением из агентства «Звездный час» через задний ход.
— Я вот и хочу понять, — закончил Валентин, — что это за глупости такие? Рекламная кампания игры?
— Похоже, — без особой уверенности сказал Олег. — Ну а что ж это еще может быть?
— Ты не крути, не елозь, — изучая чистенький листок, сказал Виктор. — Я же тебя знаю. Ты что-то такое слышал уже. Верно?
— Ну… слухи какие-то дурацкие ходят…
— Выкладывай, — велел Виктор.
— Игр онлайновых — вагон и тележка. — Олег задумчиво уставился на пепельницу, Валентин пододвинул ее в его сторону, компьютерщик благодарно кивнул и закурил. Виктор вздохнул, встал и приоткрыл окно. — Хочешь — сражайся с силами тьмы, хочешь — с силами света. Средневековье, магия, космос, бластеры…
— Да я в курсе, — сказал Валентин.
— Ну и «Старквэйк» — одна из таких игр. Висит где-то в пустоте орбитальная база. Ты получаешь корабль, начинаешь летать, сражаться, торговать, руду всякую собирать. Временами прилетают какие-нибудь инопланетные бяки и ты сражаешься с ними. Иногда объявляют спецзадания — чего-нибудь найти или кого-нибудь победить. На заработанные деньги покупаешь себе лазер помощнее, двигатель побыстрее…
— Слухи-то какие? — нетерпеливо спросил Валентин.
— У игры сменился владелец. Дело обычное, между нами говоря. Девяносто процентов игр своих владельцев меняют регулярно. Ну, началась рекламная кампания. И в ее рамках были такие объявления, и в Сети, и в игровых журналах, и даже просто на столбах… только я раньше не слышал, что их пытались проверять на огнеустойчивость. Якобы нужны пилоты… Нужны инженеры и программисты для работы в космосе… Почему бы и нет? Хороший рекламный ход, я считаю. Ведь каждая игра подразумевает, что игрок согласен обманываться. Притворяться, что он Актимель, эльф ушастый или какой-нибудь там Джон Кровавое Сопло, гроза Сириуса и Ориона…
Судя по тону программиста, сам он в такие игры не играл и обманываться не собирался.
— Я, помнится, даже заметку на «Абсолют гэймс» писал, — мечтательно продолжил Олег. — Что, мол, новый ход в привлечении игроков…
— А чего они так стараются их привлекать? — удивился Виктор. — Такой серьезный бизнес?
— Вполне серьезный, — кивнул Олег. — Сравнимо с киноиндустрией.
— Во дают, — фыркнул Виктор. — Слушайте, ребята, да не травите вы… душу. Дайте сигарету!
Валентин, злорадно улыбаясь, протянул ему пачку.
— Я только изредка, когда в компании… — неловко сказал Виктор.
— Или когда выпьешь, или когда нервничаешь… — без всякого снисхождения сказал Валентин. — Рассказывай, Олег.
— А дальше странности, — сказал Олег. — Некоторые игроки стали уходить из игры. И ругать ее за то… внимание!.. что она жестокая. Что их персонажа убили и им это не нравится.
— Что тут странного? — удивился Валентин.
— Да кто из игроков переживает по поводу смерти своего персонажа? Ну, переживают маленько, но только потому, что теряют на этом заработанные деньги, хиты, перки… это характеристики персонажа. А тут один мой приятель начинает мне рассказывать, как его подло убили в бою. Аж трясется весь! Я ему говорю — так восстановись в игре и отомсти обидчикам. Это же обычное дело, кто ухитрялся пройти игру, не погибнув десяток-другой раз! А он вдруг мне выдает: «Не хочу, пусто все стало, скучно. Раньше все по правде было, я играл как безумный, все забросил, а теперь игра и игра…» Потом я еще несколько таких отзывов встречал. И самое главное — это всегда были те, кто лично приходил к ним в офис наниматься пилотом. Те, кто не ходил — играли и играют себе, и вовсе их не тревожит, что их убивали… И я сделал такой вот вывод… — Олег замолчал.
— Давай говори, — не выдержал Виктор.
— Визит в офис — это не просто рекламный ход. Их зомбируют!
— Чего? — тут уже удивился Валентин.
— Для игрока что важно?

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":


1 2 3 4 5 6 7 8
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...