ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Фереферов Павел
Может судьба
Павел Фереферов
Может судьба?..
"...Знаете в чём порой жестока участь писателя?
В том, что это всего лишь мечты, домыслы.
Здесь ты можешь подстроить под себя, под своё "хочу",
но в настоящее жизни всё наоборот. Поэтому иной раз
становится так тоскливо выныривать из мира грёз
и фантазий, осознавая, что в реальности далеко
не всё так идеально..."
Автор
* * *
- Здесь вы и будете жить, - как-то ехидно сказала комендант, отдавая ключи от комнаты Сашке. - Я пошла, а то мне других расселять надо.
Она, как-то смешно виляя бёдрами, прошла между ними. Ей было за сорок, но не прочь была пофлиртовать с парнями. Но им, а особенно Сашке, было не до того.
- И я ещё плачу деньги за эту дыру?! - возмущённо отреагировал Макс, садясь на стул . Но тут же вскочил, брезгливо оглядев его.
- А что, общага как общага, - лояльничал Сашка. - Мне нравится...
- Ну вот ты и живи!
- Чего кипятишься-то? Скажи спасибо, что не впятером, а всего лишь вдвоём.
- Спасибо.
- Пожалуйста.
Сашка плюхнулся на кровать.
- Чур, моя вот эта, сразу распорядился он.
- Как хочешь, - Макс смягчился и уже равнодушно смотрел на эти вещи.
- Смотри! Телек есть, - обрадовался Сашка.
- Не работает...
Сашка включил.
- Да нет, фурычит.
Сашка заглянул в остальные места "номера". Ванна и туалет раздельно.
- Ну, а ты говоришь...
Конечно, этаж достался приличный - восьмой - и добираться надо было пешком. Эти житейские трудности преодолимы. Сашку пугало другое: что не справится с вынужденным одиночеством. Там он оставил и друзей, и знакомых, и даже близких (насчёт кого он никак не расстраивался). В его планы никак не входило одно обстоятельство: ему придётся искать новых друзей, заводить знакомства в совершенно незнакомом городе.
В общаге Сашка не чувствовал себя уж очень одиноко. Всё равно находились друзья и знакомые на один-два дня, с которыми неплохо проводил время, если хотел. Но не было человека, которому мог излить свою душу. Он боялся, что эти его знакомые не поймут, будут считать за урода, сделают изгоем, будут тыкать пальцем. Поэтому Сашке приходилось осторожничать. Присматривался к каждому, слушал их речи, пытался их понять: как, к чему относятся. Но только речь заходила о больной теме, Сашка пугался либо отшучивался, либо переводил в другое русло, либо отнекивался и молчал, крепко стиснув зубы. В эти моменты он раздваивался, лицемерил. С ними был таким, каким они хотели его видеть, наедине с собой - резко противоположным. Никто даже предположить не мог о его подноготной. Все верили, что он обычно пьёт пиво, веселится, любит девчонок и презирает "голубых". Последнее обстоятельство и тяготило душу.
Институтские будни не очень-то заботили его. Сашка старался быть как можно незаметнее, порой ему хотелось убежать от всех, скрыться, чтобы никто не нашёл. Но чем больше он этого хотел, тем больше становился раскованным, нагловатым. Учился же прилежно, компенсируя этим душевное одиночество. Если бы мог писать стихи, то обязательно сложил поэму о своём одиночестве.
А вот однажды лучик надежды озарил его тёмное бытие...
* * *
Было посвящение в студенты. Сашка должен был выступать. Ему очень не хотелось, но надо. К тому же что-то подсказывало, ЭТО должно произойти. Концерт прошёл быстро, все спустились в дискотечный зал. Музыка уже вовсю играла, кое-кто танцевал, Однокурсники пошли пить пиво, обмывать студенческие. Сашка увязался за ними. Из уважения сделал несколько глотков, состроил удовлетворённое лицо и покинул их, считая свой долг выполненным.
В хале к тому времени народу было побольше. Сашка встал у стенки, наблюдая. Парней, а особенно симпатичных, было предостаточно. Но он не мог вот так запросто подойти и познакомиться: трусил ужасно, тем более не танцевал. А если бы и познакомился, то всё равно не то. Ну привёл бы его в бар, выпили бы, где-нибудь в укромном месте полез бы к нему в трусы, кончил бы сам и... всё, привет! Это в лучшем случае, в худшем - тот бы от него мог шарахнуться со словами: "Ты чего, того?" Поэтому Сашка мог только наблюдать, мысленно вытворяя с ними, что хотел.
Его взгляд вдруг устремился на вошедшего. Парень с немного испуганными глазами осмотрел танцующих, незаметно прильнув к Сашке.
- Не танцуешь? - прокричал Сашка сквозь шум музыки, отодвигаясь.
Тот отрицательно мотнул головой.
- Жарко здесь. Может, выйдем?.. - как можно ненавязчиво предложил Сашка, подивившись своей решительности.
В фойе было исключительно немноголюдно.
- Саша, - протянул он руку. - Первый курс.
- Андрей, - ответствовал тот, протягиваю ладонь. - Первый курс.
- Как первый? - Сашка силился вспомнить его среди ста тридцати учащихся, но это было сделать весьма затруднительно. - Ты, видать, с утра?
- Ага, - подхватил собеседник. - А ты с обеда.
Они улыбнулись.
- Ну и как учёба?
Андрей пожал плечами:
- Учёба как учёба. Да мы только начали...
Сашка не знал, о чём говорить. Он ослабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки:
- Жарко там. Набились, как сельди в бочке. Не продохнуть.
Ему было немного не уютно в костюме, и Андрей это заметил:
- В первый раз?
- Не понял...
- Ну, надел-то... - Андрей кивком указал на одежду.
- А, и не говори, - Сашка махнул рукой. - Никогда бы не подумал, что может быть так тесно.
- А я тебя сегодня видел. Это же ты выступал со сцены?
- Ну и как я в роли актёра? - Сашка горделиво выпятил грудь.
Андрей прыснул:
- В общем-то ничего. Мне понравилось.
- Слушай, может пойдём ко мне в общагу, - предложил Сашка. - Фотки посмотрим, пивка хлебнём, а?..
Покинув это шумное заведение, они направились в десятиэтажный дом, стоящий тут же. Повернув ключом два раза, Сашка рукой толкнул дверь:
- Прошу в мою обитель, - и с некоторой грустью добавил: - Хотя она не только моя...
Он быстренько сложил с кровати вещи Макса в кучу на стуле и предложил сесть. Показывать фотографии и объяснять, вспоминая, что там происходило, Сашка любил, особенно, если красочно всё это обрисовать. Иногда даже сам дивился находчивостью. Но за этим занятием не упускал и Андрея. Тот скромно сидел на краю кровати, боясь помять, смотрел на фотографии краем глаза, не беря в руки, слегка улыбался. Сашка казалось, что Андрей боялся даже лишний раз вдохнуть.
Одного мимолётного взгляда хватило Сашке для того, чтобы рассмотреть соседа. Что-то в нём ему нравилось: короткие волосы, торчащие ёжиком, широкий лоб, светло-карие всегда чуть прищуренные глаза, маленький пухленький носик, чуть дальше от левой ноздри совсем крохотная родинка, но она так отчётливо выделялась на фоне гладкой светлой кожи.
У Сашки вдруг появилось нежное чувство к этому человеку, которого он едва, да что едва, совсем не знал. Сашке захотелось прижать его к себе, приласкать, притронуться рукой к этому ёжику на голове. Как он силился не делать этого. Сейчас чувства к Андрею и табу противостояли друг другу, и Сашка не знал, на что решиться. Он сидел в оцепенении.
- Что с тобой? - тихо окликнул Андрей.
Сашка очнулся:
- Да, вспомнил тут одну вещь... Ты всё равно не поймёшь.
И тут же перевёл разговор снова на фотографии, повторяя про себя: "Забудь, забудь, забудь..."
Нельзя сказать. что они подружились (Сашка не хотел ни от кого зависеть, поэтому не связывался узами дружбы), но довольно часто общались.
Сашка издали наблюдал за Андреем. Он пытался изучить его. При виде Андрея дыхание становилось учащённее, но быстро брал себя в руки и шёл приветствовать. Андрей встречал его с улыбкой, будто действительно был рад встрече. Они разговаривали ни о чём: об учёбе, об успехах, о лыжах, которыми так увлекался Андрей. Но Сашка чувствовал, что между ними стоит неприступная стена, которая становится всё шире и шире, отдаляя их больше и больше. Сашка не хотел терять Андрея, но он и не мог раскрыться полностью, думая, что это приведёт к краху в их отношениях. Здесь он был особенно расчётлив, так как не мог позволить погубить репутацию.
Но всё случилось само собой...
* * *
...Сашка и не ожидал, что семестр так быстро пролетит. Зачётная неделя не была так уж страшна. Он с ловкостью фокусника умудрился получить зачёты автоматом по всем предметам, кроме одного. Старый преподаватель ни в какую не хотел ставить. "Что такое автомат? - говорил он. - Это значит, что вы ничего не будете знать". Но и этот предмет он с лихвой сдал и был свободен до конца рождества.
У Андрея дело обстояло намного хуже. Для него камнем преткновения стала информатика.
- Я не могу понять, к чему эта информатика? - возмущался он. - Это что, такой метод отсеивания?!
Сашка его успокаивал, говоря, раз есть в программе, значит надо учить. Они брали тетрадь, и Сашка втолковывал ему каждое слово, каждое действие пользователя. Прекрасно зная это из практического опыта (имея дома компьютер, грех не научиться), недоумевал, что здесь непонятного.
Однажды они задержались допоздна. А надо сказать, что общаги были разные и раскиданы на довольно приличном расстоянии друг от друга. Андрей жил один в комнате, хотя кроватей было две и обе застелены (видать, хотели ещё кого-нибудь заселить).
- Слушай, ничего, если я здесь переночую? - предложил Сашка, а сердце учащённо билось: "Вдруг откажет?.."
- Пожалуйста, хоть живи.
- Ну, это ты слишком, а то я действительно могу и прописаться.
- Рад буду такому соседству.
Это не было похоже на дежурные фразы, которыми пичкал его Андрей. Такая резкая перемена отношения поразила Сашку. До него вдруг дошли причины появления стены, разом исчезнувшей в эту минуту: надо быть по активнее. Андрей в силу своей нерешительности ждал, когда он, Сашка, что-нибудь эдакое предпримет. И вот ожидания оправдались. Но что ему теперь делать: ведь он сейчас уже не сможет остановиться. "Ай, ладно, - мысленно махнул он рукой, - пусть будет что будет. От всего не застрахуешься".
Они просидели с полчаса. Сашка совсем раззевался:
- Сколько не сплю до одиннадцати, всё равно никак не высплюсь.
Он потянулся, глядя на Андрея, которого и сам чёрт не проберёт.
- Может хватит, - как-то жалобно произнёс Андрей.
- Ладно, но с условием, что завтра утром повторишь.
Сашка перешёл на противоположную кровать и снял с себя джемпер. Андрей мигом разделся до плавок. Вот где скрывалось зерно их отношений. Сашка со скрытым восхищением смотрел на его спортивное телосложение. Голубые плавки плотно обжимали его орган, выступавший маленьким бугорком. Андрей нисколько не смущался своего вида. Он быстро забрался под одеяло. Сашка последовал его примеру.
- А кто выключит свет? - вспомнил Андрей.
- Под одеялом так тепло... Давай выкинем на пальцах: у кого больше, тот и пойдёт?
Сашка молил бога, чтобы выпало у Андрея. Друг, откинув одеяло, медленно демонстративной походкой, будто специально, подошёл к выключателю. Сашка ловил каждое его телодвижение и не мог оторваться. "Я должен это сделать!" - поймал себя на мысли.
Комната погрузилась в темноту. Послышался топот босых ног и едва слышный скрип кровати. Всё стихло. Сашка старался дышать ровно, хотя учащённый стук сердца упорно мешал этому. И чем явственней Сашка осознавал, что нужно что-то предпринять, тем предательски чаще дышал. Спустя пять минут он был будто только что с беговой дорожки, а так ничего и не решил.
До этого какого-либо влечения Сашка к Андрею не испытывал, скорее это были дружеские, братские чувства, что-то между любовью и дружбой. Но сейчас, сейчас...
Вспомнив недавно виденное тело, его член приподнялся. Правая рука рефлексивно полезла под одеяло, но сумел остановить процессию. Откинув пододеяльник, медленно сел, отсчитывая про себя время пульсацией крови в висках. О, какая же это мука сдерживать себя осторожностью!.. Ступая по паркету, он всё приближался. Вот и кровать. Благо ночь лунная, и кое-что видно. Но его силуэт ясно выделялся на лунном фоне. Сашка об этом не беспокоился. Перед ним стояла задача незаметно пробраться под одеяло, поэтому он опустился на колени.
1 2
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...